Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пол Сандерс: «Тема ареста Ходорковского больше не стоит в числе главных во время международных обсуждений»


Ян Рунов, Нью-Йорк

Кто выиграл от ареста Ходорковского, и чего добились власти? Чем чреват пример Ходорковского для других? На эти вопросы отвечает американский политолог, директор Никсоновского центра в Вашингтоне, специалист в области американо-российских отношений, бывший сотрудник администрации президента Буша Пол Сандерс.

- Один человек в тюрьме, другой - в Кремле. Очевидно тот, кто в Кремле - выиграл, а тот, кто в тюрьме - проиграл. Но если говорить более серьёзно, то Путину победа досталась нелёгкой ценой.

- А что Россия как страна получила от осуждения Ходорковского?

- Первое, что могу сказать: теперь стало гораздо яснее, какая роль олигарха в политике приемлема для правительства России при президенте Путине. Что касается узко экономических последствий, то престиж России в глазах инвесторов сильно пострадал, особенно в нефтедобывающем секторе. Однако довольно большая часть российского общества удовлетворена осуждением олигарха, поскольку очень много вопросов вызывало восхождение новой российской экономической элиты, выдвинувшей таких людей, как Ходорковский. Многие россияне были довольны тем, что с Ходорковского сбили спесь.

- Вы упомянули реакцию западных экономических кругов на процесс над Ходорковским. А что вы можете сказать о реакции политических кругов Запада?

- То, что произошло, уже произошло. Многие правительства, включая американское, сначала выражали своё недовольство судом над Ходорковским. Но время для публичного выражения такого недовольства ограничено, если только правительство не считает факт настолько важным, что это играет решающую роль и формирует двусторонние отношения. Мы видим, что большинство государств не придаёт столь большого веса фигуре Ходорковского на политической шахматной доске. История с Ходорковским имела определённые негативные для России последствия, но, в широком смысле, российское правительство сумело их преодолеть. Эта тема больше не стоит в числе главных во время международных обсуждений. Ходорковский - не Анатолий Щаранский, за освобождение которого мир готов был бороться годами. Отчасти виной тому сомнительное прошлое самого Ходорковского. Трудно сделать из него символ оппозиции, когда вызывает сомнение то, как он нажил своё состояние. Но среди наиболее искушённых политических наблюдателей в США и в Западной Европе вопрос вызывает не то, что Ходорковский нарушил какие-то законы, ибо очень трудно судить о российских законах 90-х годов, то есть особого периода в истории России. Вопрос вызывает избирательность российского правосудия при Путине, тот факт, что выделен и подвергнут наказанию именно Ходорковский, и тот факт, что вся судебная процедура была далека от высоких стандартов. Вот что вызывало недоумение и разочарование. Но в то же время, повторяю, из Ходорковского трудно сделать символ невинной жертвы, поскольку у его финансового успеха сомнительное прошлое.

XS
SM
MD
LG