Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Козырев: резолюция по Сирии - победа российской дипломатии


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кристина Горелик.

Арслан Саидов: Итак, принятая в понедельник на Совете безопасности ООН резолюция по Сирии - это большая победа российской дипломатии, заявил в интервью Радио Свобода Андрей Козырев, в прошлом министр иностранных дел России. Признавая, что поддержка России режимов, подобных сирийскому, скорее, пережиток прошлого, тем не менее, Козырев приветствует смягчение резолюции по Сирии, поскольку это дает возможность стране до декабря наладить сотрудничество с международными институтами.

С Андреем Козыревым беседует моя коллега Кристина Горелик.

Кристина Горелик: Очень многие российские политики расценивают вчерашнее единогласное принятие резолюции в подобном виде большой победой российской стороны. Из окончательной редакции резолюции по Сирии были изъяты упоминания об экономических санкциях в отношении этой страны.

Как вы считаете, почему Франция, Великобритания, США пошли на такие уступки российской стороне?

Андрей Козырев: Я не думаю, что это уступки именно российской стороне, там еще есть Китай и некоторые другие страны, в частности Алжир, которые тоже хотели максимально смягчить резолюцию. Но, оставляя в стороне мотивы этого поведения, я должен сказать, что выработан вполне разумный компромисс. Я не исключаю, что и западные страны, зная вот эту расстановку сил, зная, что есть крыло, которое как бы вообще ничего не хочет по сути, что они сделали перезаявку. Знаете, проси 100 рублей, получишь 50. Вполне возможно, что тут была такая своеобразная игра с обеих сторон.

Но в целом, я считаю, что это победа здравого смысла и в том числе здравого смысла в нашей дипломатии. И на фоне вчерашнего интервью еще президента, которое очень позитивное, на мой взгляд, он создает общеполитически, внешнеполитически, все это выглядит очень даже обнадеживающе.

Кристина Горелик: Почему российская сторона настаивала именно на смягчении резолюции по Сирии?

Андрей Козырев: Трудно сказать, это наша, с одной стороны, общая тенденция, мы всегда почему-то на стороне режимов, чтобы они ни делали, мы против Ирака были, против Ирана, против всего на свете. Не знаю... Я считаю, что это, конечно, как тенденция, это такой пережиток нашего советского наследия.

А в конкретном случае, в общем, это совершенно нормально, вот до той степени, до которой сейчас настаивали. Это очень разумная резолюция, очень сильная, кстати говоря. У нас некоторые комментаторы пытаются этого как бы не замечать, но резолюция на самом деле очень сильная, ответственная, она принята по главе седьмой, которая предусматривает и принуждение со стороны Совета безопасности. То есть резолюция могла быть принята, скажем, по шестой главе устава, которая предусматривает только мирное разрешение спора. Иными словами, чтобы проще как-то и более понятно это сказать, она проходит по категории, скажем, если бы мы говорили о Гражданском кодексе, там одни наказания, она проходит по категории как бы Уголовного кодекса, там тюрьмой пахнет. Не просто какими-то штрафами, а очень серьезными мерами. К тому же она принята по промежуточному докладу, то есть основные конечные выводы доклада будут только в декабре. А сейчас был представлен промежуточный доклад Совету безопасности, в котором содержалась по существу мысль или жалоба на то, что сирийцы не сотрудничают с этой группой во главе с германским представителем. Промежуточно им сказали: "Нет, ребята, вы не дотягивайте до декабря, потому что будет плохо". То есть это очень и очень жесткое предупреждение, содержащее угрозу применения конкретных мер, вплоть до физического воздействия. Но, может быть, действительно на этой стадии важно было оставить им все-таки возможность сохранить лицо, то есть зачем еще усиливать эту угрозу и прямо писать. Там, кстати, могут быть и экономические, и неэкономические - любые меры, которые Совет безопасности сочтет необходимым. Поэтому я считаю, что это делает честь России, делает честь российской дипломатии. Я думаю, что и французы, наверное, из того опыта сделали определенный вывод, что не надо создавать у этих режимов или каких-то их служб... Там тоже есть оторви-головы. Вполне возможно, что президент Сирии и не участвует в этом во всем, но какие-то службы, которые, в общем-то, действуют по своему разумению, такие случаи, кстати, бывают и не только в Сирии. Поэтому если они все будут знать, что они сталкиваются с твердой позицией мирового сообщества, причем заранее, как в данном случае, то ситуация в мире будет совершенно другая. И вот тогда действительно можно будет говорить о том, что Совет безопасности ООН - это важный, эффективный, мощный, действующий международный орган. А для нас это просто вопрос национального интереса, потому что мы являемся постоянными членами Совета безопасности. Поэтому нам, конечно, жизненно интересно, чтобы Совет безопасности уважали и, если хотите, боялись потенциальные нарушители.

Арслан Саидов: Такого мнения придерживается бывший министр иностранных дел России Андрей Козырев.

XS
SM
MD
LG