Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Резолюция СБ ООН по Сирии: победила ли российская дипломатия свое советское прошлое


Арслан Саидов, Кристина Горелик, Москва

Ян Рунов, Нью-Йорк

В понедельник Совет Безопасности ООН принял резолюцию, требующую от Сирии в полном объеме сотрудничать с комиссией ООН по расследованию убийства экс-премьера Ливана Рафика Харири. Документ был одобрен членами СБ единогласно после того, как по настоянию России и Китая из его проекта была изъята ссылка на введение против Дамаска экономических санкций.

Эксперты Радио Свобода считают этот результат достаточно предсказуемым. Великие державы предпочли компромиссное решение открытой конфронтации. Но их "большая игра" на Ближнем Востоке на этом отнюдь не закончена, и сирийский узел является в этой игре не самым важным элементом.

По мнению заместителя директора Института востоковедения РАН Владимира Исаева, решение Совета Безопасности было ожидаемым: "Если бы резолюция была более жесткой, если бы в ней предлагались очень серьезные экономические санкции, то Китай или Россия просто заблокировали бы это резолюцию, поскольку у этих стран слишком серьезные экономические, да и политические интересы".

Ученый полагает, что Москва видит в Дамаске серьезного делового партнера. В ходе визита президента Башара Асада в Россию в январе с.г. он достиг с Владимиром Путин договоренности о списании большей части сирийского внешнего долга, оставшегося еще с советских времен. По его мнению, это открывает новые возможности для российских частных и государственных компаний, которые раньше опасались сотрудничать с Сирией, обремененной огромной задолженностью. Г-н Исаев указывает, что только оружия Дамаск может закупить у России в течение ближайших лет на несколько миллиардов долларов.

Владимир Исаев cчитает столь же простой логичной и аргументацию США, одного из авторов принятого документа. Соединенные Штаты полагают, что Сирия во многом несет ответственность за эскалацию насилия в соседнем Ираке. По оценке американских спецслужб, именно через оставленную Дамаском открытой границу с Ираком туда проникают всякого рода террористы, доставляя тем самым неприятности войскам международной коалиции. "Соединенные Штаты, возможно, рассчитывали, осудив Сирию, как-то прекратить этот переток террористов", - говорит Владимир Исаев. Россия также не может не поддерживать ужесточение контроля на границах. Но одновременно она выступает против и продолжения присутствия в этой стране иностранного военного контингента. Да и исторически Москва всегда осуждала применение для разрешения кризисов силы, санкций или угрозы санкций.

В первоначальном проекте резолюции, который США, Англия и Франция внесли на рассмотрение Совета Безопасности, от Дамаска требовалось обеспечить полное сотрудничество со следственной комиссией ООН (ряд высокопоставленных деятелей сирийского режима отказались дать показания комиссии). Сирия также должна была публично осудить все проявления терроризма и прекратить любую поддержку террористических групп (предполагается, что через Дамаск идет из Ирана помощь радикальным арабским организациям в Ливане и Палестине)

Против этих двух формулировок категорически выступили обладающие правом вето постоянные члены СБ Россия Китай, а также Алжир. Чтобы резолюция все же была принята, западным странам пришлось уступить.

Вице-президент нью-йоркской исследовательской организации Freedom House Арч Паддингтон не считает эти уступки критическими. Отказ Совбеза от немедленного применения санкций логичен, потому что ООН ожидает от Сирии продолжения сотрудничества со следствием. Срок работы комиссии по "делу Харири" продлен до 15 декабря, и разговор о возможных санкциях можно отложить до того момента, когда станет очевидно, что Сирия не выполнила своих обязательств о полном открытии информации.

Вторую уступку (об осуждении всех форм терроризма и содействия ему) американский эксперт называет неизбежной и предсказуемой: "Когда речь идет о терроризме, ООН по-прежнему остается совершенно беспомощной организацией. Государства, противящиеся любым конкретным мерам ООН против терроризма, составляют довольно сильный и многочисленный блок". По оценке Арча Паддингтона, и Россия, и Китай связаны серьезными экономическими и политическими обязательствами с государствами, спонсирующими терроризм (Иран, Сирия, Ирак при Саддаме Хусейне).

А вот бывший министр иностранных дел России Андрей Козырев полагает, что принятие резолюции предоставляет ООН шанс зарекомендовать себя эффективным органом мирового управления.

"Если они (спецслужбы Сирии и других авторитарных режимов, и прикрывающие их политики – РС) заранее будут знать, что столкнутся с твердой позицией мирового сообщества, то ситуация в мире будет совершенно другая. И тогда действительно можно будет говорить о том, что Совет Безопасности ООН - это мощный, действующий международный орган. А для нас (России – РС) это просто вопрос национального интереса, потому что мы являемся постоянными членами Совета Безопасности. Поэтому для нас жизненно важно, чтобы Совет Безопасности уважали и, если хотите, боялись потенциальные нарушители".

Андрей Козырев называет "сирийскую" резолюцию большой победой российской дипломатии – прежде всего над собой, своим советским наследием и менталитетом.

"Мы всегда почему-то были на стороне (авторитарных) режимов, чтобы они ни делали. Такой пережиток нашего советского наследия, - говорит он. - Это победа здравого смысла, и в том числе здравого смысла в нашей дипломатии." По его мнению, о преобладании умеренных элементов в руководстве российской дипломатии, зачастую склонной к резким выпадам против стран Запада, свидетельствует и интервью президента РФ, которое он дал голландским журналистам накануне своего визита в Нидерланды.

Как заключает Арч Паддингтон из исследовательской организации Freedom House, даже "смягченный" вариант резолюции ставит президента Сирии в исключительно трудное положение: среди подозреваемых в организации убийства значатся его брат и шурин.

XS
SM
MD
LG