Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Палестина: год без Арафата


Ирина Лагунина

Ровно год назад из Франции поступила первая информация о том, что лидер Палестинской Автономии Ясир Арафат – при смерти в одном из французских госпиталей. Он умер 11 ноября. «Палестинский солдат», как он сам себя называл, боец движения палестинского сопротивления с 1958 года, создатель партии «Фатх» Ясир Арафат стоял во главе движения без малого 40 лет. В последние годы он соединил в своих руках все ключевые посты - председатель исполнительного комитета ООП, президент Палестины, глава палестинской национальной автономии, командующий палестинскими силами безопасности и ответственный за фонды ООП, которые находились вне контроля министра финансов. Кстати, чемоданчик с «фондами», который всегда носили за лидером ООП, так и исчез бесследно. Недавно палестинская газета «Аль-Хайят аль-Джадида» написала, что человека, вроде бы унесшего чемоданчик, видели затем в Москве – но проверить эту информацию вряд ли возможно. Объем же фондов впечатляет - по некоторым подсчетам, количество средств, находившихся под личным контролем Арафата, превышает половину всей иностранной помощи Палестине, равной 7 миллиардам долларов.

«Уход из жизни Ясира Арафата имел положительное и отрицательное воздействие на общество. Его смерть принесла в политику новую кровь, новых лидеров, множество перемен, которые были жизненно необходимы. Но она также породила проблемы, потому что эти лидеры слабы. Это новые лидеры, но это – слабые лидеры. Так что мы поменяли сильного лидера, у которого, может быть, были замашки диктатора, на слабого лидера, у которого недостаточно способностей. Да, в обществе произошли серьезные перемены, но в основной проблеме – в борьбе с Израилем – особого прогресса, к сожалению, не было», - говорит Дауд Куттаб, директор института современной прессы в университете «Аль-Кудс» в Рамаллахе.

Арафата сменил Махмуд Аббас, он же Абу Мазен. Ему 70 лет. Аббас был генеральным секретарем ООП. Второй человек после Арафата, премьер-министр автономии с марта по октябрь 2003 года, он изучал юриспруденцию в Египте, докторскую защищал в Москве. В 60-80 годы вместе практически со всем нынешним руководством ООП жил в изгнании в Иордании, Ливане, Тунисе. Аббас сам ушел с поста премьера, сославшись на то, что его жизни угрожали. Критики заметили, что до самоотвода премьер пережил немало конфликтов с Арафатом – в основном они касались властных полномочий.

Дауд Куттаб отдает должное изменениям, принесенным Палестине Аббасом. «Думаю, основной прогресс был достигнут в управлении Палестинской автономией, во внутренних структурах власти – в вопросах выбора кандидатов, финансирования властных структур. Учреждены некоторые демократические структуры и структуры разумного правления, - говорит он. - Но на фоне этого израильтяне ведут себя так, словно Арафат все еще жив, и говорят, что у них нет партнера по мирным переговорам. Они предпринимают односторонние действия, как и до смерти Арафата. Но я думаю, мир сейчас лучше понимает, что препятствием к миру выступают израильтяне, а не палестинское руководство», - утверждает Куттаб.

Одна из перемен, которую могли заметить все наблюдатели, состоит в том, что «Хамас» решила выставить своих кандидатов на муниципальных выборах и во многих муниципалитетах набрала большинство. То есть в какой-то степени движение, в которое входит и террористическое крыло, начало перерождаться в легальную политическую партию.

По мнению Куттаба, руководство «Хамас» было удовлетворено тем, как Махмуд Аббас сдержал свое слово. «Он повел себя более честно, чем Арафат. Именно поэтому «Хамас» смогла выставить своих кандидатов на муниципальных выборах. И это очень хорошо. Думаю, это для нас – большой прогресс» - говорит директор института современной прессы в университете «Аль-Кудс» в Рамаллахе.

Бассем Эйд, директор правозащитной организации в Восточном Иерусалиме, также надеется, что «Хамас» все-таки перейдет в легальную политику, но напоминает, что на данный момент движение отказывается сложить оружие, и это само по себе создает множество сложностей палестинским властям. По палестинским избирательным законам никто с оружием в руках не может выставлять свою кандидатуру на выборах в Законодательный совет автономии. И это сейчас – предмет основного спора: будет ли «Хамас» реальной политической партией или сохранится как движение сопротивления против израильской оккупации, говорит Эйд.

При этом Эйд отмечает, что ограничений на свободу слова или на свободу прессы сейчас не существует. «У властей Палестины и так тысячи проблем над головой. Возможно, у них просто нет сейчас времени следить за тем, какие мнения высказываются и что публикуется. Так что свободы у людей сейчас больше, но это не значит, что жить стало легче. В обществе сохраняется хаос, люди по-прежнему носят оружие, идут на самоубийства. И к сожалению, я не вижу, чтобы палестинские власти предпринимали хоть какие-то меры, чтобы положить конец этому хаосу. Я не могу указать на какие-то перемены, за исключением того, что Арафат мертв. Дела идут все хуже и хуже. И даже несмотря на то, что Израиль ушел из Газы, за последние две недели палестинцы и израильтяне вновь соскользнули в этот круг насилия. За октябрь 20 палестинцев были убиты израильтянами, а еще 12 – самими палестинцами. Так что я не вижу каких-то реальных перемен с тех пор, как Арафат ушел из жизни» - говорит палестинский правозащитник.

По его словам, с Аббасом в Палестине связывали надежды и на развитие демократических институтов в автономии. Однако надежды эти не оправдались. И хотя палестинцы, наконец, начали понимать, насколько коррупция отражается на их повседневной жизни – борьба с этим злом не ведется. «Мир не стал ближе, а международное сообщество, по-моему, уже начало сомневаться, стоит ли вмешиваться в отношения между палестинцами и израильтянами», - сожалеет Эйд. По его мнению, палестинцы и израильтяне уже доказали, что они не в состоянии справиться со всем этим самостоятельно. И единственная надежда сегодня – на то, что в этом конфликте появится третья сторона.

XS
SM
MD
LG