Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Баку около 30 тысяч сторонников оппозиции провели акцию протеста с требованием пересмотра итогов парламентских выборов


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимают участие – Расим Мусабеков, бакинский независимый политолог, и корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Андрей Шарый: В Баку около 30 тысяч сторонников оппозиции сегодня провели акцию протеста с требованием пересмотра итогов парламентских выборов. Митингующие призвали к отставке президента Ильхама Алиева, которого они считают ответственным за фальсификацию результатов голосования. Президент Азербайджана сегодня уволил руководителей двух районов за вмешательство в подсчет голосов. Центральная избирательная комиссия приняла решение о пересмотре результатов голосования в нескольких округах, однако оппозиция считает, что этого не достаточно.

Победу на выборах, по официальным данным (а выборы, напомню, состоялись в воскресенье), одержала правящая партия «Ени Азербайджан».

На центральной площади Баку сегодня был и специальный корреспондент Радио Свобода в Азербайджане Олег Кусов.

Олег Кусов: «Митинг протеста, а не предвыборная кампания, объединил все оппозиционные партии», - говорили сегодня участники акции протеста. На их взгляд, объединяться еще не поздно. Говорит один из лидеров блока «Новая политика» Эльдар Намазов.

Эльдар Намазов: Мы сейчас в первую очередь должны думать не о мандатах, а об ущемлении прав сотен тысяч, миллионов людей, которые голосовали за нас. Их права нужно защищать. И эту борьбу нужно вести до конца, пока в Азербайджане не будет установлен демократический режим. У нас есть уже предварительное решение, что через несколько дней мы повторим эту акцию. И будем продолжать до тех пор, пока не добьемся победы.

Олег Кусов: Эльдар Намазов солидарен с теми, кто выступает за отставку президента Ильхама Алиева.

Эльдар Намазов: Только наивный человек может думать о том, что эти фальсификации проводились на уровне местных избирательных комиссий. Я сам избирался именно по этому округу – Ясамальскому, и знаю, что во главе всех фальсификаций стоял президентский аппарат. Он давал указания о том, чтобы не подписывать протоколы, которые свидетельствуют о нашей победе. И поэтому, конечно, ответственность за происходящее несут не избирательные комиссии, а именно исполнительная власть.

Олег Кусов: Власть опасалась массового оппозиционного митинга, но на его запрет не решилась. Говорит журналист Махал Исмаилоглу.

Махал Исмаилоглу: До выборов всегда такие аргументы часто использовались, что якобы оппозиция не имеет поддержки. Но на самом деле оппозиция получила тройную поддержку. В те дни, когда власть дубинками избивала все демократические силы. И она сломила власть. Потому что только силу, только дубинки невозможно использовать против своего народа. Сейчас они тоже надеются на то, что в дальнейшем якобы будут использовать полицейских и армию в каком-то смысле частично против народа. Именно в этом они ошибаются. Именно самое опасное для власти то, что если они будут использовать полицейских и армию против народа, на этом они будут проигрывать.

Олег Кусов: Рушана Гусейнова, вдова убитого в марте нынешнего года редактора журнала «Монитор» Эльмара Гусейнова, призвала собравшихся на площади Гялябэ сторонников оппозиции объединиться в борьбе за демократию.

Рушана Гусейнова: Цель, с которой мы сюда все собрались, - это, естественно, отстоять свои права. Это свобода, демократия и независимость. Потому что фальсификация каждого голоса – это очень плохо. И это главная цель - чтобы добиться справедливости. Отмена выборов. Новые выборы, второй этап выборов, и чтобы они проходили более демократично.

Олег Кусов: Некоторые участники акции протеста были готовы разбить на площади Гялябэ палаточный городок. Однако лидеры оппозиции предложили другой вариант – собраться всем вновь 12 ноября, продумав до этого форму бессрочной акции протеста, если, конечно, власти не выполнят требования участников митинга к тому времени. Рассказывает политический консультант блока «Азадлыг».

Политический консультант блока «Азадлыг»: Все люди, которые здесь сейчас кричат, что «давайте ставить палатки, давайте оставаться на этой площади»... Но опять-таки Азербайджан – это не Украина и не Грузия. И режим Алиева – это не Шеварднадзе и не Кучма. Здесь имеется своя специфика. И в нашей стратегии мы должны действовать исходя из азербайджанской специфики. Для этого вот люди кричат сейчас: «Мы требуем! Мы хотим остаться. Мы не хотим уходить». Это Азербайджан. И мы должны быть очень осторожными. Мы не должны дать возможность правительству использовать насилие. Поэтому мы должны действовать исходя из реалий нынешнего положения.

Поэтому мы решили, что мы разойдемся сегодня. Следующий митинг будет 12 ноября. И мы акции протеста будем продолжать не только в Баку, но и по всей стране. Власть сделала все возможное, чтобы сорвать этот митинг, но это им не удалось. Сюда пришли 30 тысяч человек. И видно, что люди хотят защищать свои права. И это очень важный для нас факт.

Андрей Шарый: В прямом эфире программы «Время Свободы» бакинский политолог Расим Мусабеков, который баллотировался в Милли Меджлис на минувших выборах в качестве независимого кандидата в депутаты. Сегодня он гость рубрики программы «Собственный опыт».

Господин Мусабеков, добрый вечер. Вы были сегодня на площади Гялябэ. Какие чувства вызвал у вас митинг оппозиции?

Расим Мусабеков: Двойственное чувство. С одной стороны, я полагал, что действительно имевшие место нарушения в ходе избирательного процесса объективно создавали условия для того, чтобы люди протестовали. Но, к сожалению, если соотнести масштабы фальсификаций, о которых заявляет лидер оппозиции, и количество протестовавших, конечно же, не отражали и не выражали эти масштабы.

Андрей Шарый: По каким причинам, на ваш взгляд, лидерам оппозиции не удалось собрать достаточного количества участников? Хотя 30 тысяч, наверное, для Азербайджана – это приличная цифра.

Расим Мусабеков: Я не могу сказать, что там было 30 тысяч. Я думаю, что, скорее всего, количество митинговавших не превышало и 10 тысяч. Хотя официальные власти говорят о 3 тысячах. Но, тем не менее, азербайджанские митинги, организованные оппозицией, отличались и большей многолюдностью раньше.

Одной из причин, конечно, является то, что пришлось проводить митинг не так, как обычно привыкли это делать - по воскресеньям или в субботний день. Достаточно мало было времени. Усталость после достаточно напряженной избирательной кампании функционеров политических партий. Все это накладывается друг на друга. Ну и плюс... я не знаю, если кто-то проехал бы в этот день по городу Баку, то увидел бы, что количество, скажем, милиционеров, внутренних войск и прочих силовых структур, которые мобилизовала власть, конечно же, это оказывало и определенное устрашающее воздействие на тех представителей недовольного электората, которые в таких условиях предпочли отсидеться дома.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, что подсказывает вам интуиция политолога, что сейчас нужно делать лидерам оппозиции? Есть ли смысл и возможность, главное, переводить протесты против действия властей в режим бесконечной, непрестанной акции протеста – разбивать палатки или делать что-то похожее?

Расим Мусабеков: Я думаю, что надо просто чутко прислушиваться к общественному ритму. В тех случаях, когда есть некоторая уверенность в том, что митинги будут развиваться по восходящей, и они станут действительно, скажем, каким-то грозным инструментом давления на власть с тем, чтобы изменить ситуацию в более позитивном ключе, то, конечно же, их надо будет продолжать. Но в обратном случае, то есть если общественный ритм не будет совпадать с пожеланиями лидеров оппозиции, надо считаться с реальностями, и надо разговаривать с властями, надо находить какие-то компромиссы. В том числе и через пересмотр результатов по конкретным округам, по которым можно представить факты, обосновывающие необходимость отмены этих итогов.

Андрей Шарый: Как будут реагировать, и как уже реагируют официальные власти Азербайджана на действия оппозиции?

Расим Мусабеков: Реакция есть. Но я хочу сказать, что официальные власти Азербайджана как бы реагируют на реакцию двух источников – это внутреннее давление со стороны оппозиции и внешнее – со стороны международного сообщества. Если эти два давления будут совпадать и дальше, то я думаю, что отмена выборов по стране абсолютно нереальна. И я не думаю, что количество округов, по которым могут быть пересмотрены результаты или отменены результаты, превысит 12-15 округов. Но, тем не менее, я думаю, что наиболее вопиющие факты могут в результате такого скоординированного давления быть устранены.

Андрей Шарый: Одна из проблем азербайджанской оппозиции, так же как и оппозиции, в общем, во многих странах, - это ее разобщенность. Вот сегодня на центральной бакинской площади политики говорили о том, что заставила ситуация их объединиться. Так ли это, на ваш взгляд?

Расим Мусабеков: Я думаю, что понятие разобщенности оппозиции несколько преувеличено. В той же самой Украине оппозиция не была такая уж консолидированная, потому что во время президентской кампании Мороз шел отдельно, шел отдельно и ряд других групп, коммунисты шли отдельно. То есть говорить о такой полной консолидации оппозиции не приходится ни в контексте Украины, ни в контексте Грузии. Я думаю, что отличие заключается в том, что... в отличие от Грузии или Украины, консолидирована все же пока азербайджанская власть. А во-вторых, отличие оппозиции азербайджанской от украинской и грузинской состоит в том, что очень не хватает ресурсов. Имеется в виду – финансовые, медийные и административные. Вспомним, что за Ющенко шло больше половины губернаторов Украины, в том числе и киевская бюрократия. И Саакашвили не нужно было брать разрешение на проведение митинга. И за его спиной был спикер парламента. Такой ситуации в контексте азербайджанской оппозиции нет. И это радикально отличает азербайджанскую ситуацию от упомянутых выше.

Андрей Шарый: Я благодарю вас.

XS
SM
MD
LG