Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По мнению польских экспортеров, запрет импорта мясных продуктов имеет политический характер


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Алексей Дзиковицкий.

Андрей Шарый: Российские власти с интервалом в один день запретили импорт сначала польских мясных продуктов, а затем и продуктов растительного происхождения. Это решение мотивируется тем, что польские фирмы подделывали сертификаты качества, чтобы заплатить при ввозе меньший налог. В Польше, однако, называют меры российской стороны неадекватными. По мнению ряда экспортеров, запрет имеет политический характер. Рассказывает Алексей Дзиковицкий.

Алексей Дзиковицкий: "Власти в Москве заявили об очередном запрете - на этот раз на ввоз продуктов растительного происхождения. Это уже выглядит как вызов, если не сказать как провокация», - слова ведущего вечернего выпуска новостей одного из польских телеканалов отражает общий тон комментариев Польше после того, как стало известно о запрете на ввоз польского мяса, а затем и растительных продуктов. С понедельника в Россию нельзя будет ввозить польской муки, каш, маргарина, подсолнечного масла и других продуктов растительного происхождения.

Руководитель Федеральной службы ветеринарного надзора Сергей Данкверт заявил, что запрет, как и в случае с польским мясом, связан с «массовыми нарушениями польской стороной российских фитосанитарных норм». Для польских экспортеров решение российских властей связано со значительными потерями. Говорит представитель одной из белостоцких фирм, которая экспортирует в Россию маргарин.

Представитель: В месяц, из-за этого запрета, потери составят около трехсот тысяч злотых - это сто тысяч долларов.

Алексей Дзиковицкий: Экспорт продуктов растительного происхождения в Россию составляет 8 процентов от всего польского экспорта таких продуктов. В денежном выражении - это около полумиллиарда евро.

Витольд Карчевский: Любое ограничение связано с проблемами, однако в данном случае, некоторые фирмы могут уже не подняться.

Алексей Дзиковицкий: Говорит Витольд Карчевский из польской торгово-промышленной палаты.

Еще с большим удивлением, чем производители растительных продуктов, российский запрет восприняли производители мяса. В Польше разрешение на экспорт мяса в Россию имеют 19 фирм, причем все эти фирмы тщательно проверили сами российские ветеринары. Некоторые из этих 19 предприятий, после получения разрешения, вложили немалые средства в расширение и модернизацию производства, надеясь на увеличение продаж на российском рынке. И если одни, как, например, председатель объединения «Польское мясо» Витлольд Хоиньский, считают, что прежде всего, нужно тщательно разобраться, имели ли место нарушения ветеринарных правил, о которых заявляет российская сторона, то другие, как Лешек Кавский из Польского объединения производителей куриного мяса считает, что запрет на экспорт польских продуктов в Россию имеет политический характер.

Лешек Кавский: Недавно россияне потребовали от Польши платить больше за газ, теперь закрывают границы для мяса. Что же будет дальше?

Алексей Дзиковицкий: Имеет запрет политический характер или нет, все равно заниматься им придется не в последнюю очередь политикам. Министр сельского хозяйства Польши Кшыштоф Юргель заявил, что Министерство располагает информацией о подделке сертификатов качества польскими фирмами. Проверкой таких случаев уже занимается специальная комиссия, а также прокуратура. Кроме того, он намерен как можно скорее встретиться со своим российским коллегой.

Кшыштоф Юргель: Нельзя сказать, что подделка документов, необходимых для того, чтобы ввезти польские продукты в Россию, имела массовый характер. Это единичные случаи. В любом бизнесе, в любой деятельности встречаются люди, которые нарушают закон.

Алексей Дзиковицкий: Заявил Кшыштоф Юргель. Между тем, новый министр иностранных дел Польши Стефан Мэллер, который до назначения на этот пост был послом Польши в Москве, в ближайшие дни намерен посетить Россию с прощальным визитом. Однако при этом, по словам Мэллера, во время встречи со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, он обсудит вопрос запретов на ввоз польских продуктов. «За время работы в Москве я понял, что каждая мелочь может превратиться в политику, но пока что, пока нет всей информации, я хотел бы думать скорее об испорченном мясе, чем об испорченной политике», - заявил Мэллер.

Польские экспортеры, которые несут огромные убытки, однако, считают, что власти недостаточно активно выступают в их защиту. Об этом заявил даже уходящий президент Польши Александр Квасьневский.

Александр Квасьневский: Безусловно, то, что случилось, требует более глубокого анализа на предмет того, являются ли эти шаги частью широкомасштабной российской кампании.

Алексей Дзиковицкий: В свою очередь, новый премьер министр Польши Казимеж Марцинкевич, чей кабинет в день, когда появилась информация о российских запретах, боролся за поучение вотума доверия от парламента, предпочел ситуацию не комментировать.

Одни говорят, что Марцинкевичу, который обещал вести более решительную политику в отношениях с Россией, было просто не до этого, а другие, что находясь в оппозиции или уходя с государственного поста, всегда проще делать резкие заявления, в том числе и в области внешней политики, чем тогда, когда впереди 4 года руководства страной.

XS
SM
MD
LG