Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Иордании продолжают расследование террористических актов, произошедших на минувшей неделе


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин, Владимир Абаринов.

Андрей Шарый: Правоохранительные органы Иордании продолжают расследование террористических актов, произошедших на минувшей неделе. Тогда жертвами трех взрывов в ресторанах и гостиницах столицы Иордании Аммане стали 57 человек. Национальное телевидение продемонстрировало запись признания, которое сделала жительница Ирака, участвовавшая в подготовке и осуществлении этого теракта. Она утверждает, что находилась в том самом зале отеля "Рэдиссон", в котором ее муж взорвал бомбу, более того - на ней тоже был так называемый «пояс шахида», однако взрывное устройство не сработало.

Рассказывает мой коллега Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Неудавшуюся террористку зовут Саида Мубарак Атроус Ар-Ришауи, она вместе с мужем по поддельным документам прибыла в Иорданию. Вот, что она рассказала о подготовке теракта.

Саида Мубарак Атроус Ар-Ришауи: Пятого ноября я согласилась отправиться вместе с моим мужем в Иорданию - по фальшивым иракским паспортам на имена Али-Хуссейна Али и Саиды Абдель Кадир Латиф. За нами приехал белый автомобиль, в нем был водитель и еще какой-то человек. Мы приехали в Иорданию. Все организовал мой муж.

Кирилл Кобрин: О том, что арестована одна из исполнительниц теракта в отеле "Рэдиссон", накануне объявил король Иордании Абдалла II.

Абдалла II: Арестована, судя по всему, сообщница трех смертников. Люди Аз-Заркауи приказали ей взорвать себя, но она этого не сделала. Возможно, не сработало взрывное устройство и женщина ушла из гостиницы "Рэдиссон". Пришла она туда вместе с мужем. Сейчас она находится под стражей.

Кирилл Кобрин: Она подробно рассказала о том, как готовился теракт в отеле "Рэдиссон".

Саида Мубарак Атроус Ар-Ришауи: В Иордании мы сняли квартиру. У нас было два пояса со взрывчаткой. Один из них муж надел на меня, а другой - на себя. Затем он показал, как обращаться с этим поясом, где тянуть, как контролировать. Мы должны были поехать в отель, чтобы осуществить там задуманную операцию. Мы наняли машину и приехали туда 9 ноября. Затем мы зашли в отель. Мой муж расположился в одном углу, я в другом. В отеле была свадьба. Много женщин и детей. Мой муж произвел взрыв. Я попробовала взорвать свой пояс, но не получилось. Я убежала. Люди ринулись оттуда и я с ними.

Кирилл Кобрин: Местные спецслужбы утверждают, что 35-летняя Саида Ар-Ришауи имеет тесные семейные связи с иракскими экстремистами. По их данным, она - сестра Мубарака Атроуса Ришауи, ближайшего сподвижника лидера главной террористической иракской группировки, связанной с "Аль-Каидой" - Абу Мусаба Аз-Заркауи. Сам Мубарак Ришауи был убит в ходе операции американских военных в одном из оплотов сопротивления суннитов - Эль-Фаллудже.

После взрывов в Аммане ответственность за них взяла на себя "Аль-Каида". Личности всех трех смертников установлены. Один из них - выходец из провинции иракской провинции Анбар, которая является еще одним оплотом суннитов. Напомню, в результате терактов погибли 57 человек, десятки ранены. Король Иордании Абдалла заявил, что его страна стала жертвой международных террористов.

Абдалла II: Трагедии, подобные той, что случилась в Иордании, происходят по всему миру, от Азии до России, от Европы до Америки, а также во всех мусульманских арабских странах. Общая беда делает нас ближе, потому что единственный способ одержать вверх над экстремистами - это объединить наши силы.

Кирилл Кобрин: Вчера в Аммане прошла демонстрация солидарности с жертвами терактов. Демонстранты молча прошли по главным улицам города. У микрофона одна из организаторов акции Джумана Твал.

Джумана Твал: Эта безмолвная процессия должна дать иорданцам возможность показать всему миру, что мы выступаем против терроризма. Эта безмолвная процессия демонстрирует, как мы скорбим о жертвах Аммана.

Кирилл Кобрин: Джумана Твал, одна из организаторов вчерашней демонстрации протеста против терроризма в Аммане.

Андрей Шарый: Взрывы в Аммане в очередной раз привлекли внимание экспертов к феномену террористов-самоубийц и в особенности женщин-смертниц. Каковы их мотивы? Прочему эти люди готовы расстаться с жизнью? Об этом говорит один из американских специалистов, профессор университета штата Миссури Моххамед Хафиз, с ним беседовал корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: По словам доктора Хафиза, террористы-самоубийцы - это, прежде всего, ассиметричный ответ на превосходящую военную силу противника. Никакая вылазка диверсантов или боевиков по результативности не может сравниться с терактом, совершенным человеком, который решился умереть. Однако смысл такого теракта состоит еще и в психологическом воздействии.

Моххамад Хафиз: Терроризм самоубийц - очень эффективное психологическое оружие и не только по отношению к противнику, но и относительно своего народа, своих единоверцев. Когда террорист совершает самоубийственный акт, он тем самым говорит западной аудитории, "мы по собственной воле умираем за идею, мы преисполнены такой решимости, что вы ничего не можете противопоставить нам, и подсознательно вы начинаете верить, что идея, за которую умирают добровольцы, быть может, правильная и великая". Кроме того, атака самоубийцы имеет целью покрыть позором врага и завоевать симпатии аудитории. Зрители, как правило, сочувствуют жертвам теракта, но в силу экстраординарной сущности террористов-смертников ваше внимание в большей степени привлекает убийца, а не его жертвы. Вы начинаете думать, видимо и впрямь, с этими людьми происходит что-то чудовищное, коль скоро они убивают самих себя. Кроме того, этот вид терроризма парализует вас, потому что он непостижим.

Владимир Абаринов: А каким образом террорист-самоубийца воздействует на свою аудиторию?

Моххамед Хафиз: Когда совершается теракт-самоубийство, он играет роль призыва к действию. Люди гибнут ради вас, неужели они умирают напрасно. И это особенно справедливо в отношении террористов-женщин, которые таким образом пробуждают в мужчинах чувство собственного достоинства. В таких терактах всех есть цель пристыдить и побудить к действию единомышленников.

Владимир Абаринов: По мнению Моххамеда Хафиза, религиозные убеждения - лишь один из мотивов террористов-смертников.

Моххамед Хафиз: Одно мы знаем наверняка: у террористов-самоубийц не существует одного-единственного мотива. Одни делают это в силу религиозных убеждений, другие из чувства мести, третьи следуют примеру своих товарищей по организации. Организация эксплуатирует личные проблемы своего члена. Поскольку нет одного ясно выраженного мотива, невозможно и предложить простой рецепт средства борьбы с терроризмом смертников. Чиновники правительства часто спрашивают нас, что можно сделать, чтобы развернуть вспять этот культ мученичества, этот религиозный посыл. Мы можем сделать это, но это не снимает мотивов другого рода, которые тоже необходимо устранить.

XS
SM
MD
LG