Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партия «Единая Россия» создает свой комсомол: «Молодая гвардия» намерена бороться за Россию по-путински


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимают участие продюсер и журналист Иван Демидов, лидер молодежной партии «Родина» Сергей Шаргунов, лидер движения «Да!» Мария Гайдар и обозреватель газеты «Эксперт» Олег Кашин.

Андрей Шарый: На этой неделе в Воронеже состоялся учредительный съезд организации «Молодая Гвардия «Единой России». Критики этой инициативы говорят о возникновении нового комсомола, а сторонники – о необходимости серьезного подхода к идейному и патриотическому воспитанию молодых. В руководящих органах «Молодой Гвардии» – много не совсем молодых людей, известных своей близостью к Кремлю и одновременно – широкой общественной популярностью, например, кинорежиссер Федор Бондарчук, теннисный тренер Андрей Южный, бывшая телеведущая Александра Буратаева. В этой же компании – продюсер и журналист Иван Демидов, в прошлом – один из создателей программы «Взгляд» и ведущий «Музобоза», а теперь – руководитель православного телеканала «Спас». С Иваном и я беседовал о будущем новой организации.

Иван Демидов: Я понял, что наш лозунг, который мы предложили «Молодежь в политику», он, как минимум, интересен, понимаем, правда, понимаем, естественно, очень по-разному. Но в целом я очень доволен. Я посмотрел уже подробнее на ребят, которые по всей нашей стране ведут так или иначе, в том числе и политическую работу, я думаю, что у нас все получится.

Андрей Шарый: Как вы относитесь к упрекам о том, что подобные «Молодой гвардии» организации, которые организуются по указу сверху, с участием властных структур, они обречены на то, чтобы быть неэффективными?

Иван Демидов: Я считаю, что не является поводом оценки деятельности организации, как она создана – снизу, сверху или двумя асимметричными потоками. Многое то, что делает в России власть во все времена, было хорошим, как и собственно говоря, достаточно было негатива. То же самое относится и к народу. Поэтому наша организация «Молодая гвардия «Единой России», безусловно, тут нет повода не то, что скрывать, что мы существуем рядом с сегодняшней партии власти, понятно, что к нам есть интерес у власти как таковой. И я это лично приветствую, потому что наконец-то, как мне кажется, наступает время, когда молодежь может стать серьезным фактором в нашей стране, да я думаю, что везде в мире. Очень редки случаи, когда при отсутствии интереса власти или при отсутствии поддержки власти создавалось бы что-нибудь значимое.

Андрей Шарый: А свое личное место, где вы видите в этой организации? Чем вы будете конкретно заниматься?

Иван Демидов: Я координатор «Молодой гвардии Единой России», выбран на съезде. В мою ответственность входят идеологические вопросы, вопросы гражданско-патриотического воспитания, наверное, в том числе пропаганда и агитация. Организация будет построена по сетевому принципу. В ней в совете координаторов присутствуют люди, которые выбраны по регионам, ответственные координаторы регионов, в данном случае это разделение идет по федеральным округам. И такие люди как Федор Бондарчук, такие люди как главный тренер молодежной сборной России по теннису Андрей Южный, то есть координаторы направлений – спорт, культура, антинаркотическая деятельность, программа занятости. И все это вместе, то есть программные направления, координация региональных направлений, так или иначе должно лежать на некоей идеологической платформе, которую, я так думаю, нам предстоит выработать. Я просто считаю, что когда все сразу начинают – скажите вашу идеологическую платформу, она, безусловно, есть, но мне кажется, что гораздо интереснее и правильнее сейчас для, если хотите, политического воспитания молодежи вырабатывать вместе с ней эту идеологическую платформу. И в частности, одно из самых главных – это, если хотите, гражданско-политическое обучение нового поколения, а для этого мы будем создавать практически школы.

Андрей Шарый: Зачем вам лично это нужно? Что вами движет – это забота о судьбах родины, о молодежи? Вы - успешный журналист, зачем вам это нужно?

Иван Демидов: Мне кажется, в жизни каждого человека существует какая-то своя личная, частная жизнь, своя личная и частная задача, и с другой стороны, в какой-то момент ты начинаешь понимать, что ты один из народа. Если ты можешь по-настоящему помочь народу и государству или попытаться, по крайней мере, помочь, то это становится не менее серьезным стимулом, чем твои личные. Я считаю, что все, что я делал на телевидении, начиная с программы «Взгляд» и дальше через тот же «Обоз», через Шестой канал, сейчас, когда я создал православный канал «Спаси», так или иначе понятно, что я это делал не только лично для себя. Все равно каждый раз на любом этапе передо мной стоял вопрос жизни и работы для общества, если хотите, для людей.

Андрей Шарый: Иван, я внимательно слежу за вашим творчеством еще со времен «Взгляда» и «Музобоза», мне казалось, что «Музобоз» задавал какой-то стиль новый того российского или советского телевидения, и мне казался этот стиль отрицанием «совка». Вас не смущает сейчас то, что стиль новой «Молодой гвардии», он в общем советский? Вот эти самые плакаты, само название и так далее? Не претит вам это?

Иван Демидов: Тогда было проще: мы точно знали, чего мы не хотим. Мы не хотели всего того, что вы называете «совком», и предлагали некие новые стили и направления. Сейчас, если внимательно присмотреться, все, что будет происходить вокруг «Молодой гвардии», и стиль, который мы разрабатываем – это скорее нормальное соединение традиций с современностью. С одной стороны, это нормальная опора на интересные традиции, с другой стороны – современность, которую мы тоже будем всячески использовать. Только попрошу не называть это постмодерном.

Андрей Шарый: Не буду, хорошо. Скажите, пожалуйста, у вас нет опасения, что «Молодая гвардия» станет новым комсомолом?

Иван Демидов: Если мы говорим о том, что у комсомола были этапы, когда он действительно аккумулировал, по-настоящему аккумулировал энергию поколений, а они правда были. Если мы говорим о том, что комсомол был под неусыпным влиянием и вниманием власти, тоже опять не считаю плохим. Понятное дело, что за последние 20 лет агонии советского режима и партия стала совсем не партией, а тем более комсомол, и молодежь, которая почувствовала, что все это начинает умирать. Конечно, комсомол по романам Юрия Полякова и нашим воспоминаниям превратился в совершенно другую организацию. Тем не менее, именно она и дала многих современных политиков и бизнесменов - это тоже нужно помнить. А значит все-таки что-то было внутри этой организации, которая заставляла активных людей туда приходить. Я не боюсь никаких сравнений, но и не боюсь, что просто времена изменились. Как бы плотно ни стоял ты с властью, уже просто повторения формальной организации, которая тяжеловесным одеялом покрывает всю страну, думаю, что не получится.

Андрей Шарый: Свои счеты к «Молодой Гвардии» у Сергея Шаргунова, лидера молодежной организации партии «Родина». В Воронеже Шаргунов и его сторонники организовали акции протеста, в результате схлестнулись с милицией и попали в отделение.

Сергей Шаргунов: У меня особые счеты с этим образованием под названием «Молодая гвардия», с этой организацией, которая кощунственно присвоила себе скрепленное кровью имя молодогвардейцев, решила так, мягко говоря, постмодернистски поерничать с этим названием. Дело в том, что в свое время первый муж моей бабушки Александр Фадеев написал «Молодую гвардию», брат моей бабушки снял фильм «Молодая гвардия». У меня личные счеты с этим движением, которое сегодня инспирировано Кремлем. Мы провели 16 числа в день открытия съезда так называемой «Молодой гвардии» в городе Воронеже три грандиозных пикета, ярких, с гневными кричалками. По моей затее на итоговое мероприятие молодогвардейцев двинулись с зажженными файерами. Самое приятное – стройными колоннами, где присутствовали и КПРФ, и конечно же, «Родина», даже представители Объединенного гражданского фронта. Все это закончилось весьма печально – жестким, бесцеремонным задержанием со стороны ОМОНа и крайне печальным прессингом в отделении милиции, где я провел свыше 18 часов. И «Идущие вместе», и «Наши», и «Молодая гвардия» – это бесконечное общество обманутых вкладчиков. Молодежь, которая иной раз по наивности своей присоединяется к этим движениям, еще не до конца понимает, что ее попросту обманули. Просто вбухнули грандиозные деньги налогоплательщиков, пытаются создать сверху очередную фантомную организацию, которая бы прикрывала очередные махинации Кремля и партии власти.

Андрей Шарый: А теперь точка зрения другой восходящей политической звезды - лидера молодежного движения «Да!» Марии Гайдар.

Мария Гайдар: Я думаю, что на самом деле больше проект - брэндинг молодежного «Единства», это будет самый сильный проект. Я думаю, что «Единая Россия» хочет заняться молодежной организацией для того, чтобы иметь активистов, проводить какие-то митинги. Потому что «Наши» – это организация, которая не подчиняется непосредственно партии, это отдельный кремлевский проект, отдельно проект Суркова. Поэтом они хотят создать свой, более мощный, чем он есть. Честно говоря, я не уверена, что у них что-то получится. Уже очевидно, что с молодежным «Единством» не очень клеилось. Просто, видимо, когда речь идет не о том, что это построено не на инициативе, не на энтузиазме людей, то я думаю, что просто организационные возможности людей, которые будут делать, «Единой России», просто ниже, чем, например, есть у кремлевской администрации.

Андрей Шарый: Мы обсуждаем создание партией «Единая Россия» организации «Молодая гвардия», и я представляю Вам гостя программы – это обозреватель газеты «Известия», один из ведущих российских экспертов по вопросам политической активности молодежи Олег Кашин. Олег, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, для российской молодежи хорошо иметь такую организацию, как «Молодая гвардия», или нет?

Олег Кашин: Я еще раз исправлю вас: я работаю в журнале «Эксперт» на самом деле. Что касается молодежи, история такая: я думаю, что организации нужны всякие. И очень здорово, что сейчас есть и движение Маши Гайдар, которая только что выступала, и движение Сергея Шаргунова, и масса оппозиционных движений, и движения, находящиеся на противоположном фланге, собственно на провластном. Так что, по-моему, все нормально. Единственное, что меня смущает - название «Молодая гвардия», как и Сергея Шаргунова. Потому что это не то название, которое стоит использовать в текущей политической борьбе, оно должно объединять людей, а не разъединять.

Андрей Шарый: Вы знаете, как раз вокруг этих движений, которые так или иначе инспирированы партией власти, «Единой Россией», вокруг движения «Наши» и вокруг «Идущих вместе», сейчас вокруг «Молодой гвардии» больше всего идет разговоров. В основном они связаны с тем, что далеко не всех экспертов, да и собственно самих участников молодежных движений устраивает идея организации сверху, такого подобия комсомола. Собственно говоря, эти вопросы я обращал и к Ивану Демидову. Вас не смущает такая организованная попытка создания новой всероссийской молодежной организации?

Олег Кашин: Как раз насчет создания сверху - это стоило бы говорить о движении «Наши». А что касается движения «Молодая гвардия», то тут проблема, мне кажется, другая. Потому что комсомол был, был много лет, было молодежное «Единство», совершено бесформенное, никому неинтересное и никому не нужное, и заключавшееся ровно в том, что «Единая Россия», богатая партия, тратила на него свои огромные деньги непонятно зачем. Вообще существование молодежной «Единой России», молодежного «Единства» за последние пять лет, насколько я помню, мы не слышали, кроме того, что они пытались заставить молодежь учить в школах и институтах государственный гимн, в итоге у них ничего не получилось. Так что, я думаю, как раз с молодежным «Единством» надо было что-то делать. И может быть Ивану Демидову удастся превратить его из пустышки, какой оно было до сих пор, во что-то более осязаемое и заметное.

Андрей Шарый: Олег, сторонники организации, ее участники, организаторы «Молодой гвардии» уверены в том, что это движение будет успешным. Противники этой организации, критики скептически относятся к такого рода положениям. Как вы считаете, эта попытка будет успешной, судя по тому, как прошел съезд в Воронеже, и судя по тому, какое место эта организация может занять на российской политической сцене?

Олег Кашин: Люди, которые ее делают, на самом деле вызывают у меня надежду, поскольку, как говорится, пускай Путин надеется на них. Эти люди доказали, что они что-то умеют, тот же Федор Бондарчук сейчас самый успешный даже не кинорежиссер, а именно продюсер, а таким движениям нужен продюсер. Так что в этом смысле, я думаю, все у них будет нормально. Что касается того, насколько хорошо, насколько плохо, мне кажется, тут тоже надо говорить о том, как устроена наша молодежь. Не секрет, что молодежь у нас разная. Есть отличники, которые на первой парте сидят, тянут руку, и предано смотрят в глаза учителю. Их тоже надо куда-то девать. Если они будут аккумулированы в это движение, то что в этом плохого? Пусть цветут сто цветов.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, с чем вы связываете дольно резкий всплеск активности молодежи в последнее годы? Ведь на протяжении 90 годов в ельцинскую эпоху, которая была довольно бурной по своему содержанию, ничего подобного не было. Вот эти все радикалы, левые, НБП, «Авангард красной молодежи», «родинцы», они возникли только в последнее время, так же, как и молодежное движение «Яблоко», довольно активное, во главе с Ильей Яшиным, вот эта организация Марии Гайдар и те три провластные организации, которые я уже упоминал сегодня?

Олег Кашин: Тут тоже должен поправить вас: НБП существует 12 лет. Действительно, вы правы: до определенного времени они все были, включая молодежное «Яблоко» с прежним лидером, я даже фамилию его забыл, которые в 97-98 устраивали какие-то странные акции против ядерных отходов. Тогда это было никому неинтересно, никому не нужно, никто не думал о том, что молодежь чем-то может пригодиться в политической борьбе. Но понятно, что поворотным эпизодом стала прошлогодняя украинская революция, когда люди, которые в итоге пришли к власти, показали всему остальному миру, прежде всего России, и очень удивили остальной мир и Россию тем, что движущей силой этих перемен была молодежь. И я считаю, что именно те прошлогодние события, годовщину которых мы сейчас отмечаем, они послужили толчком для создания такого большого количества молодежных движений. Чем это закончится – неизвестно, но чем-то закончится.

Андрей Шарый: Олег, много говорится сейчас о том, что Кремль преследует свои интересы, создавая такого рода организации. В чисто прикладном политическом смысле, зачем Владиславу Суркову или другим деятелям из кремлевской администрации могут понадобиться такого рода молодежные объединения?

Олег Кашин: Владислав Сурков, как и все остальные люди, которые сейчас находятся у власти, они, по-моему, совершенно очевидно заинтересованы в том, чтобы в 2008 году жизнь для них не закончилась. Каким бы ни был исход выборов, каким бы ни был новый президент, чтобы эти люди, по крайней мере, не ощущали себя выброшенными за пределы политического поля. Мне кажется, эта молодежь, кстати говоря, прежде всего «Наши», я не могу пока сказать такого о «Молодой гвардии», для нынешней власти, не лично для президента, а для лиц, его окружающих – эта молодежь для них сегодня главный ресурс. Потому что лет через десять нынешние подростки в майках, которые могут кому-то не нравиться или негативные эмоции вызывать, они просто механически станут главным общественным слоем - менеджерами какими-то, чиновниками, бог знает кем еще. И добиться от них лояльности на этом этапе, когда сейчас еще молодые и глупые, думаю, достаточно цинично, но грамотно.

Андрей Шарый: Николай из Смоленской области, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Крестные отцы этих всех движений «Наши» и «Молодая гвардия», надо им сказать спасибо за названия такие саморазоблачительные. «Молодая гвардия» - с кем воевать собрались насмерть? «Наши» – это есть «наши», а все остальные «не наши». Нашим все, а всем остальным - что останется. Очень у вас хорошие названия, сами себя разоблачаете.

Андрей Шарый: Спасибо. Олег, вы знаете, я поделюсь своим личным мнением. Я не разделяю цели национал-большевистской партии, но эта активность молодежи мне нравится. У ребят какие-то лица откровенные, они довольно смешные акции проводят. Они, конечно, хулиганы, но это не лишено какой-то живой струи. В деятельности и «Молодой гвардии», в том числе, я видел телерепортажи из Воронежа, даже, честно говоря, из того, что сказал сейчас Иван Демидов, иногда сводит скулы, когда он говорит о том, что из комсомола вышли бизнесмены и политики. Всем понятно, как и почему они вышли, эти комсомольские деньги и так далее. Как вы считаете, почему у Кремля не хватает ума или желания в стилевом ключе как-то работать по-другому? Почему все клонированные кремлевские молодежные организации, они так неизбежно и неизбывно похожи, у них есть советский оттенок на всем?

Олег Кашин: Да, вы знаете, советский оттенок есть на самом деле у всех у нас. Потому что никуда не деться от той страны, в которой мы родились. Я без любой эмоциональной окраски это говорю. Потому что действительно, я сам открою маленький секрет корпоративный: я во многом убежал из газеты «Известия», потому здание на Пушкинской, там победивший социализм, от него никуда не убежать. Этот дух неистребим, видимо, приходится с ним мириться, и мы избавимся от него, только когда сменится одно-два поколения. Это тоже данность, другого духа у нас нет, к сожалению глубокому.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, а вам понятно, в какой степени вся эта молодежь, которая занимается политической активностью, она самостоятельна и в какой степени управляется политическими отцами? Я сейчас имею в виду и «Молодую гвардию», и движение «Яблоко». Эти молодые ребята способны на самостоятельные какие-то политические действия или они спутаны по рукам и ногам той идеологической догмой, которая им диктуется старшими товарищами?

Олег Кашин: Знаете, нельзя говорить ни о самостоятельности полной, ни о полной скованности по рукам и ногам. Безусловно, у каждого человека в 19-20 уже есть какие-то и жизненные ценности, и взгляды, и все, что угодно. Безусловно, для каждого молодого человека самым главным всегда остается в нынешней России, по крайней мере, его личное дальнейшее благополучие, его личный карьерный рост, социальный рост. Проблема социальной мобильности, которая полностью отсутствовала при Ельцине, сейчас обе стороны – и власть, и оппозиция - они пытаются с помощью возможности приобщиться к социальной мобильности, привлечь молодежь в свои ряды. Получается и у тех, и у других. Технологически на самом деле действия того же Суркова неотличимы от действий того же Невзлина. Потому что и тот, и другой помогают деньгами, организационно в меру своих возможностей молодежи. У кого-то получается лучше, у кого-то хуже, у кого-то более по-совковому, у кого-то менее по-совковому.

Андрей Шарый: Евгений из города Елец, мы приветствуем вас в эфире.

Слушатель: Добрый вечер. Скажите, у меня вопрос: у них что, опять будут райкомы, оклады будут у этих секретарей, вся эта мишура советская будет или нет?

Андрей Шарый: Спасибо, Евгений. Олег, будут оклады, райкомы, как вы считаете?

Олег Кашин: Насколько я знаю, в молодежных организациях пока оклады и райкомы не приняты. Это по сетевой схеме, более похожей на распространителей «Гербалайфа». То есть те деньги, которые получают штатные активисты, они берутся из сумм, выделяемых спонсорами на конкретные мероприятия. Так что в этом плане бояться сходства с комсомолом не стоит, я думаю.

Андрей Шарый: Воспользуюсь своим правом ведущего, чтобы задать Олегу Кашину последний вопрос. Олег, молодежь сейчас в России - это самостоятельный политический факт или нет, как вы считаете?

Олег Кашин: Еще не совсем самостоятельный, но гораздо более самостоятельный, чем даже три года назад, чем даже два года назад.

XS
SM
MD
LG