Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Многие эпизоды войны в Боснии остаются неизвестными или непроясненными до конца


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Софья Корниенко.

Андрей Шарый: 10 лет назад в американском городе Дейтон подписано соглашение о прекращении войны в Боснии и Герцеговине, крупнейшего военного конфликта во второй половине XX века на территории Европы, жертвами которого стали, по разным данным, от 200 до 300 тысяч человек.

Подписывая мирное соглашение, тогдашний председатель коллективного президиума Боснии и Герцеговины Алия Изетбегович заметил, что чувствует себя так, словно выпил горькое, но необходимое лекарство.

Многие эпизоды войны в Боснии остаются неизвестными или непроясненными до конца. Хотя многие ответственные за разжигание конфликта уже за решеткой, Международный Гаагский трибунал не может добиться ареста бывших лидеров Боснийской Республики Сербской - Радована Караджича и Ратко Младича, скрывающихся от правосудия. Справедливости и возмещения морального вреда требуют не только пострадавшие от боевых действий и этнических чисток боснийские жители. Солдат голландского подразделения миротворческих сил ООН добился от Министерства обороны Нидерландов компенсации за бездействие и неправильную оценку ситуации в дни одной из самых жестоких трагедий боснийской войны со стороны голландского правительства - убийства нескольких тысяч мусульман летом 1995 года в районе города Сребреница сербскими военными. Из Гааги сообщает корреспондент Свободы Софья Корниенко.

Софья Корниенко: Голландский рядовой, чье имя не сообщается, долгие годы ожидал удовлетворения своего иска к Министерству обороны Нидерландов. Гаагский суд признал требования истца, солдата Дачбата, голландского подразделения миротворческих сил ООН в Сребренице, законными и обязал Министерство обороны выплатить солдату денежную компенсацию за моральный ущерб. Говорит представитель голландского профсоюза для военнослужащих в отставке Ян Клейан.

Ян Клейан: Судья признал, что размещение голландских военных в Сребренице производилось без должного анализа сопряженных рисков, с ограниченным мандатом и недостаточным снаряжением, а также, что ожидания поддержки НАТО с воздуха были не обоснованы. Короче говоря, суд признал, что голландское руководство некорректно повело себя по отношению к собственным солдатам.

Софья Корниенко: Министерство обороны собирается обжаловать постановление суда, возможно потому, что победа солдата в суде дает зеленый свет десяткам, а то и сотням подобных исков от имени его сослуживцев. Ведь среди солдат Дачбата, служивших в Сребренице, страдающих от посттравматического стресса, в два раза больше, чем среди военных, принимавших участие в иных миссиях. К такому заключению пришли авторы исследования, опубликованного этим летом в книге "Воспоминания о Сребренице". Из 400 голландских солдат, дислоцированных в Сребренице во время падения анклава, в исследовании приняли участие 171. Почти половина из них после возвращения домой были вынуждены обратиться за профессиональной психологической помощью. Они не смогли справиться с чувством собственной беспомощности, с бременем вины, которые обрушились на них после того, как Дачбат не сумел предотвратить массовые убийства боснийских мусульман.

11 июля 1995 года охраняемая голландским Дачбатом так называемая «безопасная зона» - город Сребреница - была захвачена армией боснийских сербов под управлением генерала Ратко Младича. Голландское командование позволило Младичу произвести «эвакуацию» гражданского населения Сребреницы по направлению города Тузлы. Как стало известно позднее, в ходе так называемой «эвакуации», продолжавшейся пять дней после падения анклава, армия боснийских сербов уничтожила мужское население Сребреницы - по последним подсчетам, около 8,5 тысяч человек. Опознание тел убитых продолжается до сих пор. Голландия впервые признала частичную ответственность за случившееся лишь в апреле 2002 года, когда после опубликования независимого отчета Института Военных Документов Нидерландов - НИОД - вынужден был уйти в отставку кабинет премьера Вима Кока. Однако по оценке аналитиков, отчет оставил многие конкретные вопросы без ответа. Первое независимое расследование было проведено гаагской правозащитной организацией "Интеркеркелике Врейдесберад" ("Межцерковный мирный совет") - ИкаВе. Руководитель проекта ИкаВе по Сребренице Дион ван ден Берг.

Дион ван ден Берг: Основной вопрос заключается в том, нарушило ли голландское военное руководство порядок подчинения в ООН, дало ли в обход ООН прямые указания руководству Дачбата в Сребренице. Если это так, а последние исследования показали, что это так, то голландское правительство может быть привлечено к ответственности за попустительство развернувшейся трагедии. Ведь тогда как уже на следующий день после падения анклава стало очевидно, что сербы проводили никакую не эвакуацию, а депортацию, сопровождавшуюся убийствами, Дачбат не забил тревогу. На полпути голландских солдат снимали с автобусов, на которых вывозили жителей из города, форма ООН у них конфисковывалась - в эту форму переодевались боснийские сербы. Голландцы были пойманы врасплох. По видеоматериалам переговоров командира Дачбата Тома Карреманса с Младичем в первые часы после захвата города даже без знания языка понятно, кто отдавал приказы, а кто тихо подчинялся. Голландское командование должно было постараться принять максимум боснийских мусульман на территорию собственного лагеря, категорически отказать боснийским сербам в праве на осуществление эвакуации населения. Вместо этого, отчеты Карреманса в те дни были довольно оптимистичны. В то время как среди голландских солдат были свидетели расстрелов жителей Сребреницы, более 5 тысяч боснийских мусульман, остававшихся на территории лагеря Дачбата, были переданы по решению голландского командования 13 июля в руки боснийских сербов.

Софья Корниенко: Среди этих несчастных были родители и брат переводчика Дачбата Хасана Нухановича. По результатам предварительного слушания в Верховном суде в Гааге Нуханович имеет право предъявить Нидерландам иск о частичной ответственности за смерть его близких. Сам Нуханович считает, что голландское руководство виновно не только в бездействии, но и в совершении роковых ошибок. Так, например, семье Нухановича и сотням других семей было отказано в спасительном пропуске ООН, позволившим бы им укрыться на территории голландского военного лагеря. В интервью режиссеру Лесли Вудхеду в фильме «Сребреница: крик из могилы», бывший солдат Дачбата Пол Хрунвейхен рассказал.

Пол Хрунвейхен: Я видел, как сербские солдаты схватили мужчину-мусульманина, завели за стену дома, поставили лицом к стене и выстрелили ему в голову. Насколько я понял, они думали, что никто из солдат ООН их не видел.

XS
SM
MD
LG