Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подготовка к переговорам о будущем статусе Косово


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ефим Фиштейн.

Виктор Нехезин: В столицу Косово Приштину прибыл специальный посланник Генерального секретаря ООН Марти Ахтисаари. Бывший президент Финляндии начал здесь первый раунд челночной дипломатии, предваряющий декабрьские переговоры о будущем статусе Косово. Подробности в материале Ефима Фиштейна.

Ефим Фиштейн: В настоящее время формально Косово считается провинцией Сербии. Однако фактически ООН вот уже 6 лет осуществляет над ней жесткий международный протекторат. У Марти есть богатый опыт ведения сложных переговоров в регионе. Именно он вместе с представителем России Виктором Черномырдиным в 1999 году уговорил тогдашнего сербского правителя Слободана Милошевича вывести силы безопасности из Косово. Этой сделкой и завершилась военная операция НАТО против Сербии, которая длилась 11 недель. По словам очевидцев, Милошевич капитулировал после того, как Ахтисаари заявил сербскому президенту, показав на разделявший их переговорный стол: "В случае вашего отказа, бомбы будут утюжить Сербию до тех пор, пока она не станет плоской, как этот стол".

Нынешние переговоры будут нелегкими, ибо исходная позиция сторон отличается кардинальным образом. Дать их описание я попросил нашего белградского корреспондента Айю Куге.

Айя Куге: Парламент Косово недавно принял резолюцию, которая на самом деле является албанской политической платформой перед переговорами о будущем статусе области. Парламент Сербии ответил своей резолюцией. Начальные позиции косовских албанцев и официального Белграда кажутся непримиримыми. Косовский парламент обратился к ООН, Евросоюзу и Америке с просьбой поддержать создание независимого и суверенного Косово. В этом документе подчеркивается, что о воле народа обрести независимость нельзя вести переговоры. Но, несмотря на то, что косовские албанцы считают своей целью, единственным и справедливым решением полную независимость от Сербии, под международным нажимом в последний момент албанская сторона смягчила текст резолюции, которая изначально фактически провозглашала независимость Косово еще до начала переговоров.

Платформа официального Белграда полностью противоположна. Она опирается на международном принципе нерушимости территориальной целостности и суверенитета государств. Хотя Косово уже 6 лет находится под международным протекторатом, формально эта бывшая автономная область остается в составе Сербии. Сейчас Сербия предлагает для Косово формулу - больше, чем автономия, но меньше, чем независимость, говоря, что в этих рамках можно найти компромисс. Практически Белград предлагает большую самостоятельность Косово, но при том, чтобы область все-таки считалась частью Сербии.

Белградские аналитики считают, что обе - и сербская, и албанская резолюции - большого значения не имеют. Потому что они, в первую очередь, обращены к собственной публике. Албанские политики играют словами: "Ни на что меньше, чем независимость" мы не согласны". А сербские хорошо усвоенным сербами лозунгом: "Косово наше и таковым должно оставаться".

Однако реальность Косова отличается от лозунгов. В области, где проживает около 2 миллионов человек, осталось лишь 200 тысяч сербов. 90 процентов населения - албанцы, которые не собираются становиться лояльными гражданами Сербии, и уже годами не имеют с ней никаких связей.

Международный посредник по будущему статусу Косова Марти Ахтисаари, начиная подготовку переговоров, встретился в Приштине с делегацией косовских албанцев. Но Белград свою делегацию еще не сформировал.

Ефим Фиштейн: Как оценивать, спустя 6 лет, тогдашнее решение международного сообщества, в частности, установление протектората над Косово? С таким вопросом я обратился к бывшему министру иностранных дел Чехословакии Иржи Динстбиру, который сразу же после окончания военных действий был послан в регион в качестве уполномоченного ООН по правам человека. Можно ли ожидать успешного результата от переговоров в ситуации, когда стороны подходят к ним с кардинально противоположных, практически несовместимых позиций? Иржи Динстбир смотрит на перспективу переговоров весьма скептически.

Иржи Динстбир: Переговоры могут иметь определенное практические значение для решения некоторых конкретных проблем. Но в данном случае даже на это не приходится особенно надеяться. Албанцы заняли самые экстремистские позиции, настаивая на том, что сначала надо решить вопрос о предоставлении им государственной независимости, а уже потом переходить к частностям. Однако речь идет о таких частностях, которые имеют решающее значение. Например, пока нет ответа на вопрос - получат ли неалбанцы право свободно жить на всей территории провинции, или будут загнаны в поселения, где их будут постоянно охранять международные силы, а в тех случаях, когда им надо будет выехать за пределы поселения, их будет сопровождать конвой КФОР, как это имеет место сейчас?

Сербская сторона продвигает принцип - меньше, чем независимость, но больше, чем автономия. Имеется в виду такой статус, который, во-первых, обеспечил бы свободу передвижения всем гражданам Косово, а, во-вторых, гарантировал бы надежную охрану внешних границ Сербии и Черногории, в первую очередь, границ с Албанией и Македонией. Дальним прицелом косовских националистов остается воссоединение всех албанцев в одном государстве. Иногда его называют Великой Албанией. Однако правильнее было бы назвать его Великим Косово, ибо Косово всегда было очагом албанского национализма.

Ефим Фиштейн: В отличие от скептичного Иржи Динстбира, сам международный посредник верит в успех своего дела. Марти Ахтисаари указывает на исключительно сильный мандат, которым он располагает. По условиям этого мандата стороны не могут заранее отказаться от обсуждения любых предложений или документов, возникших в ходе переговоров, и после начала переговоров не могут их покинуть. Время покажет, насколько был оправдан оптимизм бывшего финского президента.

XS
SM
MD
LG