Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Миронов не исключает возврата к выборности членов верхней палаты российского парламента


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Андрей Шарый: Глава Совета Федерации России Сергей Миронов не исключает возврата к выборности членов верхней палаты российского парламента. Спикер Сената считает всенародные выборы в Совет Федерации наиболее демократичным способом его формирования. Законопроект, автор которого сам Миронов, находится в верхней палате парламента, в него сейчас вносятся улучшения юридического плана. Вопросы спикеру Совета Федерации Сергею Миронову задавали московский корреспондент испанской газеты "Эль Паис" Пилар Боннет, редактор отдела политики газеты "Ведомости" Максим Гликин и обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Как вы восприняли решения президента Путина по кадровым вопросам?

Сергей Миронов: Положительно. При этом абсолютно не увязываю с какими-либо отношениями, связанными с избранием президента, нового президента Российской Федерации в 2008 году. До этого еще 2 с лишним года, и в свое время российский народ изберет президента России легитимно, в соответствии с существующим законом. Говорить и обсуждать эти перестановки с этой позиции считают просто тратой времени.

Почему я позитивно воспринял эти назначения? Прежде всего я, конечно, говорю о назначении Медведева первым заместителем председателя правительства, назначении вице-премьером министра обороны Сергея Иванова. Я считаю, что создан своеобразный кадровый кулак для того, чтобы сдвинуть бюрократическую российскую махину на позиции персональной ответственности за реализацию, в том числе, и национальных программ, о которых 5 сентября этого года объявил президент России Владимир Путин.

У Иванова еще другая задача - нормальное функционирование оборонно-промышленного комплекса России, в том числе и с точки зрения выполнения оборонного заказа. Я много езжу по стране, посещаю 78 регионов страны, бываю на оборонных предприятиях. И просто могу вам сказать, что любое оборонное предприятие России, наряду с теми обязанностями, к сожалению, можно даже говорить, и проблемами, которые связаны с соподчинением и выполнением различных функций как хозяйствующим субъектом, выполняет еще очень важную национальную задачу - выполнение оборонного заказа. Поэтому здесь требуется особое руководство этим комплексом и особые функции. И теперь в статусе вице-премьера успешно их решит Сергей Иванов, я в этом не сомневаюсь.

А Дмитрий Медведев - блестящий менеджер и грамотный современный российский политик - четко как раз будет подвигать всех министров, если мы вспомним четыре национальные программы. И мне представляется это позитивным.

Пилар Боннет: Когда вы пришли на вашу должность, вы сказали, что вам хотелось, чтобы Совет Федерации бы опять избираемым. И даже вы сказали, что у вас законопроект по поводу выборности сенаторов существует. Вы забыли об этом или этот законопроект существует еще, и где он находится? Или вы поменяли, может быть, ваши взгляды?

Сергей Миронов: Мои взгляды остались прежними. И я считаю, что самый демократичный способ формирования Совета Федерации - это всенародное избрание членов Совета Федерации. К счастью, тот законопроект, о котором вы спрашивали, он никуда не делся, он лежит. Правда, в него вносятся постоянно улучшения, чисто, сразу скажу, юридического плана, потому что там есть очень тонкий вопрос. Он заключается в том, что я считаю возможным ввести выборность, не меняя Конституцию. В Конституции написано, что Совет Федерации формируется так: по два представителя от субъекта Федерации, один - от исполнительной ветви власти, другой - от законодательной. Суть моего предложения: избирать не - как депутатов Госдумы - в один день, а избирать по мере прохождения региональных выборов; сохранить представительство от двух ветвей власти за счет наделения правом выдвигать каких-то кандидатов именно от двух ветвей власти, а избирать уже будет население региона. Предлагаю проводить выборы членов Совета Федерации во время выборов депутатов региональных законодательных органов власти.

Почему мы сейчас не видим, в том числе, и с моей стороны, активизации этого процесса? Второстепенная причина, но она имеет место, - это действительно юридическая увязка формулировок. Но главная причина заключается в том, что с 1 января этого года по нашей инициативе мы добились принятия закона, по которому орган государственной власти субъекта России, делегировав единожды своего представителя, не имеет права его в любой момент времени без объяснения причин отозвать, как было до 1 января 2005 года. И теперь я чувствую, что у нас есть стабильность в составе. Кстати, моя идея была обусловлена как раз тем, чтобы защититься от волюнтаризма, буду говорить откровенно, региональных властей, которые могли просто так менять членов Совета Федерации хоть трижды в неделю. Я утрирую, но юридически они на это имели право. Поэтому такая горячая необходимость исчезла, но как идея, - еще раз подчеркну - наиболее демократичная во всех смыслах, она остается.

Максим Гликин: Сейчас обсуждается несколько вариантов конституционного акта Союза России и Белоруссии, и продолжаются споры. Каково ваше отношение к этому?

Сергей Миронов: По крайней мере, члены рабочей группы как со стороны Белоруссии, так и со стороны России даже не обсуждают вопрос о наличии такого должностного лица, как объединенный президент или вице-президент. Этого нет, потому что будет общий парламент, будет некое правительство, но президенты останутся суверенными президентами двух государств. И в рамках союзного государства не планируется, по крайней мере, в том конституционном акте, который реально рассматривается, и, кстати, уже готов практически к представлению Высшему государственному совету Белоруссии и России, в этом акте ничего этого нет, и я думаю, что не будет. В ближайшие месяцы, может быть, даже недели пройдет Высший совет, и то, что он немножко оттягивается, как раз причина в том, что мы хотим рассмотреть именно уже конституционный акт, его одобрить и выдвинуть его на дальнейший алгоритм - референдум, избрание и так далее. Процесс идет, конечно, медленнее, чем хотелось бы, но он идет.

Михаил Соколов: Вы не опасаетесь, что может случиться так же, как с единой валютой, то есть в последний момент все будет отложено по инициативе белорусской стороны?

Сергей Миронов: Что-либо гарантировать здесь нельзя, но мне известен позитивный настрой прежде всего президента Белоруссии Лукашенко. Но в политике делать прогнозы, когда не все зависит только от одной стороны, наверное, дело бесперспективное.

Михаил Соколов: Еще одно кадровое назначение, которое вы не прокомментировали, - Сергей Собянин, человек из региона. Как вы это воспринимаете, зачем нужно было приглашать губернатора?

Сергей Миронов: Как минимум это интересное кадровое назначение. Интересное тем, что это есть некий ответ на извечный вопрос-убеждение, что якобы у нас нет кадрового резерва, что тасуется одна и та же "кадровая колода" так называемая. И я всегда говорил, что у нас регионы давным-давно представлены очень яркими, самобытными политиками, которые явно переросли свой региональный уровень. Думаю, не ошибаюсь, что Сергей Собянин из этого рода людей. Я его хорошо знаю, я совсем недавно, в июле, был у него в Тюменской области, и до этого я был с ним знаком. Грамотный современный менеджер, яркий политик, блестящий юрист. Думаю, что он себя еще проявит на этом посту, хотя прекрасно понимаю, что сейчас ему предстоит, что называется, вхождение в дело. Это совершенно другой уровень и объем ответственности, но нисколько не сомневаюсь, что он справится. Это только вопрос президента - как он считает нужным, так и расставляет кадры внутри своей администрации.

Пилар Боннет: Все больше и больше энергетика играет роль в отношениях России с другими странами, в том числе и странами СНГ. Иногда бывает, что две страны СНГ - одной Россия продает за одну цену, другой продает по другой цене, и это не связано с географическими факторами. Пример - Армения и Грузия. Между прочим, в Грузии Бурджанадзе сказала, что они будут рассматривать в парламенте возможность выхода Грузии из СНГ. Как вы относитесь к использованию фактора энергетики в межгосударственных отношениях?

Сергей Миронов: Может быть, я разочарую радиослушателей, но если бы Россия реально хотела использовать этот фактор и его использовала, то - есть такая присказка - мало бы не показалось. Россия исходит абсолютно из других приоритетов, из других принципов построения своих отношений с нашими ближними соседями иногда, в том числе, и в ущерб своей экономике, в ущерб каким-то своим экономическим выгодам, понимая всю значимость интеграционных процессов и будущих взаимоотношений с нашими ближними соседями, с которыми мы всегда хотим жить именно в добрососедстве. Различные параметры такой торговли обусловлены не каким-то давлением или какой-то игрой на этом рынке, а абсолютно прагматичными отношениями, двусторонними, многосторонними, тем уровнем договоренностей, которые существуют.

Вы затронули вопрос о Грузии, и я искренне сожалел, что грузинская делегация не прибыла на Межпарламентскую ассамблею. Я думаю, что эмоции не всегда самое лучший советчик. Должен сказать, что в этой ситуации, когда члену парламента Грузии вроде бы не была выдана виза (почему я говорю "вроде бы" - потому что, например, на момент заявления Нино Бурджанадзе такая виза уже была дана), сам факт уже какой-то задержки - это, к сожалению, говорит о не очень высокой трудовой дисциплине в российском посольстве. Никаких юридических оснований не давать визу члену международной делегации на международный парламентский форум, не было. И у нас, слава богу, законы исполняются и законы знают. Думаю, что просто какая-то была нерасторопность или, может быть, по-русски могу сказать, головотяпство со стороны какого-то сотрудника посольства, не более того. Поэтому я не думаю, что правильно делать далеко идущие выводы из такого мизерного и незначительного инцидента, хотя он достоин сожаления, и я свои сожаления публично высказывал и еще раз высказываю.

Я думаю, что выгоды от сотрудничества, в том числе по парламентской линии, всегда больше, чем неучастие в таком сотрудничестве.

Михаил Соколов: Как вы относитесь к закону о неправительственных организациях?

Сергей Миронов: Нужно внимательно смотреть. К сожалению, некие основания для возникновения самой темы были, и они есть, увы, это так. Но там нужно очень внимательно и осторожно смотреть, чтобы, образно говоря, с водой не выплеснуть ребенка. А может быть, вообще ничего выплескивать и не надо, я бы так сформулировал. Поэтому будем смотреть.

Михаил Соколов: Вы - лидер "Партии жизни". Как вы относитесь к идее партийного правительства, которую выдвигает "Единая Россия", уже как законопроект?

Сергей Миронов: К идее партийного правительства отношусь отрицательно. Даже не потому, что меня можно заподозрить в каком-то неуважении или, боже упаси, нелюбви к партии "Единая Россия". Я опытный парламентарий и знаю, что никогда нельзя писать законы под нынешнюю конъюнктурную ситуацию либо под конкретного человека, либо под конкретную партию. Не удивлюсь, если по прошествии какого-то времени, если бы этот закон был принят, "Единая Россия" оказалась бы в оппозиции, и я думаю, что она будет очень горько сожалеть о том, что инициировала этот закон. Более того, считаю, что правительство в России, особенно на нынешнем историческом отрезке, прежде всего должно быть профессиональным, а не партийным.

В отличие от закона, который инициируется по участию, в том числе, партии, которая набрала больше всего на региональных выборах, по выдвижению кандидатуры на пост главы региона, - там я поддерживаю по одной простой причине. Там в конечном итоге решение принимает законодательный орган своим большинством, то есть партия инициирует, но она должна провести это решение через парламент. А вот здесь, говоря о высшем руководстве страны, председателе правительства, я, например, противник такой инициативы партии "Единая Россия".

XS
SM
MD
LG