Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пропадет ли Грузия без СНГ: политологи о последней инициативе Тбилиси


Андрей Бабицкий

Как рассказал мне недавно московский приятель, лишь узнав об открытии в городе нового ресторана «Джорджия», он осознал, до какой степени испорчены отношения между Москвой и Тбилиси. Если владельцы заведения не рискуют использовать русский топоним «Грузия», опасаясь, что это отпугнет посетителей, то можно себе представить, какова сегодня общая тональность отношений между двумя странами.

Сомнения по поводу целесообразности участия Грузии в СНГ грузинские политики высказывали давно (собственно, с момента вступления), но обсуждение этой проблемы в парламенте означает начало реальной процедуры выхода, которая может быть завершена в довольно короткие сроки.

По словам инициировавшего дебаты в парламенте члена Республиканской партии депутата Давида Бердзенишвили, в самом общем виде вопрос о членстве Грузии в СНГ – это вопрос о невозможности оставаться в пространстве, над которым Россия в том или ином виде сохраняет политический контроль.

Давид Бердзенишвили указывает, что вопрос о выходе его страны из СНГ поддержало и парламентское большинство, и (в более мягкой форме), председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе. А это означает, что в грузинском обществе существует социальный заказ на такие шаги. "До тех пор, пока Грузия хотя бы формально остается в системе СНГ, Грузия в Москве многими политиками и не только воспринимается как территория, на которую распространяется российское влияние.

Проживающий в Москве руководитель гуманитарного проекта «Арт-Транзит» Николай Топурия считает, что выход из СНГ лишит Грузию еще одной площадки для обсуждения спорных вопросов, с которыми у двух стран и так большой дефицит.

Напротив, по мнению депутата Давида Бердзенишвили, переговоры между двумя странами напрямую, без участия посредников, могут быть продуктивными. В качестве примера он приводит соглашение о выводе из Грузии российских баз, а также историю трех балтийских республик, которые при образовании СНГ категорически отказались к нему присоединиться: "От этого балтийско-российские отношений только выиграли. Поэтому думаю, что если грузинский парламент доведет до конца наши предложения, и Грузия выйдет из состава СНГ - это будет только способствовать улучшению ситуации между Россией и Грузией".

Российский политолог Владимир Жарихин предполагает, что Россия непременно накажет Грузию за нежелание оставаться в созданном ей союзе.

Проблемы могут возникнуть и локальные: "как известно, президент Грузии закончил киевский Институт международных отношений, а Бурджанадзе московский. В рамках СНГ есть договор о взаимном признании дипломов. Два главных человека в Грузии могут оказаться без высшего образования".

И более серьезные: "Доступ дешевых российских энергоносителей на грузинский рынок будет затруднен, как и грузин на российский рынок рабочей силы, и это повлечет для грузинской экономики и для населения последствия по полной программе". По словам эксперта, сегодня грузинские граждане обходят визовые затруднения так: они получают азербайджанскую визу, а уже из Азербайджана, который связан с Россией безвизовыми соглашениями, перебираются на север. При выходе Грузии из СНГ такого рода варианты будут невозможны, считает он.

Руководитель проекта «Арт-Транзит» Николай Топурия указывает, что на низовом уровне граждане двух стран научились обходить воздвигаемые политиками барьеры. Однако новое осложнение "в верхах" может нанести этим множественным межличностным контактам непоправимый ущерб. "И так было сделано очень много, чтобы разъединить два государства. Несмотря на это, российский капитал сегодня присутствует в Грузии, много грузин работают в России, делают свой бизнес. На уровне населения все обстоит намного лучше. Но политики сегодня предпринимают такие шаги, когда будет невозможно народам общаться между собой, и это может привести к тому, что дороги назад уже не будет".

Директор Кавказского института за мир, демократию и развитие Гия Нодия говорит о том, что с СНГ или без него Россия сохранит возможность влиять на грузинскую политическую реальность. "Самое важное – это конфликты в Абхазии и Южной Осетии. Пока в этих регионах Россия фактически правит бал, Грузия останется зависимой от России в вопросах безопасности".

Инициатор громкого разбирательства в грузинском парламенте Давид Бердзенишвили полагает, что у СНГ так или иначе нет будущего. А российский политолог Владимир Жарихин опасается, что вне СНГ (и без России) без будущего может оказаться сама Грузия.

"Она неслучайно в свое время вступала в Российскую империю. (Теперь) Грузия окажется один на один со своим непростым окружением". Угроза со стороны Персии и Османской империи (теперь Ирана и Турции), не канула в прошлое, она продолжает оставаться актуальной и сегодня, полагает политолог: "Речь идет о десятилетиях, об исторических процессах. Мир изменился в лучшую сторону, но не очень сильно. Представить себе, что Соединенные Штаты оккупируют Ирак, лет 15 назад было бы достаточно сложно".

Депутат Давид Бердзенишвили видит два варианта развода Грузии с Россией - радикальный и мягкий, "по правилам".

"В 1994 году вступление Грузии в СНГ было проделано с нарушением закона. Можно просто дезавуировать это решение. Другой сравнительно длительный путь - выход из Содружества по описанной в его уставе процедуре. Если парламент примет такое политическое решение, то оно может быть реализовано в течение нескольких месяцев".

XS
SM
MD
LG