Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты комментируют доклад парламентской комиссии Северной Осетии о трагедии в Беслане


Анна Колчина, Москва

Сегодня во Владикавказе североосетинская парламентская комиссия во главе со Станиславом Кесаевым обнародовала свой итоговый доклад по расследованию обстоятельств теракта в Беслане в сентябре прошлого года. Главный вывод комиссии - захват бесланской школы стал следствием недоработки правоохранительных органов. Работа МВД и ФСБ должна быть признана неудовлетворительной, заявил сегодня Станислав Кесаев. Доклад вызвал негативную реакцию представителей комитета "Матери Беслана". В частности, одну из активистов комитета Эллу Кесаеву не подпускали к микрофону и не дали ей слово. "От доклада североосетинского парламента ждали гораздо больше. Мы ждали правды, но ничего нового нам не сообщили". Доклад комиссии в интервью радио «Свобода» прокомментировали политолог Алан Касаев и эксперт по проблемам Кавказа Алексей Ващенко

Алан Касаев: Я как осетин, как человек, близко знавший очень многих из тех, которые оказались в этой трагической ситуации тогда в Беслане, эмоционально рассчитывал на то, что будет сказана некая правда. Конечно, как журналист и исследователь я совершенно четко понимал, что в комиссии состоят далеко не боги. Работать лучше, чем в нашей стране работают органы милиции, прокуратуры, безопасности они вряд ли способны. Так оно, в общем-то, и оказалось. Мы можем рассчитывать на то, чем располагаем, ни на что больше.

- О чем говорили сегодня?

Алан Касаев: Мы ничем новым не располагаем. Все также стоят вопросы. Виноваты ли правоохранительные органы в том, что произошел сам этот чудовищный теракт? Комиссия говорит: "Да, они виноваты, с одной стороны. С другой стороны, предварительной информацией они не обладали". Конечно, это само по себе не обеляет никого. Предварительной информацией они должны были бы обладать. Это все мы знали и раньше. По школе стреляли огнемет, танк, гранатомет со стороны федеральных сил. Те, кто был там, на месте, они это знали. Все остальные догадывались, что так оно и происходило.

Почему стрелял? На каком основании? Нарушено ли законодательство? Кто конкретно отдавал приказы об этой стрельбе? Самое главное, подвергалась ли опасности жизнь находившихся внутри заложников в тот момент, когда осуществлялась стрельба этими видами оружия? На эти вопросы ответов комиссия не дала, повторяю, и не могла дать.

- Ответил ли доклад на какие-то ваши вопросы?

Алан Касаев: Доклад подвел нас всех в очередной раз к мысли, что у нас слабое государство. К сожалению, надо сказать, что эти банальные выводы соответствуют истине. Что могла еще комиссия сделать по этому поводу? Отвечаю. Могла назвать конкретные фамилии - не назвала. Почему? По какой причине? По причине недостаточно высокого для обнародования каких-либо фамилий уровня компетентности.

- Ничего нового сказано не было?

Алан Касаев: В принципиальном плане - нет.

28 декабря комиссии Госдумы и Совета Федерации обнародуют результаты своей работы.

Алан Касаев: Поскольку оглашенный сегодня доклад комиссии парламентариев Северной Осетии будет передан в распоряжение комиссии Торшина, я думаю, что именно этот доклад ляжет в основу фактической, констатирующей части доклада комиссии Торшина. Я думаю, что комиссия Торшина будет отталкиваться в фактической, констатирующей части от доклада комиссии Кесаева, а в части постановляющей, мне кажется, что выводы будут размыты. Ответственными будут названы многие. Конкретных виновных комиссия парламентская, комиссия Торшина тоже не назовет.

Эксперт по проблемам Кавказа Алексей Ващенко считает, что работа комиссии первого вице-спикера Станислава Кесаева принесла ощутимый результат. Во время работы комиссии террористические акты на территории Северной Осетии прекратились.

Алексей Ващенко: После трагических событий в Беслане, когда начала работать комиссия Станислава Кесаева, я обратил внимание на то, что практически мгновенно прекратились террористические акты, которые проходили на территории Северной Осетии, которых было много за последние 10 лет - взрывы на рынке, взрывы против воинских частей. Сейчас, когда комиссия начала официально разбираться в чем причина Беслана, когда появились нестыковки между официальной версией, и Генеральной прокуратурой, и специальных служб и тем, что было на самом деле, то после этого террористические акты прекратились.

Мне очень жаль, что после известных событий в Дагестане, например, рейд Радуева или война в Чабан-Махи, Кара-Бахи, что депутаты республики Дагестан не сделали подобных комиссий. Потому что у них бы тогда, я считаю, мгновенно бы прекратились террористические акты. После этого можно было бы точно поставить точку над i, что все-таки это была провокация, устроенная Путиным и кампанией или это были, действительно, трагические события, которые инспирированы были только Басаевым. Как это все происходило вторжение? Почему они смогли вторгнуться? Почему смогли спокойно выйти?

Я думаю, что опыт Северной Осетии, который появился, благодаря Станиславу Кесаеву, его надо распространить и дальше.

XS
SM
MD
LG