Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевые свидетели по делу Кулаева упорно уклоняются от явки в суд


Юрий Багров, Владикавказ

Бывший президент Северной Осетии Александр Дзасохов так и не появился сегодня на судебном процессе над Нурпаши Кулаевым, единственным участником захвата школы в Беслане, который попал в руки российских властей живым.

Ожидалось, что в четверг показания дадут бывшие руководители Северной Осетии. Повестки о явке на судебные заседания уже неоднократно отсылались бывшему президенту Северной Осетии Александру Дзасохову, экс-руководителю УФСБ республики Валерию Андрееву, заместителю директора Федеральной службы безопасности России Владимиру Анисимову. В начале сентября 2004 года они возглавляли оперативный штаб по спасению заложников, их показания хотят заслушать как представители прокуратуры, так и потерпевшие. Председательствующий на процессе Тамерлан Агузаров заявил, что телеграммы с требованием явиться в суд разосланы бывшим руководителям региона не только на домашние адреса, но и по месту их нынешней работы.

В отсутствие г-на Дзасохова (многие считают экс-президента ответственным за случившуюся трагедию, которая стоила в итоге ему высокого поста) показания сегодня давал руководитель медико-генетической лаборатории в Ростове доктор биологических наук Игорь Корниенко. Он рассказал, каким образом проводилась генетическая идентификация останков (к этой процедуре у родственников потерпевших было также много вопросов, высказывались опасения, что экспертиза проводилась недостаточно внимательно).

Специалист рассказал, что был назначен старшим группы идентификации тел погибших заложников в школе №1 13 сентября 2004 года. В сформированную им группу, которая занималась ДНК-идентификации погибших, вошли пять специалистов, включая его самого, и младший технический персонал. "Была разработана стратегия, которая включала в себя типирование, то есть проведение ДНК-анализа вначале тел погибших, а затем родственников, формирование обоих массивов - массива тел и массива родственников, и сравнительный анализ ДНК. Учитывая состояние биологического материала, который был мне представлен (а он был представлен в довольно-таки хорошем состоянии), мы определили срок идентификации, который был равен 1,5 месяца", - отметил свидетель.

В намеченные сроки ростовские специалисты уложились. А объяснения руководителя группы, видимо, показались потерпевшим убедительными. Они по очереди вставали и благодарили Игоря Корниенко.

Суд также заслушал показания Валерия Карлова, чей отец работал в школе котельщиком и был убит в первые минуты захвата. Валерий Карлов убежден, что жертв могло бы быть меньше, если бы власти не скрывали информацию о числе заложников.

"Первая информация поступила к людям, которые стояли рядом со мной, от Дзантиева (Казбек Дзантиев, на момент трагедии министр внутренних дел Северной Осетии – Радио Свобода). Он подъехал на своей машине, открыл переднюю дверцу и на замечания людей, как же такое могло случиться, что проехали (террористы – РС), стал на них кричать - что мы ничего не понимаем. Весь первый день был сплошной хаос, очень много неправды. Неправда была и потом", - заметил свидетель.

XS
SM
MD
LG