Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты Ходорковского три дня пробыли в колонии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Андрей Шароградский: Адвокаты Михаила Ходорковского, побывавшие в колонии, где содержится их подзащитный, сегодня встречались с журналистами и рассказывали о результатах своей поездки и других событиях, связанных с именем бывшего главы компании "Юкос". Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: За три дня пребывания адвокатов Михаила Ходорковского в Краснокаменске, они не осилили и половины от запланированного. На общение с подзащитным у них было не более трех часов в день, причем адвокатам не разрешали беседовать с Ходорковским коллегиально, что также осложняло работу. Рассказывает адвокат Михаила Ходорковского Карина Москаленко.

Карина Москаленко: Я полетела к Михаилу Борисовичу Ходорковскому, чтобы обсудить нашу жалобу в Европейский суд по правам человека по нарушениям, которые уже имели место в самом судебном разбирательстве. Ранее была зарегистрирована в Европейском суде жалоба по незаконному содержанию под стражей. Это проект жалобы на несправедливое судебное разбирательство.

Забегая вперед, скажу, что я уехали почти не солоно хлебавши. Потому что, проделав почти 7 тысяч километров и заранее дав телеграмму о том, что мы прибывает для работы над серьезнейшими документами, я вправе была рассчитывать, что нас всех пустят, что у нас будет возможность работать, что нам все три рабочих дня предоставят такую возможность. Но не тут-то было. Нам удалось поработать вплотную над жалкой трети, может быть, четверти документа. Мы оказались озадачены.

Марьяна Торочешникова: Специфика жалобы в Европейский суд заключается в том, что в отличие от любого другого обжалования, заявителем является сама жертва. Только те моменты, которые заявитель считает необходимым выделить, только они должны быть предметом жалобы. Поэтому адвокаты связаны волей подзащитного при обращении в Европейский суд и обязаны проговаривать с ним каждый пункт жалобы. Говорит Карина Москаленко.

Карина Москаленко: Единственное, чем я, наверное, довольна, что власть продемонстрировала в очередной раз все эти нарушения, не давая даже в нормальном режиме составлять жалобу в Европейский суд. У меня появляется к жалобе по 6-й статье "нарушение права на справедливое судебное разбирательство" еще и жалоба по 34-й статье Европейской конвенции, которая гарантирует беспрепятственный доступ человека для обращения в Европейский суд.

Марьяна Торочешникова: Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации содержит в себе положение, согласно которому осужденные, отбывающие наказание в колонии, имеют право на беспрепятственное общение с адвокатами. Но инструкция, утвержденная приказом министра юстиции России Юрия Чайки, говорит о том, что осужденные могут общаться с адвокатами только после окончания трудового дня. Говорит адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт.

Юрий Шмидт: Инструкция совершенно явно противоречит закону, потому что она вносит в него весьма существенные изменения. Мы ее, естественно, будем обжаловать (эту инструкцию), потому что господин Чайка в данном случае явно превысил свою компетенцию.

Карина Москаленко: Совершенно верно. Добавляю, что это дикость, при которой 8 часов рабочего дня адвокаты ожидали, когда Ходорковский выполнит пятилетку по пошиву перчаток.

Юрий Шмидт: Удвоит ВВП.

Карина Москаленко: Да, дожидались вечернего времени, чтобы с уставшим человеком обсуждать серьезнейшие правовые и не правовые вопросы. Все это происходило, вся эти дикость, под девизом "Не будем делать для него исключений". А теперь посмотрите на лукавство, лицемерии и, если хотите, ложь властей, когда она в порядке исключения отсылает его туда, где с ним и работать невозможно, добраться невозможно и произволу противостоять невозможно. Потому что, когда на следующий день я послала лично Юрию Ивановичу Калинину телеграмму: "Если это не есть ваше личное указание, извольте немедленно дать указание администрации колонии, которая из-за них страдает, которая будет крайней, как всегда", никакого ответа не последовало.

Марьяна Торочешникова: Юрия Шмидт возмущен даже не столько теми ограничениями, которые накладывала администрация колонии на общение адвокатов с Михаилом Ходорковским, сколько тем фактом, что его подзащитного отправили отбывать наказание в другой конец страны.

Юрий Шмидт: Я где-то так представлял себе, сидя в самолете, людей, которые разглядывали карту ГУЛАГа и думали - куда бы их засунуть так, чтобы всем было плохо, чтобы лишить даже той возможности, которая на сегодняшний день записана в кодексе: четыре личных свидания, шесть общих свиданий. Для того чтобы на два часа попасть общего свидания, нужно преодолеть 6 тысяч километров (7 часов полета на самолете и 15 часов поездки на поезде с ожиданиями, а потом на машине ехать по совершенно разбитой дороге). Власть хотела добиться одной цели - как можно полнее выключить Ходорковского из общественной и политической жизни. Надо сказать, она в этом очень сильно преуспела. Иначе как издевательством, все, что учинено при грубейшем нарушении закона, назвать нельзя.

Марьяна Торочешникова: Юрий Шмидт сообщил также, что в ближайшее время адвокаты отправят жалобу на незаконные действия Федеральной службы исполнения наказаний, заславшей Ходорковского под Читу.

А пока Михаил Ходорковский остается в Краснокаменной колонии номер 10, шьет рукавицы, а свободное от работы время проводит в библиотеке или за чтением многочисленных писем от сочувствующих, которые приходят к нему со всех концов страны.

XS
SM
MD
LG