Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова о нарушениях, зафиксированных 4 декабря


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шароградский: В день выборов в Мосгордуму 4 декабря сообщалось о многочисленных нарушениях в ходе голосования, однако представители Мосгоризбиркома утверждали, что все проходит в рамках закона. Независимые наблюдатели приводят много примеров нарушений, среди которых вбросы бюллетеней в урны и отказ в выдаче наблюдателям копий итоговых протоколов. Есть претензии и к тому, как работала 4 декабря новая электронная система подсчетов голосов. Тему продолжит Любовь Чижова.

Любовь Чижова: С начала избирательной кампании в Мосгордуму ассоциация «Голос», которая занимается защитой прав избирателей, не раз заявляла о нарушениях, с которой велась кампания. Главные - это огромный административный ресурс, задействованный партией власти, огромный поток информации о партии «Единая Россия» (плакаты, билборды, листовки) и минимум информации о других партиях. Результаты выборов в Московскую думу подтверждают, что это довольно эффективный метод предвыборной борьбы. О нарушениях, зафиксированных 4 декабря, говорит глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова.

Лилия Шибанова: Первое - это то, что мы столкнулись как корреспонденты газеты "Гражданский голос" на многих участках либо не пускали в течение дня, либо не предоставляли информацию, либо вообще удаляли с участков перед подсчетом голосов. Кроме того, по наблюдателям других политических партий от кандидатов было очень много звонков о том, что с утра не допускали от кандидатов. Требовали печать на уведомлениях, требовали аккредитации от наших журналистов, что тоже не требуется по закону.

Самые большие проблемы, конечно, были при подсчете голосов. У нас есть масса свидетельств о том, что не выдавали протоколы до того, как члены комиссии поедут в ЦИК.

Любовь Чижова: Лилия Васильевна, проходила в день голосования информация о вбросе бюллетеней.

Лилия Шибанова: У нас был только один участок, из которого поступила такая информация. Там действительно наблюдатель просто зафиксировал вброс. Но таких массовых вбросов не было. В ходе голосования есть, конечно, технические нарушения. Это, как правило, то, что переносные урны не находились на глазах у многих наблюдателей, а находились в кабинете у председателя где-то в другой комнате, о том, что были скотчем заклеены, а не опечатаны урны, о том, что фактически очень многие избиратели голосовали в открытую, не заходя в кабинку, отказывали в информации о численности избирателей. Кроме того, не заполнялись копии протоколов.

Любовь Чижова: В понедельник 5 декабря глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов сообщил журналистам, что выборы в Мосгордуму прошли в Москве без нарушений. На ваши сигналы там как-то реагировали?

Лилия Шибанова: Никак, во-первых, не реагировали. Мы, правда, в Мосгоризбирком не высылали приглашения, поскольку у нас нет их данных, а вот из Центральной избирательной комиссии мы ждали людей, потому что посылали приглашения, но, тем не менее, никто никак не реагировал. Дело в том, что информация у нас открытая, она на сайте. Мы делали очень широкую рассылку всем о том, что такая информация есть, но никакой реакции не было. Я думаю, что надо будет лично председателю Мосгоризбиркома послать пакет, распечатку на 17 листах той информации, которая есть, чтобы он хотя бы имел представление о том, что делается у него на участке.

Любовь Чижова: Как все эти манипуляции могут повлиять на итоги, на результаты выборов? Есть какая-то методика определения?

Лилия Шибанова: Конечно, померить в процентах и цифрах невозможно, потому что то, что мы видим в сводном протоколе, это только то, что мы видим по результатам суммирования данных с тех протоколов, которые получаем с участков. Если говорить о суммарных результатах, у нас проводился подсчет голосов, мы проводили его по протоколу номер 1, то есть по протоколу политических партий. Расхождения в пределах допустимых норм, то есть в пределах 2 процентов. На своде данных мы считаем, что фальсификации не было. То что можно было сделать, сделано на избирательных участках в день выбора и, естественно, в период агитации.

Любовь Чижова: Впервые на московских выборах на трети избирательных участков была использована новая система подсчета голосов с помощью комплексов для обработки избирательных бюллетеней. Глава Центризбиркома Александр Вешняков назвал ее эффективной и сказал, что она сработала в штатном режиме. А журналист издания «Газета» Айдар Бурибаев считает, что новые электронные урны открывают массу возможностей для манипуляции подсчета голосов.

Айдар Бурибаев: Они из себя представляют некий куб, сверху на котором находится пара цифр и табло. Избиратель заполняет бюллетень и складывает в приемную щель этой электронной урны. Урна в итоге сканирует поверхность бюллетеня и отмечает, где поставлена галочка. В конце дня все полученные результаты суммируются и выдаются соответствующие итоги.

Любовь Чижова: Чем мотивирует Избирком появление таких новых урн?

Айдар Бурибаев: Это интересно. Мотивируется удобством при подсчете и повышенной скоростью подсчета. На практике мы видим, что именно в тех участках, где применялись такие урны, наблюдатели получали в последнюю очередь на руки итоговые протоколы. Чем это объясняется, непонятно. В Избиркоме к этому относятся достаточно положительно. Говорят, что никто не обязан за 5 минут выдавать результаты. Хотя на выборах в ГД 2003 года автоматизированная система "ГАС-Выборы" выдавала результаты буквально через 10 минут.

Любовь Чижова: Какие возможности для манипуляции дарит новая система?

Айдар Бурибаев: Этого никто не знает. Дело в том, что никому неизвестна программа, заложенная в эту электронную урну. Соответственно, теоретически можно делать все, что угодно. Практика показывает, что разработчики практически подавляющего большинства программного обеспечения всегда оставляют лазейку. В известном текстовом редакторе если набрать определенное сочетание букв и цифр, то можно получить картинку. Точно такая же схема применена и здесь. Набором определенных цифр можно включать дополнительные функции, о которых все только подозревали.

Любовь Чижова: А теоретически какие это могут быть функции?

Айдар Бурибаев: Чисто теоретически эти функции могут предполагать манипулирование, жонглирование цифрами, то есть той информацией, которая уже заложена, информацией, которую он сканировал с избирательных бюллетеней. Опять же чисто теоретически вероятно, что, набрав определенное сочетание цифр, можно изменять результаты выборов.

Любовь Чижова: А как в Избиркоме относятся к вашим претензиям?

Айдар Бурибаев: Я звонил нескольким действующим членам Центризбиркома никто прямо не опроверг сообщение моего источника. Подавляющее большинство мнений состояло в том, что члены Избиркома занимаются избирательным правом. Они не техники и не компьютерщики, поэтому ничего внятного они сказать по этому поводу не могут. Компьютерщики говорят, что теоретически возможно все. Если неизвестен код программы, теоретически возможно манипулирование результатами выборов на любой стадии. Теоретически возможно предусмотреть возможность манипулирования результатами третьим лицом, то есть не тем лицом, которое собирает эти данные, не тем лицом, которое находится непосредственно возле, а третьим лицом. Это абсолютно непрозрачная система для определения волеизъявления народа, что недопустимо.

Любовь Чижова: Это был журналист издания «Газета» Айдар Бурибаев.

XS
SM
MD
LG