Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько серьезные последствия может иметь кризис в отношениях США с европейскими союзниками?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов.

Андрей Шарый: Вопрос о секретных американских тюрьмах в Европе и новых осложнениях в отношениях США с Европой активно обсуждается американской общественностью. Политологи и эксперты спорят на тему о том - возможно ли в действительности такое применение союзнических отношений, как помещение арестованных, задержанных в иностранные тюрьмы. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Один из самых авторитетных в Вашингтоне правоведов-международников, профессор Джорджтаунского университета Дэвид Коул полагает, что у США нет нужды ни в секретных тюрьмах, ни в жестких мерах воздействия на заключенных.

Дэвид Коул: Мы можем ловить членов «Аль-Каиды», мы можем держать их в заключении, мы можем их допрашивать, не нарушая законы войны. Законы войны позволяют заключать под стражу тех, кто воюют против вас. И мы держим таких людей в тюрьме в заливе Гуантанамо. Нет никакой необходимости держать их в секретных тюрьмах и применять к ним жестокие или унизительные наказания или другие меры насилия, чтобы получить от них информацию.

Владимир Абаринов: Эксперты, оправдывающие пытки, обычно приводят в качестве примера так называемую дилемму тикающей бомбы, то есть ситуацию, при которой жизнь тысяч людей должна быть спасена в течение ограниченного срока, когда, образно говоря, часовой механизм бомбы уже тикает. В таких условиях, говорят они, у властей может просто не остаться другого выбора, кроме пытки. Дэвид Коул считает этот довод абсолютно несостоятельным.

Дэвид Коул: Прежде всего - это гипотетическая ситуация. В реальной жизни я считаю ее маловероятной - когда точно известно, что бомба уже тикает, когда мы знаем, что необходимыми сведениями обладает именно этот заключенный, когда мы уверены, что под пыткой он даст нам правдивые, а не ложные сведения. Как видим, при отсутствии хотя бы одного из этих элементов вся гипотеза разваливается. В реальности происходит нечто совсем другое: если вы ослабляете запрет на пытки, ленивый следователь начинает применять их в ситуациях весьма далеких от ситуации тикающей бомбы. Вы неизбежно получаете в итоге Абу-Грейб. Поэтому правильный ответ - тот, к которому пришло мировое сообщество, и под которым подписались Соединенные Штаты, а именно - что пытка не является законным методом допроса. Бывают ситуации, когда ради спасения людей необходимо нарушить закон - такая вероятность всегда существует и может быть юридически оправдана. Но мы не можем разрешить пытку как законное средство ни при каких обстоятельствах.

Владимир Абаринов: Насколько серьезные последствия может иметь этот новый кризис в отношениях США с европейскими союзниками? Говорит Кит Ричберг, европейский корреспондент газеты Вашингтон Пост.

Кит Ричберг: Трансатлантические отношения всегда лучше на практике, чем в теории. Так, например, США и Франция взаимодействуют по сирийской проблеме - именно благодаря этой консолидированной позиции Запада Сирия была вынуждена вывести войска из Ливана. Иракская война - дело другое. Это не повод для политических игр, разногласия по этому вопросу носят действительно принципиальный характер. Европа находится в поиске своей новой идентичности. Она объединяется, стирает границы. Отдельные государства отказываются от ряда своих суверенных прав в пользу надгосударственных структур и международных организаций. Поэтому европейцы видят необходимость в создании противовесов бесконтрольному применению американской военной силы и считают, что каждый случай такого применения должен быть одобрен на международном уровне и пройти через ООН.

Владимир Абаринов: Телекомпания ABC News сообщила в понедельник со ссылкой на бывших и нынешних сотрудников ЦРУ о том, что американские секретные тюрьмы - одна из них в Польше, другая в Румынии - уже закрыты и переведены куда-то на север Африки.

XS
SM
MD
LG