Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саддам Хусейн не хочет смотреть в глаза своим жертвам


Ирина Лагунина

В Багдаде продолжается суд над Саддамом Хусейном и семью его ближайшими соратниками. Свергнутый иракский диктатор отказался в среду присутствовать в зале суда, заявив, что считает процесс незаконным. Экс-президент и его соратники обвиняются в массовом убийстве шиитов в деревне Дуджайль в 1982 году. Пока адвокаты обсуждают с судьями процессуальные вопросы, ожидается также выступление двух свидетелей.

«Да здравствует Ирак, да здравствует арабское государство, да здравствуют арабы, долой диктатуру, да здравствует демократия», - скандировали в зале суда Саддам Хусейн и его сводный брат Барзан Ибрагим аль-Хасан ат-Тикрити в предыдущие дни процесса.

Восемь человек, включая Саддама Хусейна, обвиняются в убийстве более 140 человек в шиитской деревне Дуджайль 23 года назад. Еще более полутора тысяч жителей этого селения были отправлены в тюрьму. Это был ответ иракского режима на покушение на жизнь Саддама Хусейна в 1982 году во время его посещения Дуджайля.

Первый свидетель на суде – житель Дуджайля Ахмед Хасан Мохаммед – рассказал, как агенты разведки во главе со сводным братом Саддама согнали жителей деревни, окружили их, поместили в машины и отвезли в тюрьму спецслужб под названием «Зал 63». В ходе свидетельских показаний Ахмеда Хасана Мохаммеда брат Хусейна вскочил и закричал «Ложь!»

Никакого расследования того, что сделали люди, арестованные в Дуджайле, не было. Не было и суда. Большинство арестованных мужчин были ни в чем не повинные люди. Единственное, что могло их связывать с теми, кто пытался убить Саддама, - это родственные связи, говорит адвокат потерпевших Аднан аль-Дуджаили.

По его словам, то же относится к жительницам деревни: «В тюрьмах умирали и женщины, и старики, и дети. Несколько семей были полностью уничтожены. Я могу привести пример – в тюрьме закончился род Абд Завада аль-Зубайди. Их всех убили, выжила лишь одна девочка. Могу привести еще один пример семьи. В городе их называли «сказателями» - это семья Якуба Маджида аль-Якуба. Вся эта семья была уничтожена за исключением двух женщин. Семь мальчиков и отец были убиты», - рассказывает Аднан аль-Дуджаили. Его семья также пострадала от рук подсудимых: «Мой сводный брат Махрус принимал участие в покушении. В общей сложности режим Саддама уничтожил семерых моих братьев. Некоторые из них в момент, когда произошло покушение, были в армии – на фронте. Шла ирано-иракская война. А другие работали. Они вообще ничего не знали о покушении, ничего общего с ним не имели. У моего брата Али остались четыре дочки», - говорит защитник.

По его словам, после того, как арестованных в течение года держали в тюрьме разведки, их выселили в деревню близ иракско-саудовской границы. Выпустили их только через четыре года. Все, кому удалось выжить из 120 семей Дуджайля, вернулись домой.

После арестов началось уничтожение садов, выкорчевывались деревья. Начиная с октября 1982 года, бульдозеры уничтожили все в районе от шоссе до селения и до ирригационного завода – около 20 тысяч гектаров сельскохозяйственной земли. Это были хорошо возделанные виноградники, плантации пальм, гранатового дерева, апельсинов. Целые семьи жили за счет этих садов – говорит адвокат.

Зайнаб Аднан родилась уже после попытки покушения в 1982 году: «Я родилась в тюрьме. Моя мать рассказывала, что сначала нас оправдали, но потом опять поместили в тюрьму. Вокруг тюрьмы, где мы находились, была пустыня. Не знаю, как в этой пустыне могли жить какие-то животные. Может быть, там были подземные воды. И я не знаю, как мы там выжили. Четыре года моей жизни были абсолютно ненормальными. Когда мы вышли из тюрьмы, я не знала, что такое нормальная еда. И на свободе я была очень неуверенным в себе ребенком. У меня не было ни отца, ни брата, ни дяди. Я не знала, что означает слово «отец», - рассказывает Зайнаб.

«Саддам оставил в моем сердце великую боль. Когда его осудят и расстреляют, эта боль осядет. Когда его расстреляют, я почувствую, что у нас есть государство и правительство», - говорит девушка.

Жителей Дуджайля, переживших преследования во времена Саддама – сотни. Свидетелей на суде будет в общей сложности девять. Кто-то, не побоявшись, согласился открыть лицо для телекамер. Женщина, которая открывала второй день процесса, боялась настолько, что ни судьи, ни подсудимые не видели ее лица, а ее голос был специально искажен до неузнаваемости. Впервые в Ираке о преступлениях прошлого режима говорят с официальной трибуны в таких деталях и с такой болью.

Не только жители Дуджайля наблюдают сейчас за процессом над бывшим диктатором. Хусейну престоит выслушать не менее 12 обвинений. В частности – в истреблении жителей священного шиитского города аль-Наджафа за то, что они поддерживали духовного лидера шиитов Мухаммада Бакира аль-Садра, казненного режимом Саддама в 1980 году.

Кладбище в этом городе теперь мемориальное.

«Я хороню здесь людей с 1977 года. И сегодня я здесь, окруженный семьями, пришедшими на могилы своих родных», - говорит директор кладбища в Наджафе Зухаир аль-Амиди. Он тоже желает наказания Саддама Хусейна: «Я чувствую, что я – одна из его жертв, потому что двое моих братьев были расстреляны. Одного я точно знаю убили в 1986 году, а тело второго недавно нашли в массовом захоронении».

«Сегодня я видел женщину, она пришла на могилу сына – рассказывает Зухаир. –Она принесла с собой свечи и хну. Я спросил ее, зачем она принесла с собой свечи. Она ответила: «Это свечи горя. Когда я услышала о суде над Саддамом Хусейном, я подумала, что надо пойти на могилу сына. Я не была здесь четыре года. Но вот прочитала в газете про суд и пришла сюда со свечами и хной».

Хной женщины красят ладони накануне свадьбы – когда начинается их новая жизнь.

XS
SM
MD
LG