Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем досадила России ОБСЕ


Ирина Лагунина

На проходившей в столице Словении Любляне в начале этой недели встрече министров иностранных дел государств-членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) развернулся жаркий спор о том, насколько ясны, точны и беспристрастны правила, по которым работают наблюдатели ОБСЕ на выборах в различных странах. Ставшая инициатором дискуссии России усомнилась в том, что ОБСЕ применяет одинаковые стандарты для западного мира и для государств, образовавшихся после распада Советского Союза.

Москва была настолько недовольна работой наблюдателей в Беларуссии, Грузии и на Украине, что даже временно заморозила в этом году выплаты в бюджет ОБСЕ. Ее особые претензии вызвало расположенное в Варшаве Бюро по демократическим институтам и правам человека. После встречи в Любляне будет произведена оценка деятельности наблюдателей, специалисты посмотрят, как можно улучшить их работу, что изменить в ней. "Что касается стержневой сферы… - наблюдения за выборами, то абсолютно необходимо ввести в этой сфере ясные, транспарентные принципы, методологию формирования миссий, назначения их руководителей", - отметил в своем выступлении министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Российскую сторону этот компромисс удовлетворил. Правда, как говорили дипломаты в кулуарах встречи, такое решение чревато возобновлением конфронтации в следующем году. Что же могло вызвать столь явное неприятие Москвы в деятельности наблюдателей?

Исполнительный директор Международной хельсинкской федерации – базирующейся в Вене международной правозащитной организации, образованной на основе Хельсинкского акта и тесно работающей с ОСБЕ - Аарон Роудс считает, что плохо мотивированное недовольство России явно имеет политический характер.

"Факт состоит в том, что наблюдатели ОБСЕ работают по очень четким правилам, - говорит директор Роудс. - Особенно удручает в этих обвинениях в адрес системы наблюдательных миссий ОБСЕ, что обвинения никогда не подкреплены никакими даже минимальными фактами и доказательствами, конкретными примерами - где и как были применены двойные стандарты. Так что проверить обоснованность этих обвинений невозможно. Поэтому возникает ощущение, что единственная причина, по которой делаются эти обвинения, состоит в том, что российской стороне не нравятся результаты мониторинга за выборами. Им не нравится результат, и поэтому они нападают на процесс".

Вероятно, сначала надо выяснить, какие же правила установлены для наблюдателей ОБСЕ на выборах. Ведь мониторинг начал проводиться не вчера. Эта практика существует с момента основания Бюро в 1990 году и постоянно расширяется. Как рассказывает представитель Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ Урдур Гуннарсдоттир, "правила, которыми мы руководствуемся, очень просты, и мы никогда их не меняем. Мы применяем одни и те же стандарты, когда направляем наблюдателей в Россию, в Грузию, в Украину, в Соединенные Штаты, Великобританию, Болгарию. Я просто перечислила несколько стран, где мы работали в последние два года. У нас есть вполне определенная методология. Мы начинаем работать за два, иногда за три месяца до выборов - изучаем, как проходит предвыборная кампания, как работают средства (массовой) информации, все те институты, которые влияют на ход кампании. А когда подходит день голосования, мы направляем большое количество наблюдателей для того, чтобы они следили за самим процессом волеизъявления. Количество наблюдателей не всегда одинаково, но решение об их числе принимается в каждом конкретном случае после того, как мы направляем в страну нашу группу, которая проводит анализ, насколько сложными будут выборы, насколько серьезные проблемы могут возникнуть, что говорят политики, пресса, представители гражданского общества в этой стране".

Правила везде одинаковы, говорит г-жа Гуннарсдоттир: "Основное из них состоит в том, что мы не определяем, были ли выборы честными и справедливыми или нет. Мы наблюдаем и описываем то, что мы видели. Мы не включаем (в отчеты) те данные, которые не можем подтвердить на сто процентов. А объявлять, были ли выборы честными и легитимными, не входит в нашу задачу. Мы только говорим о том, что видели. И это - не двойные стандарты. Это очень четкие и простые стандарты".

В качестве примера возьмем последние выборов в Казахстане. Координатор миссии ОБСЕ на выборах Брюс Джордж в своем заявлении указал, что хотя по мере приближения к дню голосования в работе Центральной избирательной комиссии этой страны наблюдались улучшения, президентские выборы не отвечали целому ряду требований ОБСЕ и международным стандартам демократического волеизъявления.

Глава миссии Бюро по демократическим институтам и правам человека Одри Гловер уточняет, что власти Казахстана не смогли обеспечить всем кандидатам равные возможности по ведению предвыборной кампании, а избиратели были лишены объективной информации о них.

Напротив, глава миссии наблюдателей СНГ Владимира Рушайло считает, что права избирателей были соблюдены в полном объеме, а сами выборы стали свободными, открытыми и легитимными.

Представитель Бюро по демократическим институтам и правам человека Гуннарсдоттир затрудняется сказать, почему разные группы наблюдателей сделали столь отличные наблюдения об одних и тех же выборах - по ее словам, наблюдатели от СНГ не раскрывают методику своей работы.

Бюро старается извлечь уроки из зачастую своеобразного восприятия наблюдателями-россиянами выборных процессов, просто вовлекая их в свою работу как можно шире: "В ходе двух последних (и очень масштабных) миссий в Азербайджане и Казахстане в составе наших групп было очень много россиян, до 10% от общего числа наблюдателей". Бюро вообще стремится обеспечить максимально широкое национальное представительство своих миссий. В двух упомянутых случаях в миссиях Бюро "были задействованы представители 40 государств-членов ОБСЕ из 55. Мы были очень довольны этим обстоятельством, и особенно участием россиян в нашей команде".

Разумеется, их наблюдения расходились. Как говорит г-жа Гуннарсдоттир, в Казахстане, где от ее организации работало более 400 наблюдателей, "кто-то видел хороший день выборов, когда ничего не происходит, а кто-то видит хаос и проблемы. Мы собираем эти наблюдения воедино. Но это - нормальный процесс. Государство не является единым монолитом. Но когда работают так много наблюдателей, картина того, что происходит в целом по стране, получается весьма точной".

Наблюдатели проходят специальную подготовку. "Когда они приезжают на место, мы посвящаем тренировке целый день, - рассказывает наш собеседник. - Подготовка включает знание международных норм, местного законодательства и закона о выборах - потому что мы находимся в стране по ее приглашению и должны соблюдать ее законы. Любые выборы должны отвечать не только международным стандартам, но и местному закону. Мы за этим тоже следим".

Как говорит Урдур Гуннарсдоттир, российским наблюдателям в миссии ОБСЕ (учитывая повышенный интерес России к мониторингу выборов в Казахстане) было предложено провести подготовку наблюдателей в Москве, что и было сделано.

На встрече в Любляне не было принято финального документа. Это происходит уже третий раз подряд. Некоторые дипломаты опасаются, что тем самым может быть подорвана роль ОБСЕ как основного гаранта прав человека в Европе.

Исполнительный директор Международной хельсинкской федерации Аарон Роудс подобных опасений не разделяет: "Не думаю, что это так важно - есть финальный документ или его нет. Но вот отсутствие консенсуса по такому серьезному вопросу, как наблюдение за правами человека и выборами, - это серьезная проблема. Необходимо убедить все государства-члены ОБСЕ, что это - нечто, что идет на благо людей в их странах, и это хорошо для стабильности (политических) режимов в регионе. Если они согласятся на столь тщательную проверку их деятельности, то доверие к ним только возрастет".

Режимы, которые приходят к власти благодаря подтасовкам на выборах, нестабильны, считает Аарон Роудс.

XS
SM
MD
LG