Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России начинается широкомасштабная реформа вооруженных сил


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Дмитрий Волчек: В России начинается широкомасштабная реформа вооруженных сил. По плану Генерального штаба, теперь армия будет в первую очередь бороться с терроризмом. План реформы разработан в Генштабе под руководством начальника Главного оперативного управления, генерал-полковника Александра Рукшина. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: Генерал армии Юрий Балуевский в начале декабря провел в Генеральном штабе закрытое совещание, на котором обсуждали новый план реформирования вооруженных сил. В ближайшие годы в целях сокращения бюджетных средств, количество военнослужащих в армии сократят на 100 тысяч человек - до 1 миллиона военнослужащих. Также сократится количество генеральских должностей - с 14400 до 1100.

Новая задача российской армии - борьба с терроризмом. Для этого вместо военных округов появятся региональные управления или направления: Дальневосточное - Восток, Среднеазиатское - Юг и Западноевропейское - Запад. По мнению военного обозревателя "Комсомольской правды" Виктора Баранца, новые реформы вооруженных сил - это стремление некоторых генералов выслужиться перед Кремлем накануне президентских выборов. Учитывая огромное количество проблем в армии, очередные перемены в ней ни к чему хорошему не приведут.

Виктор Баранец: Новая структура вооруженных сил, по мнению авторов очередной реформы, сможет "более гибко и оперативно реагировать на террористические угрозы". Вообще-то, армия наша, как и любая другая, прежде всего, предназначена для отражения внешних военных угроз. А в борьбе с терроризмом она может оказывать, по существующей мировой практике, лишь содействие другим, специально созданным для этого силовым структурам - МВД, внутренним войскам, ФСБ и иным спецслужбам. Трудно себе представить, как наша атомная подводная лодка, или стратегический ракетоносец, или межконтинентальная баллистическая ракета будут бороться с террористическими формированиями, засевшими, скажем, в чеченских горах или проникшими в наши города и села.

На эту нелепость наш Генштаб в угоду некой политической моде ориентирует войска на антитеррористическую борьбу. Освоение методов борьбы с военными угрозами уже как-то задвинуто на задний план. Все время проводятся антитеррористические учения. Это политическая мода. На эту нелепость в угоду этой политической моде нашим генштабовским стратегам уже давно указывают крупнейшие российские и зарубежные военные аналитики. Тем не менее, эта опасная игра продолжается.

К чему это может привести? Перенацеливание вооруженных сил всецело на борьбу с терроризмом, на мой взгляд, это опаснейшее заблуждение, которое может поставить под угрозу безопасность государства, поскольку требует коренной ломки стратегии, тактики, боевых уставов и массу других директивных документов. Сокращение армии на 100 тысяч человек - вот сокращение ее на 300 генералов. Какая это реформа? Это банальные штатные мероприятия, которые итак уже длятся более 13 лет.

А теперь что касается территориальных командований. Здесь тоже ничего нового нет. Эта идея прорабатывалась в Генеральном штабе еще во времена Грачева, в начале 90-х годов прошлого века. Тогда трезвоумные генералы Генштаба отнеслись к идее с большой опаской. Такая ломка армии в условиях, когда у нее итак тысячи финансовых, управленческих, военно-технических, кадровых, социальных и других проблем, может в конец подорвать и без того невысокую боеготовность. Но и что же в итоге? В итоге имеем банальный и даже опасный реформаторский зуд. Не имея возможности, прежде всего, по финансовым соображениям кардинально улучшить качественные параметры вооруженных сил, генштабовские стратеги решили в очередной раз проиграться в перекройку организационно-управленческих структур войск и флотов. А когда впустую будут потрачены десятки миллиардов людей, придут новые реформаторы и начнут возвращаться к старым и оправдавшим себя структурам. Ведь такое уже было десятки раз.

Я могу вам назвать слету 5-6 примеров. Вспомните космические войска. Сливали их с ракетными войсками стратегического назначения. Потом их выводили. Железнодорожные войска выводили из Министерства обороны, а теперь опять ввели. Все это очень похоже на генеральскую игру в кубики. Это ясно, что это имеет некий политический такой оттенок, чтобы минимум к 2008 году, к выборам президентским, как в старые советские времена, отрапортовать какими-то новыми победами на безудержном реформаторском фронте.

Максим Ярошевский: Виктор Николаевич, а как скоро могут быть завершены подобные реформы?

Виктор Баранец: Я считаю, что такие глобальные замыслы для того, чтобы они полностью состоялись, я считаю, что необходимо минимум от 7до 10 лет. Это очень серьезная структура всей нервной системы вооруженных сил. Я уж не говорю о пунктах управления, штабах, уровнях подчинения, о перекройке всех директивных документов, положений, приказов, обязанностей. Армия еле-еле сводит концы с концами. Когда у нее старое оружие, когда офицеры сотнями тысяч бегут из армии без жилья, когда престиж офицеров опустился, как сейчас говорят, ниже плинтуса, разве сейчас нам время этим заниматься?!

Те так называемые реформы, которые мы делали 13 лет, ни одна из них не доведена до конца! Возьмите ключевую реформу, которой законно хвастается генштабовская стратегия, - введение контрактной службы. Но это же пародия на профессионализацию армии. Ведь даже знаменитой 76-й Воздушно-десантной дивизии ушло более 2 тысяч контрактников! Тем не менее, мы ставим задачу к 2008 году 80 частей полностью перевести на контрактную службу. Мне хочется спросить - ребята, а кто будет платить наемникам деньги, которые они хотят? Они же не хотят за 5 тысяч рублей в месяц служить. Они хотят минимум за 12. Все это мне напоминает самую отвратительную форму военного популизма, когда генералитет хочет щелкать своими лаковыми сапогами и докладывать Кремлю о новых успехах.

XS
SM
MD
LG