Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От Грозного к Грозному через Джохар и Ахматкалу: что меняется от перемены букв


Олег Кусов, Москва

Дзерасса Биязарти, Владикавказ

Магомед Мусаев, Махачкала

Елена Солнцева, Стамбул

В минувшую среду новый чеченский парламент обратился к руководству России с просьбой поддержать идею о переименовании города Грозный в Ахматкалу, в честь погибшего в прошлом году президента республики Ахмат-хаджи Кадырова. Развернувшаяся затем дискуссия дала неожиданный результат - против "города Ахмата" высказался исполняющий обязанности премьера Чечни Рамзан Кадыров. Он же, как считается, стоял за инициативой парламентариев. Поскольку реакция Кремля до сих пор является неизвестной, вопрос остается на повестке дня, считают наблюдатели.

Инициатива чеченского парламента для Москвы оказалась неожиданной, считают наблюдатели. Именно этим они и объясняют отсутствие внятной реакции высшего руководства страны. А без таковой не спешат отзывать свою просьбу и чеченские парламентарии. По другой точка зрения, вопрос о переименовании города не мог не обсуждаться с президентом России Владимиром Путиным во время его недавнего визита в Грозный. Однако последующая реакция общественности могла заставить Кремль пересмотреть планы увековечить память Ахмата Кадырова в такой форме.

В любом случае, подчёркивают эксперты, чеченский парламент не счёл нужным посоветоваться по этому поводу со своим избирателями. Бывший министр информации Чечни консультант фонда "Антитеррор» Руслан Мартагов считает, что тем самым республиканский парламент уже в первые дни своей работы подчеркнул свой невысокий статус.

"Этот факт красноречиво свидетельствует о том, как прошли выборы в парламент, насколько они были "разнополярные", как это пытался представить нам Вешняков (Александр Вешняков, председатель ЦИК РФ - РС). Фактически по указке Кадырова набрали 60 марионеток, и они послушно проголосовали за прихоть опять же Кадырова-младшего. На сегодняшнем парламенте и так был поставлен крест, но сегодня они поставили его очень жирно", - говорит г-н Мартагов.

Принимая свое решение, чеченские парламентарии едва ли учитывали опыт соседей. На Северном Кавказе в постсоветское переименованию была подвергнута только одна республиканская столица - город Орджоникидзе. Здесь речь шла и о возвращении городу исторического названия. Инициатива о переименовании исходила от общественности.

Мало кому известно, что столица Северной Осетии имеет два равновеликих названия. На картах и в официальных документах она фигурирует как Владикавказ. В средствах же массовой информации, издающихся на осетинском языке и в национальных телевизионных и радиопрограммах город звучит как Дзауджикау. В годы перестройки осетинская интеллигенция поставила вопрос о возвращении городу старого, дореволюционного имени. По мнению инициаторов такого переименования, советский революционер Серго Орджоникидзе имел к городу очень отдаленное отношение. Кроме того, видного партийного деятеля сталинских времен обвиняли в некорректной национальной политике.

Решив, от какого имени нужно отказаться, местная интеллигенция разошлась во мнении о том, какое имя следует принять республиканской столице. Одни выступали за то, чтобы городу вернуть название Владикавказ (так именовалась крепость, которая появилась на Тереке в конце XVIII века), другие отстаивали название Дзауджикау, доказывая, что имя столицы Северной Осетии должно иметь непосредственное отношение к национальной культуре.

В итоге тогдашнее руководство Северной Осетии пошло на компромисс. Верховный Совет республики постановил, что столица должна иметь два имени. Оба названия города считаются официальными. Только в русскоязычных документах и материалах город называют Владикавказом, а в осетинских - Дзауджикау. Тогда это решение положило конец затянувшемуся спору. Сторонники обеих версий названия города, по всей видимости, надеялись на то, что их вариант окажется долговечнее.

За пределами республики осетинское название этой местности практически неизвестно, но национальная интеллигенция не собирается отказываться от своего выбора.

В соседнем Дагестане к инициативе чеченского парламента отнеслись с юмором. По мнению подавляющего большинства опрошенных нами людей, переименование "по просьбе трудящихся", а потом отказ от него носят комичный характер.

Для представителей самой многочисленной в Дагестане аварской национальности временный премьер Кадыров и все его окружение после событий в пограничной станице Бороздиновской стали ассоциироваться с погромами, грабежами и убийствами, - хотя сам Рамзан Кадыров к бесчинствам был вроде не причастен. Дагестанцы рассматривают засилье кадыровского клана в Чечне как северокавказский вариант туркменского режима Сапармурата Ниязова. Кадыровцам не симпатизируют даже дагестанские милиционеры и спецназовцы, не говоря уже о простом народе.

Как считают здесь, название Грозный имеет славную и долгую историю. А судьба новоиспеченной Ахматкалы может казаться столь же недолговечной, как и города Брежнева, нынешних Набережных Челнов.

Известие из Грозного оставило совершенно равнодушной чеченскую общину Турции. По оценкам, за годы военных действий в Турцию приехали около 10 тысяч чеченцев. Самый крупный лагерь беженцев располагается на территории одной из стамбульских мечетей. Начальник лагеря Альберт Исидов категорически не согласен с идеей назвать столицу Чечни в честь погибшего президента Ахмата Кадырова, который вместе с сыном Рамзаном, продолжающим политику отца, сделали обстановку в Чечне "невозможной для жизни".

Беженцы из Чечни не жалуют обоих Кадыровых. По мнению бывшего милиционера из Грозного Вахида Акаева, Ахмат развязал вторую чеченскую войну, а его сын Рамзан причастен к организации похищений и исчезновений. Чеченцы считают, что нынешнее название столицы является символом российской политики на Кавказе, которая не принесла им ничего хорошего.

XS
SM
MD
LG