Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Без змеи и топора. Испания мучительно избавляется от баскского террора


Виктор Черецкий, Мадрид

Баскская сепаратистская группировка ЭТА начала традиционную "рождественскую кампанию". В среду на территории ночного клуба в городке Сан-Эстебан на севере Испании было приведено в действие взрывное устройство малой мощности. Полиция была поставлена в известность о заложенной бомбе заранее, место взрыва оцепили, и жертв не было.

Уже более 40 лет ЭТА ведет вооруженную борьбу за создание на населенных басками территориях Испании и Франции отдельного государства. Однако в последние годы группа практически отказалась от "прославивших" ее громких убийств и похищений. Близкие к запрещенной ЭТА политики говорят все чаще говорят об окончательном отказе от вооруженной борьбы и полном замирении с центральным правительством. Значит ли это, что победить террор в современных условиях можно и "малой кровью", без проведения крупномасштабных войсковых операций?

ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna, или "Родина и Свобода") была основана баскскими левыми националистами в середине прошлого столетия. Они решили вступить в вооруженную борьбу с тогдашней диктатурой генерала Франсиско Франко и с помощью актов террора добиться создания независимого баскского государства.

Пока страна находилась под властью диктатора, действия ЭТА не вызывали осуждения у испанских демократов. Либерально настроенная интеллигенция молча одобряла теракты, не говоря уже о действовавших в подполье активистах левых партий и профсоюзов. Не считалась ЭТА террористической организацией и в соседней Франции. Ее действия оценивались как ответ на гнет испанских властей и на притеснение басков, которым диктаторский режим не позволял даже учить родной язык.

Как говорит известный баскский политик, бывший председатель баскского регионального парламента Хуан Мария Атуча, "нашему народу пришлось многое вытерпеть в годы диктатуры. Баскам за их свободолюбие и желание автономии досталось больше других. Сотни людей прошли через тюрьмы и концлагеря, были уничтожены без суда и следствия. Но репрессии не сломили наш народ".

С самого начала ЭТА доставляла официальному Мадриду много хлопот. Боевики нападали на военных и жандармов, полицейских и высокопоставленных чиновников. В 1973 году был убит франкистский премьер адмирал Карреро Бланко. Баски взорвали его автомобиль прямо на улице столицы, сделав подкоп под мостовой.

Отношение к баскскому террору со стороны испанской общественности резко изменилось после смерти диктатора и восстановления основных демократических норм в стране во второй половине 1970-х.

Баскам была возвращена историческая автономия, уничтоженная диктатурой. Часть радикалов отказалась тогда от вооруженной борьбы и занялась политикой в рядах партии "Батасуна", которая считается политическим крылом ЭТА. Часть, но не все. Теракты продолжались. Их основными жертвами были по-прежнему силовики. Однако все чаще баски стали убивать представителей интеллигенции – своих идеологических противников, а также случайных прохожих на улице.

Как говорит министр внутренних дел Испании Хосе Антонио Алонсо, "в отношении ЭТА лучше не обольщаться. Речь идет о крайне опасной организации, которая убивает того, кого посчитает нужным. Поэтому правительство не жалеет сил и средств для борьбы с ней".

Всем дворняжкам дворняжка

У ЭТА и "Батасуны" не только одна цель - независимость, но и одна идеология. Вырабатывалась она не один год. Подобрать модель социализма для будущего баскского государства оказалось не так просто. Пример Советского Союза не годился - в глазах баскских радикалов он был империей, угнетавшей малые народы. После долгих поисков и кропотливого изучения китайского, кубинского, вьетнамского и северокорейского опыта окончательный вариант все же был найден. Наиболее подходящей моделью общественного устройства сторонники ЭТА признали албанский социализм времен Энвера Ходжи - в первую очередь, из-за его тяги к изолированности от всего остального мира: нам никто не нужен, потому что мы лучше всех! Баскские националисты доводят идею о своем превосходстве до абсурда. В их изданиях утверждается, что местные куры, козы, коровы и дворняги – лучшие в мире.

В 70-80-е сотни баскских радикалов посетили Албанию для изучения «положительного» опыта. Уезжали они разочарованными, отметил в интервью Радио Свобода один из ветеранов «Батасуны». Реальность победившей социалистической автаркии шокировала. Например, албанцы могли выкатить из сарая собранный ими кустарным способом по чертежам 1920 года трактор и, не моргнув глазом, назвать его лучшим в мире. Окончательную веру в албанский социализм подорвали события, связанные с крушением тоталитарного режима Ходжи и его последователей.

Сегодня об албанском опыте баскские радикалы и не вспоминают. Они рассуждают о собственной модели социализма, который "подсказан самой баскской историей". В программу его построения входит, к примеру, полное искоренение испанского языка и его замена баскским, которым сегодня владеет не более 20% местного населения. Далее необходимо уничтожить «чуждую культуру». Следует также провести всеобщую национализацию, уничтожить капитализм и распределить конфискованные богатства. Затем потребуется установить одинаковую для всех «социальную» зарплату, невзирая на профессию и квалификацию. В независимом баскском государстве, считает ЭТА, будет царствовать своя особая баскская демократия, не похожая ни на одну другую в мире.

Свое государство члены ЭТА желали бы создать в трех чисто баскских провинциях Гипускоа, Алава, Бискайа, а также в испанской Наварре и так называемой Северной Басконии, пограничном регионе Франции. Последнюю боевики по-прежнему считают своей тыловой базой. В соответствии с тактикой, сложившейся за годы существования организации, именно во Франции скрывается ее руководство, хранится документация и оружие. Здесь же проходят подготовку боевые группы, которые отправляются в Испанию для совершения терактов, а затем возвращаются назад. В последние годы французские правительство, правда, скорректировало свою политику невмешательства, развязав на боевиков настоящую охоту. Большая часть активистов ЭТА сегодня задерживается именно на французской территории.

За годы своего существования жертвами ЭТА стали 810 человек. Самым кровавым терактом считается взрыв в барселонском универмаге Hipercor в 1987 году. Тогда погиб 21 человек. Что представляет собой организация сегодня? Сотрудник управления полиции города Сан-Себастьян Ману Арамбуру говорит, что МВД оценивает число активно действующих боевиков в 300 человек: " Несмотря на постоянные преследования, обыски, облавы группировка полностью сохраняет свою боеспособность. У ЭТА вдоволь оружия, боеприпасов и взрывчатки".

В операциях против сепаратистов на постоянной основе задействовано более двух тысяч полицейских в Испании и во Франции. В подготовке антитеррористических подразделений принимают участие специалисты из США, Германии, Великобритании и Израиля.

В революцию хоть тушкой

Основным источником доходов террористической группы, как сообщает Профессор Мадридского университета Мигель Буэса, является так называемый «революционный налог», ежегодно взимаемый с баскских предпринимателей.

Боевики рассылают предпринимателям письма на бланке и с печатью ЭТА. В вежливой форме адресату предлагается выполнить свой «патриотический долг» и заплатить энную сумму «в пользу баскского народа» и «борцов за его счастье». В случае, если предприниматель не отреагировал на первое письмо, ему направляется предупреждением о грядущем "народном гневе», к примеру, в форме пожара на его предприятии или даже пули в затылок.

Еще несколько лет назад заядлых неплательщиков в назидание другим выкрадывали и держали в бункере-«суло», покуда родственники не выплачивали выкуп. Но этот путь слишком сильно будоражил общественное мнение. Кроме того, родственники порой не могли заплатить требуемой суммы. И экстремисты от такой практики отказались.

Собранные за счет налога деньги идут на организацию подполья и актов террора, покупку оружия и безбедную жизнь лидеров сепаратистов в иммиграции, а также на помощь арестованным боевикам и их родственникам. Финансовая машина организации работает бесперебойно. Испанские власти, не смотря на все усилия, не способны ее уничтожить. Местная пресса, впрочем, больше склонна писать о тех героических басках, кто предпочитает не платить «ревналог» даже под страхом смерти.

Данью террористы облагают не только с предпринимателей, но и спортсменов-басков, которые выступают за испанские или иностранные команды. Шантажу подвергаются и видные представители баскской творческой интеллигенции, особенно, если их творчество сочтено "недостаточно патриотичным".

Тем ли путем идут товарищи

В последние годы руководство ЭТА стало сомневаться в целесообразности продолжения политики терактов, влекущих большое число жертв. Ведь убийства зачастую ни в чем неповинных людей и в самой Стране басков, и в других районах Испании вызывали лишь ненависть к их исполнителям. Поэтому группировка стала заранее сообщать полиции о готовящихся взрывах, чтобы можно было эвакуировать людей из опасной зоны. Теперь ЭТА при снаряжении взрывных устройств зачастую обходится самым малым количеством взрывчатки. Такие неразрушительные взрывы, обходящиеся обычно без жертв, напоминают, что организация по-прежнему существует и сохраняет свой боевой потенциал.

Все больше членов ЭТА и "Батасуны" полагают, что в современных условиях терроризм уже не эффективен, говорит директор Баскского информационного агентства Флорентино Домингес: "Они потеряли надежду, что с помощью террора можно достичь политических результатов. Правда, речь не идет о раскаянии, вопрос имеет чисто практическое значение. Когда в бесполезности террора убедятся все деятели ЭТА, группировка сложит оружие. К сожалению, многие боевики до сих пор питают надежду, что с помощью силы можно чего-то достичь. Поэтому они не сдаются".

Считается, что руководителем ЭТА ныне является 55-летний журналист, бывший депутат баскского парламента Жосу Тернера. Его предшественник Микель Анча был арестован во Франции в октябре прошлого года. Тогда же французской полиции удалось обнаружить большой арсенал оружия и боеприпасов. Сейчас у испанских наблюдателей сложилось впечатление, что группировка собирается вступить с правительством в переговоры. Официальный Мадрид заявляет, что речь на таких переговорах может идти лишь об условиях разоружения ЭТА. Как говорит председатель правительства Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, "появилась робкая надежда на окончание насилия. Правительство считает, что для этого есть определенные условия. Мы не упустим этой исторической возможности".

Роль посредника в мирном урегулирования может взять на себя партия "Батасуна" и ее лидер Арнальдо Отеги, в прошлом сам активист ЭТА, участвовавший в похищениях испанских политиков. Отеги публично высказывается за мирный диалог с правительством Испании: "Мы надеемся преодолеть атмосферу конфронтации и прийти к соглашению, которое открыло бы нам путь к миру и демократическому решению проблем как в Стране басков, так и в испанском государстве в целом".

Формально "Батасуна" запрещена за близость к экстремистам. Однако она действует, и весьма активно, ее представители выступили на последних региональных выборах под вывеской Партии коммунистов баскских земель. Партия получила 12% голосов и места в региональном парламенте. Близок по идеологии к ЭТА и профсоюз ЛАБ и некоторые молодежные организации, а также целый ряд спортивных обществ и ассоциаций, официально занимающихся вопросами баскской культуры. Заявления ЭТА регулярно публикует газета Gara, также близкая по духу вооруженным сепаратистам.

Эти организации в один голос сейчас говорят о необходимости «мирного процесса», то есть диалога с властями. Ведь от насилия устало все баскское общество.

XS
SM
MD
LG