Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная Дума закрывает год. Принят репрессивный закон об общественных организациях


Карэн Агамиров

Последнее заседание Государственной Думы России в этом году стало символичным. Дума приняла в окончательном чтении закон о неправительственных организациях, вызвавший резкую критику российских и международных правозащитников.

Законопроект, наделавший столько шума в стране и мире, трансформировался в закон в чуть менее жестком и одновременно значительно более иезуитском виде.

Так, если раньше в нем было прямое указание на то, что иностранные организации не могут быть учредителями общественных объединений, то в окончательной редакции записано: "учредителями, членами и участниками общественных объединений могут быть граждане, достигшие 18-ти лет, и (внимание!) юридические лица - общественные объединения, если иное не установлено настоящим Федеральным Законом, а также законами об отдельных видах общественных объединений"

Во-первых, непонятно, какие юридические лица имеются в виду - российские и иностранные или только российские. Во-вторых (даже если и те, и другие), законодатель ограничил продекларированное право последующим, зафиксированным в "если..." Такая норма считается в правоведении "каучуковой", то есть ее можно при желании растягивать как хочешь.

Кроме того, всегда можно будет принять дополнительные законодательные акты, которые вынесут те или иные общественные объединения за пределы правового поля.

Позитивом следует считать введение в законопроект нормы, позволяющей иностранным лицам, законно находящимся на территории России, быть учредителями, членами и участниками общественных объединений. То есть если не иностранное юридическое лицо, то уж иностранный гражданин таким правом наделяется точно.

Однако и эта норма тут же становится «каучуковой», так как дальше опять идет ограничительное "если", а именно - "за исключением случаев, установленных федеральными законами". Понятно, что последующими федеральными законами можно поставить крест и на этом праве.

Кроме того, законодатель подстраховался на предмет недопущения регистрации нежелательных общественных объединений с иностранным участием еще вот как. "Не может быть учредителем, членом, участником общественного объединения иностранный гражданин, в отношении которого в установленном законом порядке принято решение о нежелательности его пребывания в Российской Федерации". Таким образом, вводится правовое понятие "нежелательность", применимое, как известно, лишь в международных отношениях при высылке лиц с дипломатическим иммунитетом, но совершенно недопустимое в данном случае.

Или вот еще. "Не может быть учредителем общественное объединение, деятельность которого приостановлена в соответствии со статьей 10-й Федерального Закона "О противодействии экстремистской деятельности", а также лицо, в отношении которого вступившим в законную силу решением суда установлено, что в его действиях содержатся признаки экстремистской деятельности».

Но известно, что этот пресловутый закон позволяет подгонять под "экстремистскую деятельность" все что угодно, в том числе и работу практически любого правозащитного общественного объединения, последовательно отстаивающего права человека.

Кроме того, новый закон предоставляет возможность отказать в регистрации общественному объединению, если его наименование "оскорбляет нравственность, национальные или религиозные чувства граждан". Совершенно очевидно, что в современной России эти понятия размыты, и открываются широкие возможности для произвольного толкования и этой нормы.

В довершение ко всему закон прямо-таки залезает в карман общественным объединениям. Они обязаны "информировать федеральный орган государственной регистрации об объеме получаемых общественным объединением от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства денежных средств и иного имущества, о целях их расходования или использования".

Из этого же ряда еще одна статья о надзоре и контроле за деятельностью общественных объединений. "Орган, принимающий решения о государственной регистрации общественных объединений, вправе: запрашивать у руководящих органов общественных объединений их распорядительные документы; направлять своих представителей для участия в проводимых общественными объединениями мероприятиях; не чаще одного раза в год проводить проверки соответствия деятельности общественных объединений, в том числе по расходованию денежных средств и использованию иного имущества, их уставным целям; запрашивать и получать информацию о финансово-хозяйственной деятельности общественных объединений у органов государственной статистики, федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов, и иных органов государственного надзора и контроля, а также у кредитных и иных финансовых организаций".

И, соответственно, все это служит основанием для дальнейшего запрета деятельности общественного объединения.

Принятием такого вот закона, ставящего общественные объединения в положение первоклашек или бедных родственников, завершила Государственная Дума свою работу в этом году. Третье, окончательное чтение прошло гладко. И лишь депутат Олег Смолин от имени фракции КПРФ поставил вопрос о недопустимости принятия этого закона. Парламентарий сослался на возражения членов Общественной палаты и попросил коллег дождаться ее сформирования в полном составе. "Общий смысл законопроекта предельно простой, - отметил оратор. - Вместо того, чтобы усиливать контроль гражданского общества над бюрократией, закон будет усиливать контроль бюрократии над гражданским обществом. Мы в очередной раз намерены двигаться в так называемую цивилизацию спиной вперед".

Алексей Митрофанов из фракции ЛДПР на это возразил, что закон недостаточно жесток, и выступающие с его критикой коммунисты "окончательно стали прозападными демократами".

Итоги голосования таковы. За принятие законопроекта в третьем чтении высказалось 357 человек, против 20, воздержалось при голосовании 7.

Бывший председатель Думы, а ныне независимый депутат Геннадий Селезнев спешку с принятием закона объясняет просто: "добавляется новый регистрирующий орган, расширяется количество государственных чиновников, платить им надо с нового года, поэтому идет спешка, чтобы до нового года закон принять". По его словам, следовало бы дождаться начала функционирования Общественной палаты, которая провела бы экспертизу закона о НПО - "она для этого и создается".

Экс-спикер называет закон об общественных организациях "законодательным браком".

XS
SM
MD
LG