Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Собственный опыт": Владимир Лановой


Андрей Шарый: Гость рубрики "Собственный опыт" известный украинский экономист, бывший вице-премьер правительства республики по вопросам экономической реформы, а ныне представитель президента республики в парламенте Украины Владимир Лановой.

Лановой неоднократно принимал участие в переговорах с Россией по вопросам развития экономического сотрудничества. Беседу с ним я начал с вопроса о том, чего в нынешнем российско-украинском газовом конфликте больше - политики или экономики.

Владимир Лановой: В экономике происходит конкуренция двух стран на мировых рынках и основных наших продуктов, которые мы поставляем на мировые рынки, кроме газа, конечно. Каждая страна хочет выглядеть лучше. В каком-то смысле тут вмешивается политика. В данном случае, политика перехлестывает, пытается как бы помочь своей внутренней экономике.

Андрей Шарый: У вас есть какой-то рецепт такого решения проблемы, при котором и Россия, и Украина сохраняют политическое лицо и получают экономическую выгоду или, по крайней мере, удовлетворение от успешных переговоров.

Владимир Лановой: В экономике действует один закон - закон здравого смысла. Там, где инициативы, предложения либо требования выходят за рамки здравого смысла, как, например, непомерные цены на газ, ничем не оправданные, встречные какие-то аргументы жесткого характера, не приведут к желаемому результату ни для одной, ни для другой страны. Думаю, что пора вернуться, как говорят военные, на нулевую точку. Надо вернуться в нулевую точку и начать говорить, дополняя или опровергая аргументы с другой стороны.

Андрей Шарый: Это возможно? До Нового года осталось (до истечения соглашения по московской версии) всего несколько дней.

Владимир Лановой: Дело в том, что соглашение может быть остановлено формально, а реально течение газа будет продолжаться. Страна должна платить такую цену, какая есть в реальности. Если мировой рынок говорит, что цены в странах дальней доставки газа 200-230 долларов, цены в странах ближней доставки газа - 100-120 долларов, то нужно так и считать. Мы готовы - любые украинские производители, потребители - платить реальную цену, тем самым, взвесить для себя, какая энергия для нас дорогая, а какая дешевая. Естественно, будем перестраиваться на более дешевую энергию. Если у нас нет реальных цен, а сегодня говорят одну цену, завтра скажут в два раза дороже, послезавтра снизят цену, то мы тогда не сможем жить. Экономика должна быть в стабильных условиях. Стабильным условием являются взвешенные, рыночные, стабильные цены.

Андрей Шарый: По всей видимости, сейчас о Москве в Киеве говорят, по меньшей мере, как о нестабильном, ненадежном партнере, в том, что касается обеспечения Украины энергоносителями. Есть ли какие-то альтернативные способы обеспечения Украиной теплом, газом, нефтью? Как можно решить эту проблему, если бы вдруг не стало российского газа?

Владимир Лановой: Такое невозможно. Газ будет продолжать поступать. Вопрос только в том, как мы учтем, в результате оценим долги, возникшие друг перед другом, или какие-то другие финансовые несоответствия. Конечно же, существует альтернатива газу, но это долговременный капитальный процесс, который требует крупных денег и времени.

Андрей Шарый: Так или иначе, получается, что у Москвы, по крайней мере, есть политическая возможность постоянно создавать нестабильную ситуацию на Украине, а некоторым украинским политикам, конечно, это не выгодно накануне выборов. Есть ли какой-то контрход у Киева экономический или нет?

Владимир Лановой: Давление Москвы на Киев политическое невыгодно, прежде всего, Москве. Украине в таких условиях легче идентифицировать себя, легче определить свои истинные позиции, истинное положение, даже в каком-то смысле консолидироваться. Нация только мужает в таких условиях.

Андрей Шарый: Тем не менее, украинский премьер заявил сегодня о том, что в любом случае Украина будет забирать около 15 процентов газа, которые предназначаются для западноевропейских потребителей, в том случае, если украинскую квоту Москва каким-то образом уменьшит. Вам представляется реальным такое развитие событий?

Владимир Лановой: Это заложено в соглашениях между двумя сторонами. Две стороны в свое время договорились, что каждая из них должна гарантировать выполнение функций, заложенных в договоре. Россия должна гарантировать нам в необходимых объемах поставки топлива. Украина гарантирует России в необходимых объемах оказание транспортных услуг. Если другая сторона не выполняет эти обязательства, например, если Россия недодает нам газ, то в договоре записано, что Украина имеет право взять часть газа из того, который он транспортирует в Европу. Потому что иначе мы никак не можем себя защитить. И наоборот, если Украина не окажет транспортные услуги по доставке газа в Европу, тогда Россия имеет возможность точно также недопоставить газ в Украину.

Андрей Шарый: Я бы не пожелал украинской нации такой степени возмужания, при которой пришлось бы обходиться без российского газа, и мерзнуть. Как вы считаете, что будет дальше? Как договорятся?

Владимир Лановой: Вы говорите, что не завидуете украинцам, а почему вы не говорите, что не завидуете россиянам? Ведь россияне себя дискредитируют. Конечно, не россияне, а российское руководство себя дискредитировало в этой ситуации. Используя монопольное положение, позиция России, конечно, по-моему, очень уязвимая и в правовом, и в моральном, и в экономическом смыслах.

Андрей Шарый: Я боюсь, что мундир российской власти до такой степени уже черный, что еще одно пятно не изменит его цвета. Тем не менее, практически как вы видите возможность решения проблемы? Что будет дальше, как вы считаете?

Владимир Лановой: Будет отбор газа из транспортной системы в Европу Украиной. Он будет. Европа будет предъявлять свои претензии России. Россия будет вынуждена платить огромные неустойки Европе. Вот такая экономическая и правовая схемы. Другой нет.

XS
SM
MD
LG