Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Демографические проблемы России и православная церковь


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Николай Косарев, ректор Уральского государственного горного университета, и Юрий Деревянченко, декан философского факультета Омского государственного педагогического университета.

Евгения Назарец: 10 февраля в Уральском государственном горном университете прошел церковный общественный форум «Духовно-нравственная основа демографического развития России. Уральский регион». Форум собрал около тысячи участников, которые выслушали и обсудили доклады представителей Русской православной церкви, политических и общественных организаций, правительственных учреждений о причинах убыли и деградации российского населения. Не в первый раз трибуна светского научного учреждения на Урале предоставлена идеологам православной церкви.

По этому поводу мы попросили высказаться председателя совета ректоров вузов Екатеринбурга, ректора Уральского государственного технического университета Станислава Набойченко.

Станислав Набойченко: Без сомнения, по Конституции в нашей стране церковь отделена от государства. То, что на сегодня те или иные образовательные институты, воспитательные институты в обществе не справляются с размахом возникших проблем, тоже однозначно. То, что православная церковь, в частности, так же как и другие церкви, имеет немало положительного в такой области, как, допустим, воспитание порядочности, уважение к старшим, к своей Родине, патриотизм в хорошем смысле слова, - это все положительные стороны. Но когда церковь начинает в противовес естественным, научно обоснованным принципам излагать те или иные концепции миросоздания, настоящий ученый, настоящий педагог не должен разделять подобных вещей.

Да, без сомнения, наша православная церковь в настоящее время очень динамично развивается. Мы стали в последние годы от полного шараханья от нее скатываться в другую сторону. Мы видим, как даже руководитель государства присутствует на торжественных церемониях, отдавая знак уважения данной церкви, хотя у нас не одна конфессия присутствует в государстве. С точки зрения гармоничного воспитания это неверно.

И последнюю скажу особенность. На сегодня каждый вуз автономный. Вузы сами выбирают путь развития. Сообщество ректоров вузов, скажу очень тактично, не в полной мере разделяет увлечения наших горняков церковным началом, о чем мы и говорили. Но, повторяю, проводить жесткую линию «не сметь» - это уже не тот период, это на совести вузовской общественности данного вуза. И то, что они провели такой праздник, я бы этим не гордился.

Евгения Назарец: Прямо сейчас в Екатеринбургской студии Радио Свобода – ректор Уральского государственного горного университета Николай Косарев. Доброе утро, Николай Петрович.

Николай Косарев: Доброе утро.

Евгения Назарец: Итак, я поняла, что в вузовской среде, в среде ректоров неоднозначное отношение к произошедшему мероприятию. Не к самому мероприятию, а к тому, где оно происходило и кто его организатор. В самом Горном университете все ли вас поддержали?

Николай Косарев: Вы знаете, я думаю, что общественность, в общем-то, уже готова к тому, чтобы принять институт воспитания, институт духовно-нравственного воспитания, который Русская православная церковь для нас, христиан, может предоставить. К сожалению, развал общественных институтов, который произошел в 90-е годы, он привел к той ситуации и духовно-нравственной, и к демографической, которая наблюдается сейчас в России. И взамен ликвидации общественных институтов, комсомола, пионерской организации и других организаций, которые работали с российской молодежью, мы ничего не имеем. Значит, нужно находить какие-то новые, может быть, старые, забытые моменты. И мне кажется, что при отсутствии веры и при отсутствии каких-то духовно-нравственных позиций, которые может предоставить церковь молодежи, это сейчас востребовано.

Евгения Назарец: Я знаю, что Горный университет налаживает связи со многими национальными, культурными сообществами Екатеринбурга. Скажите, пожалуйста, другие конфессии (как справедливо замечено, Россия все-таки многоконфессиональная страна) интересуются этой проблемой в такой степени, как Русская православная церковь? И предлагали ли они провести нечто подобное? Участвовали ли они в этом форуме?

Николай Косарев: Знаете, Центр содействия национально-культурным объединениям Свердловской области, который создан сейчас в нашем университете, он объединяет уже 10 национально-культурных объединений Свердловской области. И, в общем-то, на заседаниях постоянно мы говорим, что мы готовы предоставить возможность наших площадок, наших залов, наших аудиторий для воспитательной работы со студентами.

Вот у нас создан Союз башкир, и у нас 260 башкир сейчас учатся в университете. И они объединены вокруг представителя президента Башкортостана здесь, на Урале и в Сибири. В том числе и с отработкой каких-то своих национальных, культурных, в том числе и религиозных традиций. Почему это плохо, если это идет на воспитание молодежи?!

Евгения Назарец: Основные выводы форума, который прошел, можно назвать буквально кратко или проиллюстрировать их как-то?

Николай Косарев: Общественность, конечно, озабочена резким демографическим спадом в России. И вот такие данные, что население России уменьшается примерно на 700 тысяч - 1 миллион человек в год. В принципе, прогнозирует и Госстат, и официальные органы государства, что к 2050 году в России будут проживать от 75 до 100 миллионов человек всего. И ставится вопрос... это национальная безопасность, и ставится под вопрос программа президента удвоения внутреннего валового продукта к 2010 году. Работать некому, количество стареющих людей увеличивается. На одного работающего человека приходится один пенсионер. И, самое главное, снижается рождаемость. Вот проблемы, которые все, кто бы ни был - духовенство, светские, ученые, чиновники – все они подтвердили это. И вывод был такой, что надо объединиться всем миром для того, чтобы для России вот эту проблему решать.

Евгения Назарец: Напомню, что мы говорим о том, как относиться к тому, что церковь все активнее внедряет свои методы решения государственных задач в сфере общественных отношений. Например, высокопоставленные иерархи православной церкви для решения демографической проблемы в России предлагают ввести налоги на бездетность и на безбрачие.

Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: поможет ли решить демографическую проблему в России налог на безбрачие?

Вообще-то принято считать, что церковь берет на себя те функции, с которыми не справляется государство. Об этом же говорил и председатель Союза ректоров вузов Екатеринбурга Станислав Набойченко.

В области борьбы за улучшение демографических показателей, насколько адекватны усилия властей нынешним задачам? Об этом можно судить по информации, которую сообщил журналист Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Мария Гергель.

Мария Гергель: Демографическая ситуация в Омской области соответствует статистическим тенденциям, считают специалисты. По их оценкам, рост числа рождений в области увеличился и стабилизировался. В последние три года даже наметился рост числа родившихся. С 2001 года рождаемость ежегодно увеличивается на 1,5 тысячи человек. По соотношению рождений и смертей Омск занимает среднее место.

По словам заместителя министра труда и социального развития Инессы Артемовой, на ситуацию влияют несколько показателей.

Инесса Артемова: Очень многие факторы влияют на показатели рождаемости. Эти факторы всем известны. Но хотелось бы сказать, что для того, чтобы простое воспроизводство населения произвести, необходимо, чтобы на каждую женщину приходилось 2,15 ребенка. А к сожалению, во многих регионах Российской Федерации этот показатель составляет одно рождение на одну женщину. С такой динамикой далеко не уйдешь, и каких-то реальных сдвигов в этом направлении не получишь. Поэтому для того, чтобы демографические показатели улучшались, особенно показатели рождаемости, увеличения рождаемости, нужно воспитывать наше подрастающее поколение, чтобы семья имела двух и более детей.

Мария Гергель: Сейчас в Омском регионе довольно много молодежи в возрасте от 20 до 29 лет. Это создает благоприятный фон для роста числа браков и для увеличения рождаемости.

Чтобы укрепить молодые семьи, в Омской области правительством принят указ о государственной поддержке ипотечного жилищного кредитования молодым семьям. Также им помогают при строительстве и реконструкции постройки индивидуального жилья. Так называемые студенческие семьи имеют право на дополнительные льготы по выплате ежемесячных денежных пособий на ребенка в размере 200 рублей. Как считает специалист Советского отдела департамента ЗАГС Антонина Машкина, выплата пособий на ребенка - существенный фактор, особенно для матерей.

Антонина Машкина: Это помогает, и многие об этом говорят, что это действительно помогает, что помощь идет. Вот у нас по Омской области очень хорошие отзывы. У нас больше сейчас детей рождается в многодетных семьях. Вот пятый ребенок родился, шестой ребенок родился.

Мария Гергель: По прогнозам специалистов, рост рождаемости продлится еще пять лет за счет пополнения численности женщин активного детородного возраста. Но уже с 2007 года рождаемость и восполнение трудовых ресурсов сократится, поскольку начнется демографическая яма – в трудоспособный возраст вступят нынешние подростки, родившиеся в годы низкой рождаемости.

Евгения Назарец: У нас первый звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Петр Алексеевич из Екатеринбурга. Это, в общем-то, задача ученым – исчезает северная лесная раса между 40-ой и 60-ой параллелями Северного полушария, ну, сокращается критически. Пора заносить в Красную книгу и изучать причины, как и с исчезающими видами животных. Это задача мирового сообщества. Десятки тысяч лет создавалась природа и данный генный подвид, приспособленный к данным природным условиям.

Евгения Назарец: Я уверена, что сегодня в эфире мы услышим много гипотез по поводу того, почему в России такое бедственное положение с количеством населения и невыгодное соотношение смертности и рождаемости.

А сейчас я хочу представить вам нашего собеседника в студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7». Это философ, декан философского факультета Омского государственного педагогического университета Юрий Деревянченко. Здравствуйте, Юрий Иванович.

Юрий Деревянченко: Здравствуйте.

Евгения Назарец: Вы слышали уже начало нашей беседы. И первый мой вопрос такой. Согласны ли вы с тем, что государство и общественные институты не справляются с решением проблем, и именно поэтому к решению этих проблем подключаются церковнослужители?

Юрий Деревянченко: Да. Положение с демографической ситуацией в России сейчас действительно очень сложное. Однако вот эта роль церкви, которую мы сейчас наблюдаем вообще и в российском обществе, в том числе и в решении вот этой проблемы, скорее вызвана не желанием помочь государству, а я здесь вижу скорее опасные тенденции. Церковь пытается использовать государственный ресурс для решения собственных проблем.

Евгения Назарец: Каких, уточните, пожалуйста? Какими вы видите задачи или проблемы церкви в этой связи?

Юрий Деревянченко: Вот те предложения, которые прозвучали на конференции, прошедшей в Екатеринбурге, о введении налога на безбрачие, о введении налога на бездетность, эти решения или эти предложения, которые были сделаны, исходят из представлений самой православной церкви о том, как должны строиться семейные отношения. Между тем, далеко не все наши граждане являются христианами, тем более православными.

Евгения Назарец: Во-первых, хочу сказать, что предложение православной церкви ввести налог прозвучало несколько ранее, чем в Екатеринбурге. В Екатеринбурге, я так полагаю, оно было поддержано властями. Верно я понимаю позицию?

Николай Косарев: Да, конечно. Причем не нужно этот вопрос смешивать с одной только проблемой ввести налог – и все, демографическая ситуация будет поправляться. Совсем нет. Это может быть какой-то элемент, одно из тысячных действий, которое, в принципе, может произойти. И ведь что говорить, мы помним советское время, когда такой налог был, он не был таким большим. Но эти деньги не для того, чтобы повысить рождаемость, а для того, чтобы сделать какие-то фонды финансовые поддержки семьям, у которых есть уже дети, которые бедствуют, которые ниже прожиточного минимума живут. Вот какая мысль была. Она была в Москве высказана, а не в Екатеринбурге. А мы обсуждали духовно-нравственный аспект: создание семьи, воспитание ребенка в семье и так далее. И вот голые факты, которые сейчас говорят о том, что рождаемость повышается и так далее, вопросы возникают: в каких семьях? здоровые ли рождаются дети? рождаются ли они у одиноких матерей, как вынужденный крик такого одиночества что ли в жизни, или они рождаются в полноценных семьях? Вот ведь в чем вопросы заключаются.

Действительно, воспитание молодежи сейчас происходит таким образом, что не хотят заводить детей, не хотят полноценные семьи создавать, ну, многие, по крайней мере, оттягивают этот момент. Посмотреть друг на друга, нагуляться, может быть, как-то почувствовать себя свободным – и это официальная пропаганда, которая идет в учебных заведениях, в школах и так далее. Поэтому наша мысль здесь - вести воспитательную и разъяснительную работу среди молодежи, которая учится в университетах. А будет это с Русской православной церковью или с мусульманской какой-то церковью, или еще с какой-то, это не на благо людей, это на благо России. Вот в чем проблема.

Евгения Назарец: И у нас звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Доброе утро. Это Виктор, город Омск. Скажите, религия в качестве идеологии, это как вообще сочетается с жизнью? Ну, мы живем-то вроде не в мусульманской стране, где все решает аятолла или кто-то еще. Может быть, что-то надо другое придумать в этом плане? А то получается прямо как генеральный секретарь Коммунистической партии, а ныне президент.

Евгения Назарец: Я думаю, наш слушатель задал вопрос философский, поэтому адресуем его философу.

Юрий Деревянченко: Я бы поддержал нашего омского слушателя. К сожалению, уважаемый коллега проблему духовно-нравственного воспитания связывает только с какой-либо церковью. Между тем, может быть, я выскажусь несколько пристрастно, философия всегда в определенных вопросах конкурировала с религией, и для меня вопросы духовно-нравственного воспитания вовсе не обязательно имеют какой-то религиозный аспект. Хотя лично я к православной культуре отношусь с большим уважением.

Вот об этом я и говорил, что это достаточно опасная тенденция, которая наблюдается в последнее время. Вакуум в духовной сфере, который на самом деле возник в 90-е годы в нашей стране, теперь заполняется исключительно религиозным содержанием. Хотя духовная культура человечества намного богаче.

Евгения Назарец: Хочу сказать, что наш гость Николай Косарев, на мой взгляд, подметил одну важную тенденцию, которая все-таки в России существует. Рождаемость достаточно высока в небогатых или даже неблагополучных семьях, что не может устраивать государство. В связи с этим есть еще один пример из свердловской жизни. В Свердловской области к 2008 году увеличатся рождаемость, продолжительность и качество жизни – такие планы строило свердловское правительство на одном из первых в 2005 году заседаниях, где шла речь о целевой программе «Народосбережение». Самая главная проблема региона – смертность превышает рождаемость. А среди причин смертности отравления алкогольными суррогатами занимают второе место. О самом важном пункте областной программы «Народосбережение» рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: Объяснений, почему в России испокон веков пьют, много – суровый климат, генетика, а теперь еще и стрессы, к которым россияне адаптируются в основном с помощью спиртного. По словам психолога Игоря Тимченко, таким образом человек пытается отключиться от проблем.

Игорь Тимченко: Одна из стадий алкогольного опьянения подразумевает и состояние, когда все проблемы кажутся ничтожными, быстро решаемыми. Потом, конечно, когда человек трезвеет, он понимает, что это далеко не так, и поэтому выпивает снова.

Ирина Мурашова: В среднем каждый житель Среднего Урала выпивает 14-15 литров спирта в год. При этом по мировым стандартам даже вдвое меньшая цифра уже ставит под угрозу нормальное развитие общества. И если дети алкоголиков тоже становятся алкоголиками в 30 случаях из ста, то у внуков шансы гораздо выше – 70 из ста. Еще лет 10 назад некоторые специалисты предсказывали, что пиво, потеснив водку, затормозит массовую алкоголизацию населения. Но за последние три года количество больных алкоголизмом среди подростков выросло на 15 процентов. Большинство из них зависят от пива.

Рассказывает заведующий наркологическим отделением 31-ой детской больницы Екатеринбурга Дмитрий Детков.

Дмитрий Детков: К нам поступали пациенты в 3-4-летнем возрасте, когда по недосмотру родителей дети употребляли алкогольный напиток. Причем у них это была не первая проба. Начинают практически все со слабоалкогольных напитков. 90-100 процентов – это пиво. Фиксировали случаи, когда буквально за 4-6 месяцев формировалась первая стадия алкоголизма незаметно для пациента.

Ирина Мурашова: Губит уральцев не только пиво. В подпольных цехах продолжают производить и разливать фальшивую водку. За последние два года удалось сократить ее оборот на 10 процентов. Но люди умирают и от передозировки качественного алкоголя. В 60 процентах случаев алкогольное отравление приводит к смерти. По словам заместителя начальника Управления по борьбе с экономическими преступлениями Сергея Сумцова, кустари тоже находят новые методы работы.

Сергей Сумцов: Видимо, люди поняли, что издержки различные... марки надо где-то находить, где-то этикетки, бутылки и так далее. Сейчас разливают и продают просто спирт. Они покупают бочками, разливают, кому в стаканы, кому в банки.

Ирина Мурашова: По данным Минздрава, болезненной тягой к спиртному страдают 13 процентов жителей Свердловской области, около 45 тысяч человек. Но врачи предупреждают, что на самом деле можно говорить о 600 тысячах человек – это каждый пятый свердловчанин.

Власти хотят противостоять этому просвещением, воспитанием и пропагандой здорового образа жизни. Пока же спортом регулярно занимаются только 450 тысяч свердловчан, меньше, чем регулярно выпивают. Чиновники хотят, чтобы число любителей спорта ежегодно прирастало на 10 процентов.

Евгения Назарец: У меня вопрос к нашим гостям теперь уже о методах решения демографической проблемы. Во-первых, все-таки согласны ли вы с тем, что такой демографический крен у российской проблемы – исключительно все в количестве населения дело?

Николай Косарев: Дорогие друзья, проблема настолько сложна, с одной стороны, а с другой стороны, очень проста. И я не думаю, что только экономические какие-то параметры препятствуют рождению наших детей в России. Ведь у нас есть опыт других народов и дореволюционной России, когда не так богато жили люди. И денег, в принципе, много не бывает. Их бывает много, а хочется еще больше, и так далее. Наверное, экономический аспект главный, но я думаю, далеко не определяющий в этой проблеме, о которой мы говорим.

А вот отсутствие веры, отсутствие какой-то нравственно-этической стороны, отсутствие патриотического воспитания, которое у молодежи сейчас вообще-то присутствует, и с этим же все соглашаются, - вот, наверное, более глубинные факторы, которые, в общем-то, могут определить этот пробел. Поэтому об этой проблеме, в принципе, можно много говорить, но ничего не делать. И я считаю, что в любом учебном заведении, высшем учебном заведении, тем более, где находится молодежь, в общем-то, такого возраста, когда формируется мировоззрение, когда формируется сознание, когда человек как-то по-другому начинает ощущать себя в обществе, вот очень важно, чтобы студенты не были предоставлены сами себе, отсидев три или четыре пары на занятиях, не поддавались вот этому влиянию тлетворному, в том числе и средств массовой информации, телевидения и так далее, а были бы вот в какой-то воспитательной струе, которая, в принципе, всегда отличала российское образование.

Евгения Назарец: Юрий Иванович, что вы думаете по поводу этого, демографическая проблема в России, она все-таки экономическая, нравственная или какая?

Юрий Деревянченко: Я думаю, что у этой проблемы есть и экономические, и нравственные аспекты. Но решать эти проблемы с помощью принудительных мер, заставляя семьи заводить детей, это, конечно, бессмысленно.

И вот меры, которые предлагаются – введение налогов... Ну, мне вспоминается абсурдная ситуация, которая со мной случилась в 14 лет, когда еще в советские времена я по существовавшей традиции пошел летом работать на завод, попробовать рабочей жизни. В первую же зарплату у меня вычли налог за бездетность, что очень веселило всех моих знакомых. Действительно, не все люди имеют возможность и не все способны заводить детей. Бессмысленно с таких людей брать налоги. Бессмысленно его брать и с тех, кто может завести детей, но не хочет. Потому что действительно демографическая проблема ведь упирается не только в количество населения.

Вот у нас на факультете в силу специфики вопросов, которым мы обучаем, около трети студентов из неполных семей. Я думаю, сама эта ситуация заставляет детей обращать внимание на духовные вопросы, и потом они оказываются на философском факультете. Поэтому просто увеличить количество рождающихся детей – это даже, наверное, углубить те проблемы, которые стоят сейчас перед российским обществом.

Евгения Назарец: Юрий Иванович, я слышала от общественных психологов, от людей, которые специализируются в этой науке, что рождаемость снижается в высокообразованном обществе, потому что у людей появляются другие способы самореализации и другие желания реализовать себя как-то в карьере, в чем-то еще. Вы согласны с этим утверждением?

Юрий Деревянченко: Да, есть тенденция, которая наблюдается во многих странах, что по мере увеличения процента образованных людей и по мере улучшения условий жизни снижается рождаемость. Хотя эта зависимость не является абсолютной. Потому что пример США, знаменитый «бэйби-бум» ведь начался как раз тогда, когда очень серьезно улучшилось качество жизни в стране. Но в целом такая тенденция действительно присутствует.

Евгения Назарец: Николай Петрович, вы согласны?

Николай Косарев: Знаете, еще раз хотелось бы такую мысль высказать, что, в принципе, надо не запрещать, а поощрять. Запретительными мерами, в общем-то, действительно в современном обществе мало чего можно добиться. А поощрять... каждый институт властный, исполнительный, образовательный и так далее должен поощрять вот эти процессы. Раньше в нашем университете, например, приходит студент на первый курс, и начинают ему с самого первого дня говорить: «Получите «двойки» - мы вас отчислим. Смотрите, ходите на занятия, иначе будет плохо».

Евгения Назарец: Да, «а вступите в брак, родите ребенка – выгоним из общежития», - тоже было.

Николай Косарев: Мы сейчас говорим: «Вы – личность. Мы вас очень любим, студенты. Мы существуем для вас. Родите ребенка – дадим вам комнату, еще и свадьбу сыграем вместе с вами».

Евгения Назарец: Ну, это уже что-то новенькое, действительно, приходится признать.

Николай Косарев: Конкретный момент. Ведь речь не о том, чтобы запретить, нет. Я вообще не сторонник запретительства. Нужно воспитывать так, чтобы поощрять, чтобы был стимул, причем на каждом уровне этот стимул, не дожидаясь государственного решения, когда действительно определенные сложности у нашего государства есть. А каждое учебное заведение, и, в частности, кое я представляю, оно способно решать эти вопросы даже на своем уровне.

Евгения Назарец: Церковь и государство, вернемся снова к их взаимоотношениям, согласны в том по поводу запретительных мер, что во многом власти, особенно региональные, согласны с тем, что если, например, запретить рекламу пива, церковь считает, что нужно запретить аборты, запретить фривольную рекламу бытовой техники на щитах, гомосексуальные клубы запретить. Власть иногда идет на эти запреты под давлением в том числе и церковной общественности, религиозной. Вот смотрите, запретительные меры все большие обороты набирают в стране. Что вы думаете по этому поводу?

Николай Косарев: Еще раз говорю, это, в общем-то, не очень хорошая тенденция. В вопросах воспитания духовности, нравственности не может быть выключателя, который можно включить когда-то, когда-то выключить, и так далее. Это очень важная, длительная и кропотливая работа, когда, в общем-то, поколение должно воспитываться на каких-то примерах, на каких-то традициях, на каких-то очень хороших моментах в жизни. Ведь мы влияние церкви используем в университете не для того, чтобы изучать Закон божий, нет. У нас государственный вуз, и ни коим образом мы образовательные программы не насыщаем теми элементами, которые, допустим, в проповедовании церкви есть. Мы привлекаем церковь для решения воспитательных задач, проблем и, как говорится, наших традиций русского народа, которые были и которые есть, в общем-то.

Евгения Назарец: Один из юристов в Екатеринбурге Александр Жилин затеял судебный процесс против программы «Окна». Он был в эфире Радио Свобода и объяснял свою точку зрения, что безнравственную передачу нужно закрыть. Он же выступил с открытым письмом-обращением к Форуму, который прошел в Екатеринбурге, Церковно-общественный форум. Сторонников, я уверена, у этого всего много. Но вот и сторонников запретительных мер, как видим, очень много. Юрий Иванович, как вы считаете, если запретить все то, что требует запретить активная, особенно религиозная общественность, но в друг в обществе лучше не станет, кого тогда виноватым назначат?

Юрий Деревянченко: Первая реакция, которую мы видим со стороны церковных чиновников - попытка запретить то, что разрушает нравственность, а это несомненно присутствует, вполне понятно. Это самый простой и, на первый взгляд, самый эффективный метод. Он создает иллюзию решения проблемы. Хотя на самом деле что-либо запретить достаточно сложно. Можно загнать это внутрь, можно это вытеснить на улицу, в подъезды, но те же «Окна» будут происходить, простите за каламбур, под нашими окнами. И работать нужно не с этой передачей, не с теми, кто ее создает, а скорее с теми, кто ее смотрит. И не запрещать им ее смотреть, а переключать их на другие передачи.

Евгения Назарец: Архисложная задача, сказал бы наш собеседник в Екатеринбургской студии, я вижу это по его реакции.

И у нас есть звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Это Владислав из Екатеринбурга. Я сейчас прослушал очень много выступлений, и мое настроение улучшилось. Надо сказать, что нравственность является функцией общественных отношений, государственных отношений, общественных отношений. Общественность сейчас совершенно задавлена. Воля у людей подавлена. Но Россия, безусловно, возродится, безусловно. Это произойдет снизу, а не сверху. Сверху общество, которое уже пережило средневековье... это средневековье не вернуть и не насадить, общество возродится через самоуправление подлинное, а не князьков местных. Для того чтобы понять, что нужно делать, нужно понять, что история имеет свои законы развития общества. Если вы не знаете этих законов, это еще не значит, что их не существует. Вы должны хотя бы перейти на первый шаг и понять, что такие законы развития общества, любого общества, тем более нашего, уже просвещенного общества, существуют.

Евгения Назарец: Николай Петрович, если все-таки запретительные меры будут приняты и дальше будут развиваться в нашем государстве, а судя по всему, к этому все-таки идет, я имею в виду, что они в России будут развиваться, пока что это популярно, если они не возымеют действие, какова тогда будет реакция общества?

Николай Косарев: Ну, предыдущий оратор уже сказал, что существуют законы, которые, в общем-то, могут вызвать любые реакции, если пережать, если недожать и так далее. В общем-то, эти законы изучаются философами и учеными и так далее. Моя мысль остается такой, еще раз повторю, что конкретное действо каждого руководителя, каждого специалиста, каждого института общественного, оно должно стремиться всю эту работу вести как-то в соответствии с теми понятиями что ли, с теми установками, с теми традициями народа, которые, в принципе, существуют. Это есть и у русского народа. Поэтому ждать, когда государство созреет и 200 рублей студентам даст для того, чтобы они обзавелись ребенком... Это, конечно, хорошо, но если не будет воспитательной работы, которая должна вестись еще в утробе матери, уж так если говорить, и так далее, и я, как ректор высшего учебного заведения, если не буду вести эту воспитательную работу среди студентов, которые сейчас приходят к нам, значит, этот процесс отодвинется на какое-то неопределенное время. Вот идея.

Евгения Назарец: У меня такое ощущение, что вы руководствуетесь в этой деятельности больше интуицией, нежели какими-то установками государственной политики или чем-то еще. Верно я понимаю?

Николай Косарев: Да. И причем эта интуиция, я черпаю ее из канонов церковных сейчас Русской православной церкви. В этом нет ничего такого удивительного. Это история нашего народа. Это наша культура. Это наши традиции. И это святая Русь.

Евгения Назарец: Мы обсуждали, как относиться к тому, что церковь все активнее рекомендует свои методы решения государственных задач государству.

XS
SM
MD
LG