Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый Папа считается сторонником крайне консервативных взглядов


Никита Татарский: 265-ым по счету главой Римско-католической церкви во вторник стал немецкий кардинал Йозеф Ратцингер, взявший себе имя Бенедикт XVI.

Джованни Бенси: После весьма краткого конклава - всего 2 дня - кардиналы Римско-католической церкви избрали новым Папой 78-летнего немецкого кардинала Йозефа Ратцингера. Около шести часов вечера из дымохода на крыше Сикстинской капеллы в Ватикане стал выходить белый дым - первый признак того, что кардиналы пришли к окончательному заключению. Затем в подтверждение зазвонили колокола собора Святого Петра. Примерно через четверть часа на балкон собор вышел кардинал-протодьякон Хорхе Артуро Медина Эстевес, объявивший традиционное: "Имеем Папу!" и представивший всему миру нового главу Католической церкви.

Ратцингер принял имя Бенедикта XVI. Он вышел на балкон собора вслед за Эстевесом, чтобы поприветствовать и благословить тысячи католиков, собравшихся на площади. Последний Папа с тем же именем, Бенедикт XV, управлял Католической церковью во время Первой мировой войны, которую он решительно осудил, назвав ее бессмысленным побоищем. Быть может, Ратцингер, приняв это имя, хочет сигнализировать, что и для него дело мира, противостояния войнам имеет высший приоритет.

Йозеф Ратцингер родился 16 апреля 1927 года в Баварии, в семье полицейского. После Второй мировой войны он изучал философию и богословие в Мюнхенском университете, в возрасте 24 лет был рукоположен в сан священника. В 1973 году Ратцингер стал архиепископом Мюнхена. В 1981 году покойный Папа Иоанн Павел Второй назначил Ратцингера председателем ватиканской конгрегации по вероучению, как теперь называется институт, известный в далеком прошлом как инквизиция.

Новый понтифик считается сторонником крайне консервативных взглядов. Он автор документа, в котором подтверждается примат Римско-католической церкви и который вызвал недовольство православных и протестантов, усмотревших в нем препятствия на пути к межконфессиональному диалогу. Некоторые критики высказывают опасения, что консерватизм нового Папы может оттолкнуть от церкви часть верующих.

Никита Татарский: Почему новый Папа Римский пожелал войти в историю под таким именем? Как теперь могут развиваться отношения между католиками и представителями других конфессий - об этом наш коллега Александр Гостев беседовал со священником, ведущим программы Радио Свобода "С христианской точки зрения" Яковом Кротовым.

Александр Гостев: Почему нового Папу избрали достаточно быстро? Многие эксперты утверждали, что скорее всего избрание затянется на многие дни.

Яков Кротов: Предыдущих Пап, последних двух, выбирали быстро на самом деле, на второй день - того же Иоанна Павла Второго. Проблема была в том, что как раз все говорили: самый вероятный кандидат - Ратцингер, но вероятнейших кандидатов никогда не выбирают, значит, Ратцингера не выберут, а со следующим будут проблемы, долго будут искать. И вдруг выбирают настоящего папабиле, то есть первого кандидата. Такого не бывало давно, скажу мягко, но действительно все убеждены, что кто входит на Конклав кандидатом, тот выходит, уже похоронив все надежды на кандидатство, а тут не похоронил. Это в известной степени уникальный случай, и, может быть, именно поэтому так быстро и сделали все: вдруг обнаружили, что нет сопротивления Ратцингеру.

Александр Гостев: Насколько мне известно, каждый новоизбранный Папа выбирает себе имя, не только согласуясь со своими личными человеческими пристрастиями, но и поскольку каждое имя воспринимается с очень большим символическим смыслом. То есть имя Бенедикт, имя Пий, имя Иоанн Павел - для католиков каждое из них несет определенную смысловую нагрузку.

Яков Кротов: Да, такая магия есть. Она не абсолютна, не самодовлеюща, но Бенедикт XVI, конечно, отсылает к Папе-итальянцу Бенедикту, который возглавил Католическую церковь аккурат в 1914 году, с началом Первой мировой войны, у которого служение было такое (собственно, его, видимо, по этому принципу и выбирали), что в аварийной ситуации нужен "аварийный" Папа, который бы не имел никаких особых идей, не боролся бы с модернизмом, а который бы в бурный момент провел церковь между рифом, который бы умел лавировать. Поэтому Бенедикт XV был прежде всего очень опытный дипломат, скажем так, изощренный в деле каких-то бумажных сношений, он использовал это отчасти для попыток примирить враждующие стороны, правда безуспешных. Но главное, что католики оказались тогда разделены линией фронта как минимум на два лагеря, и задача была в том, чтобы католики разделены, а церковь чтобы осталась единой. Если так, может быть, и Ратцингер имеет в виду вот это - католики разделены, а Католическая церковь одна.

Александр Гостев: Почему именно сейчас Ратцингер избрал имя Папы-дипломата?

Яков Кротов: Потому что сейчас, конечно, нет Третьей мировой войны, как говорят некоторые особо нервные персоны, но несомненно идет поляризация мира. Обычно говорят: Север - Юг, богатые - бедные. И это связано с поляризацией, в том числе, внутри христианского мира, потому что христиане в третьем мире видят все иначе, чем христиане Соединенных Штатов Америки. И Ратцингер должен будет примирять вот эти вот христианские когорты, которые хотят освобождения, справедливости прежде всего, с теми, кто, собственно, финансирует Ватикан и Католическую церковь, с американскими христианами-католиками. Примирять, напоминать им, что они веруют в одного Бога, что они в одной лодке, в одной церкви, и, в общем, сглаживать вот эту невидимую миру, но, в общем-то, реальную... не хочется говорить "войну", но давайте скажем все-таки, что есть такая вот война бедных и богатых, умных и необразованных...

Александр Гостев: То есть можно предположить, что первые шаги Ратцингера как нового Папы Римского будут направлены на сплочение христиан всего мира?

Яков Кротов: Все-таки на сплочение католиков прежде всего. И во многих выступлениях Ратцингера, предыдущих, конечно, совершенно очевидно, что для него больше, чем, скажем, для Папы Иоанна XXIII, который созвал Второй Ватиканский собор, ощутимы границы между Католической церковью и всеми прочими. И его больше волнуют, видимо, интересы внутренние, проблемы именно Католической церкви.

Александр Гостев: Как могут складываться отношения Православной, восточных, ортодоксальных церквей и Католической церкви при Бенедикте XVI?

Яков Кротов: Видимо, будет продолжение застоя с некоторым ужесточением политики. Дело в том, что снисходительность, которую проявлял Иоанн Павел II, к Московской патриархии во всяком случае, она, видимо, носила какой-то личный характер, и я думаю, что у кардинала Ратцингера таких причин для снисхождения не будет, он будет действовать по закону, по канонам. А по канонам, в общем, можно действовать и энергичнее, чем это было раньше.

Арслан Саидов: Глава российских католиков архиепископ Тадеуш Кондрусевич призвал паству молиться о кардинале Ратцингере, который был избран накануне Папой Римским. От имени российских католиков архиепископ выразил избранному понтифику свое почтение и послушание, видя в нем доброго пастыря, который поведет их в новое время. Кондрусевич также выразил надежду на то, что Папа Бенедикт XVI сможет побывать на российской земле, исполнив таким образом сокровенную мечту Иоанна Павла II.

Тадеуш Кондрусевич: Я совсем не удивлен, что быстро избрали. И я очень рад, что быстро избрали Папу. Это говорит о консолидации кардиналов-выборщиков, что они не разделились на какие-то группы и фракции, что они очень быстро нашли соответствующего кандидата. Быстрее выборы в прошлом веке были только в 1935 году, когда избирали Пия XII - там избрали в третьем голосовании. Здесь - в четвертом, но тоже на второй день. Поэтому это очень хороший знак для меня.

Второй элемент, то, что был избран кардинал Ратцингер, и то, что он взял себе имя Бенедикт (это покровитель Европы), ясно говорит о том, что одним из приоритетов его деятельности как нового понтифика будет, конечно, защита нравственных устоев, защита принципов веры, что он в своей деятельности будет руководствоваться любовью (это понятно), но также и истиной. Он даже позавчера на мессе перед началом конклава сказал такие слова, которые меня очень и очень тронули, что любовь без истины ведет к слепоте.

Начинается новое время, новый понтификат. Думаю, что это будет понтификат очень сильный, сильно укорененный во Христе, одним из пунктов программы которого должен быть возврат к христианским корням, противопоставление релятивизму в нравственности, такому агрессивному даже сегодня секуляризму. Конечно же, я абсолютно уверен, что он будет продолжать линию своего великого предшественника Иоанна Павла II на развитие диалога с миром и с другими религиями, другими конфессиями. Здесь, конечно, для нас, россиян, очень важно - с Русской Православной церковью.

Мы имеем здесь очень много общих пунктов, потому что и в социальной доктрине Русской Православной церкви, и в высказываниях иерархов, и в беседах с представителями Русской Православной церкви видно, что по многим пунктам Русская Православная церковь, ее суждения совпадают абсолютно с суждениями, с направлениями деятельности Католической церкви, и именно - защита нравственных устоев. Мы помним, когда принималась Конституция Европейского союза, и Папа, и Патриарх говорили об одном и том же, что нельзя отказаться от своих корней. Я думаю, что этот диалог, который проходит в любви, если он будет проходить еще в истине, он поможет решить многие проблемы, которые стоят перед нами.

XS
SM
MD
LG