Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Внедрение новых мобильных технологий в России


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие главный редактор журнала "Mobiel news" Игорь Волков.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии главный редактор журнала "Mobiel news" Игорь Волков. Давайте вначале послушаем репортаж на тему, которую сегодня будем обсуждать в прямом эфире.

В Каннах прошел ежегодный конгресс ассоциации GSM, на котором была представлена технологическая сенсация - четвертое поколение мобильной связи. Готова ли Россия к внедрению новых мобильных технологий и есть ли спрос на новые услуги сотовых компаний?

Дмитрий Казнин: В Каннах, как говорят специалисты, случилась сенсация - было представлено четвертое поколение мобильной связи. Достаточно сказать, что мировая сотовая индустрия до сих пор не освоила связь третьего поколения. Главное же отличие четвертого - это гигантская скорость приема информации. По телефону можно будет смотреть видеофильмы, телеканалы, и так далее. Россия же, по прогнозам экспертов, может просто «перескочить через ступеньку» и сразу, не развивая третье поколение связи, заняться Эйч-Эс-Ди-Пи-ай, - так называется то, что приходит на смену Джи-Эс-эм.

Как обстоят дела в Петербурге? В последнее время много было сказано о перенасыщении рынка. Что ждет сотовый рынок в городе в ближайшие два года? Генеральный директор Би Лайн в Петербурге Игорь Заруднев считает, что несмотря на официальные цифры, доходящие до 90%, реальная насыщенность сотового рынка в Петербурге чуть больше 60%, а значит, есть куда развиваться.

Игорь Заруднев: 2005 год еще на 100% будет проходить под эгидой роста, но, по сути, для операторов это последний год такого быстрого роста. 2006 год будет во многом определять перетягивание абонентов от одного оператора к другому.

Дмитрий Казнин: Парадоксальная ситуация, по мнению Игоря Заруднева, складывается с четвертым поколением связи, которое, уже есть, но пока никому не нужно. А Россия в вопросе продвижения новейших технологий, оказывается, вовсе не отстает от Запада.

Игорь Заруднев: Четвертое поколение - это просто такая технологическая вещь. Его сделать, тарелки поставить смогут. И у Би Лайна, и у МТС, и у "Мегафона" денег хватит для того. Другой вопрос, что никто не понимает, насколько это на сегодняшний день необходимо, четвертое поколение иметь. А что касается новинок всевозможных, то Россия - одна из первых стран-пожирателей всех этих новинок.

Дмитрий Казнин: Несмотря на готовность потребителей в Петербурге благодарно принять понижение тарифов от основных операторов сотового рынка, видимо, этого не предвидится.

Игорь Заруднев: Общее мнение всех операторов заключается в том, что, наверное, уже пора остановиться, то есть если дальше продолжать такой же сценарий, то мы испытаем на себе и модель Америки, которая очень сильно задемпинговала, и пара операторов просто обанкротились. Я считаю, что ценовой уровень на сегодняшний день достаточно сбалансирован, качественно ниже изменение тарифа уже не будет происходить.

Ольга Писпанен: Игорь, почему России не нужно это новое поколение мобильной связи?

Игорь Волков: Не то что не нужно, я не думаю, что в нашей стране оно будет очень сильно востребовано. У нас, как не прискорбно это признавать, в основном пользуются популярностью и телефоны, и услуги низшего ценового диапазона, голос - это главное, передача голоса.

Ольга Писпанен: Потому что это слишком дорого будет, это не окупится? Поэтому не нужно вводить новые такие технологии?

Игорь Волков: Вероятно, это не окупится, потому что рынок не до конца готов, массовый рынок не готов.

Ольга Писпанен: А что значит, не готов рынок? Они не готовы отдавать деньги за это или они не хотят в принципе ничего другого, кроме использования мобильного телефона, как голоса?

Игорь Волков: Люди не понимают необходимости и тех, на их и даже, может быть, на мой взгляд, сомнительных плюсов, которые могут дать им четвертое поколение.

Ольга Писпанен: А что четвертое поколение действительно дает?

Игорь Волков: Большую скорость передачи данных и все те услуги, которые будут основаны на этой скорости. Это несколько телевизионных каналов на телефоне. Нужно ли это? Вопрос спорный. Если платить за просмотр телепередачи по доллару в минуту, в то время как можно посмотреть то же самое дома или на обычном переносном телевизоре бесплатно, сомнительный плюс.

Ольга Писпанен: А если это не будет так дорого? Если такая услуга, как просмотр телевизионных программ на мобильном телефоне, не будет так дорого стоить, это будет пользоваться спросом?

Игорь Волков: Не таким огромным. Ведь посмотрите, с каким трудом развиваются технологии MMS. Все значительно проще, сфотографировал картинку - послал. Но в обороте оператора все дополнительные услуги, в том числе и MMS, и SMS, как наиболее популярная услуга, не превышают порядка 50%.

Ольга Писпанен: SMS сейчас достаточно распространенная услуга.

Игорь Волков: И при этом около 50%.

Ольга Писпанен: То есть это такой консерватизм или нежелание платить лишние деньги?

Игорь Волков: Даже не то что нежелание платить деньги, люди не видят необходимости в этом, их устраивает голосовое соединение, и платить за что-то большее, учиться чему-то… Ведь на самом деле все новые технологии подразумевают настройки телефонов, пользование ими не очевидно, надо научиться самому, надо, чтобы тот человек, которому ты отсылал, умел тоже принимать эти вещи.

Ольга Писпанен: То есть просто нежелание или лень?

Игорь Волков: Не то что нежелание или лень. Люди не видят необходимости. Они научились пользоваться телефоном, потому что им это было нужно, жизненно необходимо разговаривать с людьми другими, находясь в движении, посылать SMS, когда они увидели, что это дешевле, или в каких-то случаях удобнее, они научились этому нормально пользоваться. В случае с новыми услугами пока такой жизненной необходимости люди не видят.

Ольга Писпанен: Зачем тогда все новые телефоны, появляющиеся в продаже, все более и более загружены этими ненужными опциями? Тогда должны наоборот они упрощаться. На этом рынке должны быть самые упрощенные модели, то есть только голосовая связь и SMS-связь.

Игорь Волков: На самом деле рынок идет по двум направлениям. С дорогой модели у производителя значительно больше доля прибыли. А есть другое направление - дешевых телефонов. Допустим, у компании "Моторола" телефон С-115, если не ошибаюсь, в опте стоит 40 долларов, в рознице его можно спокойно продавать по 50. Это очень дешево, но он ничего не умеет. Будильник, SMS, голос, все. Существует некая гонка между производителями. Года 2-3 назад все боролись за размер, чтобы телефон был поменьше. Каждый новый телефон предварялся пресс-релизом, где говорилось, что наконец-то мы достигли веса в 200 грамм, 100 грамм, 85 грамм, 65 грамм и так далее. Сейчас эта гонка остановилась. Меньше - не нужно. В Японии, в Корее наоборот идет сейчас тенденция к увеличению размеров телефонов.

Ольга Писпанен: Это дань моде новой или это как-то оправдано необходимостью?

Игорь Волков: Японские и корейские рынки не типичные для нас. Ведь то, что внедряется и пробуксовывает в Европе, в Японии было сделано с упреждением примерно на полгода-год. На мой взгляд, это черта нации. Им очень нравятся любые электронные новинки, любые новшества, это люди, жадные до технологического прогресса.

Ольга Писпанен: И что, они там сидят, уже оснащенные супернаиновейшей техникой, а нам остается только смотреть это по телевизору и завидовать?

Игорь Волков: Завидовать здесь, наверное, нечему, потому что они нашли для себя те плюсы, которые дает им пользование и третьим поколением, и четвертым, которое у них очень скоро появится. У нас большинство, наверное, еще не скоро осознает и придет к тем же выводам, что и они, не потому что у нас страна более ленивая или менее технократичная, просто не тот менталитет. Если не нужно, то люди платить деньги не будут, это касается и России, и Европы.

Ольга Писпанен: То есть просто нет такой жажды к техническим новинкам.

Игорь Волков: Да. Посмотрите, например, с каким трудом пробивают себе дорогу так называемые интеллектуальные телефоны, смартфоны и коммуникаторы. Сейчас еще ситуация улучшается, за последний год их доля увеличилась с нескольких процентов до 10%. В той же Японии большинство телефонов не столько интеллектуальные, сколько модные, то есть это модная музыка, модное телевидение на телефоне, модные звуки, которые может производить телефон, полифония, MP3, воспроизводимые в качестве звонка и так далее.

Слушатель: Сергей из Петербурга. Я совершенно согласен с Игорем, потому что дорогие телефоны маленький имеют спрос, но имеют, это статусная вещь и люди, которые хотят соответственно выглядеть, безусловно, будут их покупать, правда, не будут этими опциями даже, может быть, и пользоваться, и уметь работать с этим телефоном. Но покупать все равно кто-то будет всегда, это элитный спрос. Те возможности, которые предоставляются сейчас, они не всегда поддерживаются честным исполнением. Допустим, есть очень известная сетевая компания "Евросеть", они не только торгуют мобильными телефонами, но также осуществляют продажу контента, вот этих цветных всяких картинок, мелодий, игр. К примеру, когда они проводят свои рекламные акции, они предлагают скачать определенный контент и сделать это, допустим, бесплатно, последняя у них в декабре была акция. Но печатают они это все в своих журналах, буклетах, в которых не всегда действительность совпадает с реальностью, бывают опечатки. И допустим, подросток покупает мобильный телефон, начинается скачивать, естественно, не получает то, что он хотел, после этого за прохождение этой процедуры GPS мобильный оператор, естественно, вычитает деньги.

Ольга Писпанен: К сожалению, сорвался звонок, но в принципе понятен вопрос.

Игорь Волков: Ошибки у контент-провайдеров - дело совершенно обычное, и то, что в случае с "Евросетью", по крайней мере, человек заплатил только за передачу данных, этой картинки, которая ему не нужна, которую он не хотел, это, можно сказать, он еще легко отделался, он еще мог заплатить непосредственно контент-провайдеру за эту картинку. Ошибки - дело обычное.

Ольга Писпанен: Ошибки - дело обычное, потому что это опечатки, невнимательность при публикации, либо какая-то целенаправленная политика?

Игорь Волков: Целенаправленной политики нет, особенно это бессмысленно с точки зрения бесплатного распространения контента.

Ольга Писпанен: Но получается, что это не так уж и бесплатно.

Игорь Волков: В данном случае надо разделять. Человек заплатил за передачу данных, эти деньги получил оператор, но не контент-провайдер. То есть компания "Евросеть" в данном случае ничего не получила, она ничего не выиграла от своей ошибки. Если бы она получала деньги от передачи данных, если бы сам оператор выступал в качестве контент-провайдера, да, тогда можно было бы предъявить к нему претензии. Здесь две разные компании. Оператор представляет транспорт, а контент-провайдер - саму картинку или мелодию, о которой шла речь. Бороться с этим... Со временем, я думаю, все придет в норму.

Слушатель: Меня зовут Ольга Владимировна. Я из Петербурга. Я уже пожилой человек и мне очень полезен этот телефон, и моему мужу. Одна проблема есть. Телефон должен быть маленький, легкий, но на нем должны быть большие цифры, которые увидел бы пожилой человек без очков, и большой экран, чтобы там хорошо было видно, какую ты SMS набираешь. Вот это проблема. Сколько мы ищем телефоны с крупными цифрами! Ну, нет их. Очень хороший телефон Nokia-1100, но мелковато.

Ольга Писпанен: Да, кстати, почему не проводятся исследования, каким группам общества нужны какие телефоны, и почему их не выпускают на рынок?

Игорь Волков: Эти исследования проводятся, телефоны выпускаются не только с большими дисплеями, не только с крупными цифрами, с несколько более крупными, уточним. На самом деле эта часть рынка достаточно маленькая. Ведь когда человек хочет купить маленький телефон, но с большим дисплеем и с большими клавишами наборного поля, возникает прямой конфликт: нельзя на маленьком корпусе сделать большой орган управления и дисплей.

Ольга Писпанен: То есть не найдут такой телефон пожилые люди для того, чтобы радоваться от использования его. Кстати, по поводу контента и всех модных вещей, которые сейчас появились. Огромное количество рекламы на телевидении, в журналах, продаются рингтоны, картинки и так далее. Это же все не бесплатно. Если компании могут заплатить за рекламу на телевидении, значит, это приносит какой-то очень большой доход?

Игорь Волков: Да, доход это приносит очень хороший. Компании не только у нас, но и за рубежом развиваются буквально за три месяца, в прибыль начинают работать. Но здесь очень важно учитывать, что в случае с телерекламой именно у контент-провайдеров очень часто идут не прямые денежные отношения. Компания размещает рекламу, телеканал, радио или журнал ее размещает в своем эфире или на своих площадях, речь идет о том, что та часть контента, которая была размещена в журнале, имеет некие идентификационные особенности. Провайдер знает: реклама именно с этого канала привлекла пользователей, которые заплатили деньги, и телеканал или журнал имеет просто часть прибыли контент-провадейра.

Ольга Писпанен: Значит, все-таки народ заинтересован в новых технологиях, в новых услугах мобильной связи, если это настолько модно сейчас? Многие журналы пишут о том, что просто лавина новых компаний, которые занимаются продажей именно только этих услуг. Российский покупатель все-таки заинтересован в новинках каких-то?

Игорь Волков: Очень быстро растет абонентская база России. Число абонентов, я не помню последние данные, приближается к 40-50 миллионам. И дети особенно, молодые люди, жадные до всего того, что может их телефон, особенно то, что он может достаточно дешево, или, как им кажется, дешево...

Ольга Писпанен: Скорее всего, как им кажется. Потому что они сами удивлены в конце концов, что не осталось денег на счете.

Игорь Волков: Это востребовано, получается.

Слушатель: Лидия Ивановна из Москвы. Не считаете ли вы, что развитие мобильной связи, также как и развитие науки, техники, медицины в условиях буржуазной демократии, когда большинство народа ограблено и отбрасывается в нищету, используется и служит только для толстосумов? А заслужившим льготы, создавшим великую державу взамен ряда льгот 122-м федеральным законом дают чуть не дырку от бублика, отправляя их досрочно в потусторонний мир.

Игорь Волков: Ну, что тут сказать? На самом деле уровень цен на сотовую связь сейчас достаточно сильно приблизился затратно к фиксированным. Моя мама пользуется компанией Би Лайн. Я купил ей карточку 10-долларовую в сентябре, то есть заплатил 300 рублей. У нее до сих пор на счету 2 доллара. В то же время моя мама каждый месяц платила за фиксированный телефон 170 рублей. То есть получилось, что она потратила на сотовый в несколько раз меньше. Да, действительно, она говорила, на порядок меньше. Просто, может быть, у людей не осталось возможности бесцельно болтать, за каждую минуту времени, за желание сказать своему собеседнику что-то приходится платить, но если говорить по сути и уметь пользоваться теми тарифами, которые сейчас существуют, это на самом деле не так дорого, чтобы говорить, что эта связь для толстосумов.

Ольга Писпанен: То есть пользование мобильной связью как-то организует?

Игорь Волков: Наверное, да. На самом деле на фиксированный телефон, на обычный домашний телефон у меня достаточно трудно прозвониться. Но по количеству переданной информации, по КПД они на самом деле близки.

Ольга Писпанен: Почему все равно достаточно дорогая по сравнению с западными странами мобильная связь? Я в Чехии пользовалась мобильным телефоном, мне в семье было намного дешевле иметь несколько мобильных телефонов, чем один стационарный. Все пользовались только мобильной связью, и она была действительно очень дешевой. Почему до сих пор в России не снижается ее стоимость?

Игорь Волков: Конкуренция есть. Будет ли дальше снижаться? Есть информация, что, скорее, будет даже некоторая тенденция к повышению по некоторым направлениям тарифов. На самом деле нельзя сказать, что за границей связь безусловно дешевле. Те, кто бывали в роуминге и совершали местные звонки, они тарифицируются на какие-то доли процента дороже, чем для абонентов тех сетей иностранных, в которых вы находитесь в роуминге, знают, что не дешевле. Либо те же цифры, либо чуть больше даже.

Слушатель: Пенза, Владимир. Насчет уменьшения опций в телефоне до номинального уровня, действительно, пожалуй, самое перспективное направление, потому что бессмысленно иметь телефоны собственные, для изучения которых потребуется месяц серьезной работы. Есть ли телефоны, какие-то марки для детей, где есть кнопка SOS, например, изображение нападавших хулиганов передается сразу, условно говоря, на милицейский пульт?

Ольга Писпанен: Интересный вопрос. Может быть, сделали уже, просто мы не знаем об этом, систему поиска, например, в телефонах. Ребенок ушел у тебя куда-то гулять, ты, раз, посмотрел на компьютерный дисплей и видишь, что он идет по такой-то улице и все с ним в порядке.

Игорь Волков: На самом деле такие системы действительно есть, они работают. В Москве в коммерческой эксплуатации. В Санкт-Петербурге это планируется в скором времени запустить. Если брать совсем простые решения, я бы советовал обратить внимание на совсем недорогие аппараты компании Simens, там в серии А и С, насколько я помню, есть функция baby-fon, то есть ребенок может позвонить с этого телефона только на один номер - маме, там, или папе, больше никуда, никогда, никак. Для того чтобы позвонить с этого телефона нормально, родители сами должны ввести специальный код и разблокировать. А также нажатие на любую кнопку приводит к звонку маме. Есть телефоны с функцией SOS. Допустим, компания "Benefon", которая еще пару лет назад была широко известна на нашем рынке, не ушла до конца с рынка, а перешла на выпуск неких специализированных телефонов. Так, в частности, был сделан телефон для инвалидов и для пожилых людей с приемником GPS (это система навигации, которая позволяет определить нахождение абонента с точностью до нескольких метров), и при возникновении какой-то проблемы у человека ему достаточно нажать на одну кнопку, координаты его местонахождения будут переданы на пульт специальной службы и к нему выедет помощь. К сожалению, это не в случае с Россией, а в случае с Финляндией.

Ольга Писпанен: Все-таки это не здесь распространенная услуга?

Игорь Волков: Пока да. Есть функция у "Мегафона", которая позволяет отслеживать все телефоны, которые разрешили свое отслеживание. Подключившись к этой услуге, вы можете запросить телефоны своих друзей. Если они согласны, чтобы вам прислали кусочек карты города с точкой, где они находятся, то это может быть осуществлено. Были проекты детских телефонов, когда ребенок обслуживался только определенными базовыми станциями. Допустим, его телефон работает через определенные базовые станции. Если он без разрешения или еще каким-то образом оказывается со своим телефоном в другой части города, где работают другие базовые станции, родители автоматически получают информацию.

Ольга Писпанен: То есть им поступает какой-то сигнал-предупреждение: осторожно, ваш ребенок совсем не там, где вы думаете. Удобно. Даже не в случае с ребенком можно использовать. Кстати, было сообщение недавно, что скоро российский рынок наводнят супердешевые телефоны. Это выгодно компаниям или все-таки это достаточно серьезный расчет, что наконец-то подключатся те, кто не имел возможности подключиться еще?

Игорь Волков: Понимаете, доля прибыли с дешевого телефона во много раз меньше, чем доля прибыли с дорогого. На самом деле если брать себестоимость, то у самого дешевого телефона и самого дорого она может отличаться раза в три, при том что цена отличается в 10 раз. Некоторые компании, например, Nokia, Motorola хотят выпустить на рынок на грани себестоимости для себя дешевые телефоны, чтобы люди, начиная с первого телефона, привыкли, что телефон - это Nokia или Sony Eriсsson и чтобы их следующий телефон, когда они стали более взрослыми или когда они выросли до другой модели, когда им потребовалась новая функция, люди тоже выбрали Nokia, именно с этой целью.

Ольга Писпанен: Привыкание.

Игорь Волков: Привыкание к бренду.

Ольга Писпанен: Ваша оценка состояния рынка мобильной связи сегодня в Петербурге? Есть ли куда развиваться?

Игорь Волков: Развиваться есть куда.

Ольга Писпанен: И нужно ли это? Если мы говорим, что все равно удобнее пользоваться телефоном с минимальным количеством услуг.

Игорь Волков: Несомненно, сейчас рынок близок к насыщению, сколько еще лет он будет близок, непонятно. Растет он быстрее, чем увеличивается доля людей, потенциально готовых купить телефон. То есть разрыв сокращается. Но это гонка за лидером. Расти будут. Будут выигрывать операторы, которые будут делать нишевые тарифы, которые будут делать какие-то специальные услуги, которых нет у других, будут предлагать какие-то особые услуги для нишевых пользователей, для бизнес-клиентов или, наоборот, для пожилых людей.

XS
SM
MD
LG