Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Высокая активность вулканов на Камчатке


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Сергеев.

Кирилл Кобрин: Начало нынешнего года было отмечено высокой активностью вулканов на Камчатке. Первым проснулся самый высокий вулкан Евразии - Ключевский. Спустя месяц к нему присоединился Шивелуче, самый северный из камчатских вулканов. Затем стал проявлять активность вулкан Безымянный. Об этих вулканах, об их извержениях и связанных с ними опасностях рассказывает академик Генрих Штейнберг, директор Института вулканологии и геодинамики. С ним беседует Александр Сергеев.

Александр Сергеев: На Камчатке идет извержение сразу трех вулканов - Ключевского, Шивелуча и Безымянного. Рассказать об этих извержениях мы попросили директора Института вулканологии и геодинамики Генриха Штейнберга.

Скажите, пожалуйста, насколько часто происходит извержение вот этих вулканов? Насколько неожиданными они стали в этот раз?

Генрих Штейнберг: Извержение Ключевского вулкана происходит достаточно часто, в последнее время каждые 2-3 года, не реже. Я не смотрел сейчас данных по прогнозу этих извержений, но вообще обычно извержения Безымянного, Ключевского прогнозируются достаточно надежно. В районе этих вулканов развернуто несколько сейсмических станций, поэтому неожиданные извержения там, пожалуй, редко бывают.

Александр Сергеев: Насколько сильными являются нынешние извержения?

Генрих Штейнберг: Извержения Ключевского являются достаточно сильными, хотя не из ряда вон выходящими. Это достаточно сильное извержение, потому что оно сопровождается излиянием потока лавы из вершинного кратера. Это не так часто бывает. Потому что для того, чтобы лава начала изливаться из вершинного кратера, надо, чтобы он был достаточно заполнен лавой.

На вулкане Шивелуч извержения достаточно интересные, потому что там произошло излияние большого пирокластического потока, то есть потока обломочного раскаленного материала. Этот материал обычно движется очень быстро, со скоростью десятки километров в час, в отличие от лавовых потоков, максимальная скорость движения которых метр, 2 метра в секунду. Вообще, обычно это несколько метров в минуту или даже в час.

Александр Сергеев: Все эти три вулканы расположены на севере Камчатки и достаточно близко друг от друга. Можно ли сказать, что они как-то связаны и что их извержения взаимосвязаны.

Генрих Штейнберг: Безымянный и Ключевской находятся в одной группе, расстояние между ними несколько километров. Вулкан Шивелуч находится подальше. Между Ключевским и Шивелучем расстоянием порядка 50-60 километров. Непосредственной связи между этими вулканами, Ключевским и Шивелучем, нет, они в разных вулканических группах. А Ключевской и Безымянный находятся в пределах одной группы. Прямой связи у них, пожалуй, нет. Под вулканом Безымянном, на сравнительно небольшой глубине, чуть более 10 километров, расположен промежуточный магматический очаг, а зона питания Ключевского вулкана находится заметно глубже, примерно на границе коры и верхней мантии, то есть на глубине где-то порядка 40 километров. Это достаточно независимые вулканы. Но само по себе нахождение их в одной группе, скажем так, режим существование этой группы имеет значение и для Ключевского, и для Безымянного.

Александр Сергеев: Сообщалось, что в район этих извержений сейчас отправилась экспедиция камчатского Института вулканологии и сейсмологии. В чем вообще обычно состоит работа вулканологов во время извержения на местности?

Генрих Штейнберг: Во-первых, отбором образцов из разных порций магматического материала, на разных стадиях извержения. Во-вторых, отбор проб газа, измерение температуры, оценка объема магматического материала, то есть лавы и обломочного материала, выброшенного на поверхность, измерение скорости движения, распространения лавовых потоков. Это достаточно рядовая, рутинная, обычная работа на извержении. И, наконец, есть большой объем работы, связанной с последующей обработкой собранных материалов.

Александр Сергеев: Насколько близко могут подходить вулканологи во время такой работы, во время извержения, когда идут выбросы вулканических бомб, пепла?

Генрих Штейнберг: На лавовых потоках можно работать достаточно близко, то есть вплотную к лавовым потокам можно подходить и отбирать материалы. Для тех, кто имеет опыт работы на извержении, это достаточно обычная вещь. Гораздо более опасными являются вулканические взрывы, здесь нужно быть очень осторожными и при взрывных извержениях надо держаться на безопасном расстоянии от центра взрыва, обычно от кратеров, от нескольких сот метров до километра и больше.

Александр Сергеев: Нынешние извержения представляют угрозу для местного населения?

Генрих Штейнберг: Для местного населения, пожалуй, прямой угрозы от извержения нет. Во-первых, потому что в районе Шивелуча, к югу от Шивелуча, это территория незаселенная. Там есть дороги, для дорог он представляет некоторую опасность. Что касается Ключевского вулкана, поселок Ключи и поселок Козыревск находятся от него на достаточном удалении, но при сильных извержениях может идти стремительное таяние ледников, которые занимают вершинную часть Ключевского, и это связано с образованием грязевых потоков, которые могут распространяться достаточно быстро и на значительное удаление, порядка 10 и даже 20 километров. Прямой опасности для населенных пунктов нет. Но, естественно, любители всегда находятся посмотреть на извержение с близкого расстояния. Для таких людей, конечно, извержение представляет опасность.

XS
SM
MD
LG