Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подготовка к запуску космического челнока "Дискавери"


Дмитрий Морозов: На мысе Канаверал в штате Флорида все готово к запуску космического челнока "Дискавери" с семью астронавтами на борту. Запуск должен произойти сегодня, если не помешают неполадки и погодные условия.

Ян Рунов, Нью-Йорк: Два с половиной года понадобилось национальному агентству по аэронавтике и исследованию космического пространства НАСА для того, чтобы придти в себя после гибели 1 февраля 2003 года семи астронавтов на космическом челноке "Колумбия". О нынешней миссии рассказывает глава исследовательской организации "Глобал секьюрити" Джон Пайк.

Джон Пайк: Психологически очень важно вернуться в режим исследований и восстановить доверие к способности НАСА запускать пилотируемые космические челноки и возвращать их на землю. Практическая задача нынешней команды - доставка запасных частей и оборудования и проведение ремонтных и других работ на Международной космической станции. Следующие 5 лет должны быть посвящены дальнейшим работам по созданию МКС. Попытка восстановить челночные полеты на МКС связана с обязательствами Соединенных штатов перед своими партнерами по строительству Международной космической станции, которое должно быть завершено к концу этой декады.

Ян Рунов: Какие приняты меры для того, чтобы не повторилась трагедия челнока "Колумбия"?

Джон Пайк: Разумеется, сделано немало технических усовершенствований шаттла. Комиссия по расследованию аварии челнока "Колумбия" выступила с техническими рекомендациями из 15 основных пунктов, которые могут сыграть решающую роль в обеспечении безопасности космического корабля. НАСА успешно выполнило 12 из этих пунктов. Оставшиеся три, включающие устранение пенистой массы, выходящей из топливного бака, придание шаттлу большей упругости и создание лучших условий для ремонта корабля на орбите, полностью выполнить не удалось. Но можно сказать, что национальное агентство по аэронавтике сделало все возможное: переконструированы топливный бак, температурные сенсоры, лазерный искатель трещин и дыр.

Полеты на космических кораблях никогда не будут полностью безопасными, но, в общем, проделана огромная работа, чтобы благополучно закончить строительство международной космической станции.

Дмитрий Морозов: Планируемый на сегодня старт космического челнока "Дискавери" первый после более чем двухлетнего перерыва, в январе 2003 года катастрофа "Колумбии" унесла жизни семи астронавтов. Из 113 стартов космических челноков два закончились катастрофой. О сегодняшнем состоянии программы "Спейс шаттл" рассказывает обозреватель журнала "Новости космонавтики" Игорь Лисов, с которым беседует Александр Сергеев.

Александр Сергеев: Две аварии за сто с небольшим полетов. Для космонавтики это высокий показатель аварийности?

Игорь Лисов: Пилотируемая космонавтика всего имеет немного большее 200 полетов. Но если брать похожую по длительности серию запусков советских и российских кораблей "Союз", то мы тоже имели две аварии примерно в ста пилотируемых пусках.

Александр Сергеев: То есть в мире такой уровень технологий на сегодня?

Игорь Лисов: Не думаю. Потому что в обоих случаях речь идет о программах, которые длятся 20 и более лет. Говорить о сегодняшнем уровне как-то неправильно.

Александр Сергеев: Именно поэтому предполагается, что шаттлы надо списать к 2010 году, как заявляет новый глава НАСА Майкл Грифин.

Игорь Лисов: Да, совершенно точно. Это, пожалуй, первый руководитель НАСА, который откровенно и четко сказал, что шаттлы надо списать, потому что нам не нужна третья катастрофа.

Все знали, что эта система была построена на очень спорных принципах, но, по-видимому, по политическим причинам считалось необходимым ее эксплуатировать. Теперь взят курс на то, чтобы отказаться от ее эксплуатации как можно раньше, и Грифин говорит, что 2010 год - это крайний срок, установленный президентом. И даже если они не успеют уложиться со сборкой МКС, значит, так оно и будет.

Александр Сергеев: А МКС, вообще говоря, может функционировать без использования шаттлов?

Игорь Лисов: Она функционирует уже два с половиной года без использования шаттлов, но она не собрана до конца и значительная часть ее модулей не может быть доставлена ничем, кроме шаттлов.

Александр Сергеев: Но если ее соберут, то обновление экипажа, доставка научного оборудования уже может вестись без шаттлов.

Игорь Лисов: С существующими системами нет. Проблема состоит в отсутствии средств доставки на Землю большого объема грузов, результатов исследований. Потому что на "Союзе" можно спустить килограммов 50 от силы.

Александр Сергеев: Всего 50 килограммов?

Игорь Лисов: Груза. Не людей, а именно результатов научных исследований. Ну, 100, может быть. А шаттл спокойно возит 3 тонны.

Александр Сергеев: В случае списания шаттлов, вообще не остается кораблей, которые смогут доставлять более трех человек на орбиту.

Игорь Лисов: С экипажами главная проблема даже не в том, как их доставить, а как их, в случае чего, посадить на землю. Только на "Союзе" можно спустить экипаж в случае аварии. Шаттл не может находиться в составе станции полгода, он просто на это не рассчитан. Чтобы там жило 6 человек, надо, чтобы висело два "Союза" постоянно. А это проблема, потому что не было таких обязательств у России на момент заключения соглашений по МКС, и кто-то за это должен платить.

Александр Сергеев: То есть это вопрос не столько технический, сколько вопрос политический.

Игорь Лисов: Политический и финансовый, да. Торг идет вокруг того, что по программе ранее согласованной для окончания сборки станции и параллельно операции по снабжению ее шаттлами нужно 28 полетов. А Грифин говорит, что 15 точно он может сделать, может быть где-то 20 с небольшим, а 28 не сделает точно.

Дмитрий Морозов: О том, как обстоят дела в космической отрасли России, материал Веры Володиной.

Вера Володина: 10 лет назад правительство России образовало корпорацию "Компомаш", чтобы использовать уникальные ракетно-космические технологии для выпуска гражданской продукции. Генеральный директор корпорации Анатолий Долголаптев - успешный борец с известной поговоркой: если мы такие умные, то почему такие бедные.

Анатолий Долголаптев: Наступил момент активного участия бизнеса в этом. Например, разработанное в свое время корпорацией "Компомаш", такая была первая крупная интегрированная структура в оборонно-промышленном космическом комплексе, предложение по новой системе вызвало колоссальный интерес у Билла Гейтса. Но, к сожалению, именно политики, в первую очередь в Америке, не дали реализацию этого проекта.

Вера Володина: Финансирование космических исследований - вопрос не для площади, считает Анатолий Долголаптев. Люди с удовольствием пользуются плодами космической науки, но не всегда осознают, откуда пришло это счастье - суперлекарства, кристаллы которых взращивают лишь в невесомости, открытые из космоса месторождения полезных ископаемых, точные прогнозы погоды, вся связь, новые материалы и технологии.

Анатолий Долголаптев: Радостно воспринимают то, что приятно и полезно, и не осознают этой связи с самым сложными человеческим видом деятельности - с научными исследованиями космоса. Представить себе, что сегодня ни телевидение, ни мобильный телефон не может работать без космического сопровождения, через космические телекоммуникации, то оказывается, что мы уже не просто пользуемся, а зависим от того, что делается в космосе.

Что же касается происходящего сейчас возобновления полетов шаттла, то должен вам сказать, что в Советском Союзе система энергии "Буран" была более продвинутой и эффективной точки зрения техники. Только наши экономические проблемы не дали этой системе развернуться в полную силу. А вот последствия того, что она была создана, это около 200 новых материалов, из которых около четверти активно используются на сегодняшний день. Это возможность создания систем для сжижения того же природного газа, и мы когда-нибудь все-таки весь наш транспорт переоснастим и снимем экологическую проблему вдоль автомобильных дорог.

Вера Володина: Космос позволит сэкономить на воздушных перевозках: в условиях резкого взлета цен на нефть будут востребованными полеты между Европой- Азией и Америкой через Северный полюс. Запуск только четырех спутников обеспечивал бы навигационное сопровождение и связь для 60 тысяч самолетов в год, выигрыш в трассе - 3-4 тысячи километров, экономия на каждом полете - десятки тысяч евро.

XS
SM
MD
LG