Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Птичий грипп в России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Яхонтов. Гость студии - директор Всероссийского НИИ птицеводства Эдуард Джавадов.

Татьяна Валович: Вспышка птичьего гриппа в регионах России пока не локализована, а в некоторых областях вирус достиг той стадии, когда может распространяться на человека. В связи с этим Еврокомиссия даже ввел запрет на импорт птицы из России. В Петербурге, где расположен крупнейший центр по изучению гриппа, ученые заявляют о готовности производить вакцину, а птицефабрики ввели карантин.

Олег Яхонтов: Первой в России от птичьего гриппа пострадала Новосибирская область. Туда его могли принести дикие утки из стран Юго-Восточной Азии, которые в это время мигрируют на Север. По другой версии, вирус был занесен в Россию с контрабандным мясом птицы из Китая. Но как бы то ни было, до конца года, пока не пройдет прививочная компания, а дикая птица не улетит обратно зимовать, эпидемию птичьего гриппа придется сдерживать карантинным способом.

И хотя через Ленинградскую область не проходят пути перелетных птиц из Азии, на всех 17-ти областных птицефабриках введен «закрытый режим», все сотрудники и даже транспорт подвергаются дезинфекции, усилен контроль за качеством кормов птиц и за здоровьем сотрудников, вернувшихся из отпуска. Также введен запрет на ввоз на территорию области и города куриного яйца из других регионов. Руководители птицеводческих хозяйств в свою очередь принимают все меры, что бы вирус не пришел в Ленинградскую область. В противном случае птицефабрики вынуждены будут забить всю птицу и стать банкротами. Говорит заместитель генерального директора птицефабрики «Приморская» Максим Смирнов.

Максим Смирнов: Защититься полностью от этого вируса можно только таким образом, если область поставить на карантин. Я думаю, что целесообразно это сделать, и не для того, чтобы мы заработали деньги на этом, а просто для того, чтобы уберечь ваше же здоровье.

Олег Яхонтов: Естественно, птичий грипп опасен не только для птиц, но и для людей, к тому же штамм вируса быстро мутирует, приспосабливаясь к новым условиям. Решением проблемы здесь может стать новая вакцина, разработанная Институтом гриппа в Петербурге еще полтора месяца назад. Вакцинацию новым препаратом будут проходить работники птицефабрик, таможни и погранзастав Дальнего Востока, а также врачи, входящие в группу риска. Но это случится лишь после того, как вакцина будет испытана на людях - 20-ти петербуржских волонтерах, среди которых, видимо, будет и руководитель Института гриппа Олег Киселев, который при этом призвал не впадать в панику.

Олег Киселев: Всемирная организация здравоохранения не рассматривает ситуацию в России как чрезвычайную. Эта эпидемическая вспышка среди птиц находится под жестким ежедневным контролем главного санитарного врача Российской Федерации. Но характерно то, что все-таки нет ни одного подтвержденного случая прямой передачи от птицы к человеку, что составляет основу, на самом деле, эпидемического процесса в странах Юго-Восточной Азии.

Татьяна Валович: А сегодня у нас в гостях директор Всероссийского Научно-исследовательского ветеринарного института птицеводства Эдуард Джавадов.

Эдуард Джавадович, как все-таки вы оцениваете возможность проникновения вируса птичьего гриппа в северо-западные регионы?

Эдуард Джавадов: Эта возможность оценивается как маловероятная. И здесь можно высказать как пожелание - очень бы не хотелось, чтобы этот вирус проник в наш регион. Если предполагать, что он может проникнуть с мигрирующей птицей, то на самом деле это маловероятно. Если же будет завезен вирус с продуктами птицеводства, яйцом или мясом птицы, то тут есть такая возможность. Однако постановлением правительства Ленинградской области введен запрет на ввоз продукции птицеводства из регионов, неблагополучных по гриппу птиц, и поэтому мы считаем, что если будут соблюдены все эти условия, проникновение маловероятно.

Татьяна Валович: На ваш взгляд, та ситуация, которая сейчас складывается в пяти регионах России, в сибирских, возможно ли было ее избежать? Ведь последние публикации в американских научных журналах говорят о том, что вспышка птичьего гриппа в российских регионах, возможно, вызвана летней миграцией птиц с острова Цинхай в Китае, где первые случаи заболевания птиц в этом году были зарегистрированы уже в мае. Так вот, если бы была вовремя, скажем, вакцина поставлена или обратили внимание руководители птицефабрик тех регионов на близость с зараженными провинциями Китая, - можно ли было как-то предупредить эту ситуацию?

Эдуард Джавадов: Это было, в общем-то, сложно сделать, поскольку вакцины такой нет. Пока в России не существует вакцины против птичьего гриппа. И нас радует то, что наш Институт гриппа приступил к разработке такой вакцины, но для применения на людях нужно еще проводить исследования. Надо сказать, что почему-то, к сожалению, не прислушались к мнению специалистов нашего Ветеринарного института птицеводства, когда уже более года назад мы заявляли, что нужно приступить к разработке такой вакцины. Подход пока, мировой и западноевропейский, основан на том, чтобы ликвидировать птицу, которая заражена, полным бескровным убоем птицы. Однако учитывая то, что многие регионы России, в том числе и западно-сибирские, включая Новосибирскую область, находятся на пути миграции перелетных птиц, мы считали, - и об этом заявляли ранее - что приграничные территории и территории, на которых возможен занос вируса из неблагополучных регионов, необходимо вакцинировать. Но для этого сначала надо было сделать вакцину. И такое заявление мы делали. Мы тоже готовы в ближайшее время предложить эффективную вакцину для профилактики гриппа птиц, но пока что это только наше пожелание.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот если дикую птицу начнут бить, как это отразится на популяции самого вида? Много же видов, это не только гусь или утка переносчиками являются этих болезней. Как это отразится именно на виде? Может быть, есть какая-то другая форма, которая позволит не уничтожать птицу? Спасибо.

Эдуард Джавадов: К сожалению, пока другого метода нет. Я еще раз повторю, профилактика гриппа, предотвращения гриппа основана на комплексном проведении профилактических мероприятий - это карантинирование, проведение тщательной дезинфекции, убой зараженной птицы и вакцинирование. Но не все страны это признают, и, к сожалению, Россия пока не вакцинирует птицу. Убой дикой перелетной птицы - в общем-то, невозможно всю птицу убить, конечно. И последним распоряжением губернатора предусмотрено уничтожение дикой и перелетной птицы вблизи птицефабрик, и организуют это сами птицеводческие хозяйства. В общем-то, в далеких регионах, на Кольском полуострове или в районах Ленинградской области, где нет птицеводческих предприятий... У нас основные птицеводческие предприятия в Ломоносовском, Выборгском, Кировском и Всеволожском районе - и только там будет происходить убой в непосредственной близости от птицеводческих хозяйств.

Татьяна Валович: А насколько это действительно гуманно и не вызовет ли обратную реакцию? Обычно, когда популяцию намеренно сокращают, включаются природные механизмы - и, наоборот, будет популяция диких перелетных птиц возрастать, что может потом, как снежный ком, накапливаться.

Эдуард Джавадов: В данном случае значительно популяция не сократится, будет нанесен незначительный урон именно этой популяции. А если говорить о гуманизме, то тут подход только - из двух зол выбрать меньшее. Нам лучше предохраниться и отстрелять всех птиц, которые находятся в непосредственной близости и могут быть возможными факторами передачи инфекции, чем допустить тот пожар, который может возникнуть в значительной популяции и диких птиц, и домашней птицы, содержащейся как в частных подворьях, так и в крупных птицеводческих предприятиях.

Татьяна Валович: Эдуард Джавадович, что же является основной проблемой при создании вакцины? Вы говорили, что уже год назад заявляли о готовности ее создать.

Эдуард Джавадов: Одна из основных проблем - это финансирование. Вторая проблема - это настрой государственной службы на принятие таких мер, как вакцинопрофилактика. Пока Россия - по примеру западных стран - настроена не вакцинировать птицу, а приступить к ее полному уничтожению в случае возникновения инфекции. Однако, по нашему мнению, для России этот метод неприемлем, и тут нам ближе азиатский метод стран Востока, Юго-Восточной Азии, которые уже приступили к вакцинации и требуют проводить такую вакцинопрофилактику. Кстати, это рекомендуют и международные организации.

Татьяна Валович: Но ведь полный забой птицы приведет и к банкротству предприятий, с одной стороны. А с другой стороны, те кадры, которые сейчас показывали по многим российским телеканалам, о том, что небольшие фермерские хозяйства, да и подсобные хозяйства в регионах, которые заражены этим птичьим гриппом, - там люди только за счет этого выживают. Как же быть простым гражданам?

Эдуард Джавадов: Абсолютно верно. Поэтому мы и говорим, что России нужно принять этот метод профилактики, как вакцинопрофилактика. Дело все в том, что отличие России как страны от других европейских стран заключается в том, что, во-первых, значительная часть нашей территории находится на пути миграции перелетных птиц, чего нет во многих западноевропейских странах, и им легче обойти эту инфекцию. Во-вторых, когда в 2003 году возникла инфекция в Нидерландах, а потом в Германии, там быстро удалось локализовать очаг инфекции и, в общем-то, предотвратить распространение инфекции. У нас, к сожалению, это пока не получается, после Новосибирской области, к сожалению, эпизоотия движется на запад, и уже дошла до Курганской области. Вторая причина - это то, что российские птицефабрики это огромные предприятия, чего нет в Западной Европе, когда огромное поголовье сосредоточено на ограниченной территории, как, например, наша Синявинская фабрика. А чем больше птицы сконцентрировано на ограниченных площадях, тем больше шансов, что вспыхнет пожар. Так же как и при любой другой инфекции, не только гриппа это касается. И основное - это то, что в европейских странах и на американском континенте государство сразу компенсирует те убытки, которые понесут фермеры. Кроме того, все животные, включая птицу, всегда страхуются. В России этого нет, поэтому, конечно, убой всей птицы приведет к банкротству предприятий.

Татьяна Валович: А если есть деньги и все озаботились этой проблемой, сколько времени нужно, чтобы создавать и начать выпускать вакцину в промышленных масштабах?

Эдуард Джавадов: В общем-то, хотя финансирование не ведется, мы работаем над этой проблемой. Правда, не теми темпами и не теми возможностями, потому что отсутствуют материальные ресурсы, но мы проводим эту работу. Но если будет достаточное финансирование, в течение двух-трех месяцев наш институт готов выдать такую вакцину.

Татьяна Валович: Уже даже в промышленных масштабах?

Эдуард Джавадов: Пока как опытную партию.

Татьяна Валович: От кого же зависит финансирование? Это должно быть на национальном уровне, принятие специальных программ?

Эдуард Джавадов: Да, это должно быть принятие специальных программ. Я считаю, что нужно принимать совместную такую программу, вместе с медицинскими службами, санитарными службами, для профилактики еще и людей, вместе с Академией сельхознаук и Министерством сельского хозяйства.

Татьяна Валович: У нас слушатель на линии. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Наивно, наверное, давать советы специалисту, но у меня есть такая житейская практика, я ей пользуюсь уже 15 лет. У нас живет большой попугай в доме, и когда он начинает хохлиться, мокнет, мы даем ему в поилку несколько капель аспирина и две-три капли сока алое, живого цветка алое - и помогает всегда. Помогает голубям это тоже - прилетают мокрые, простуженные, а через сутки они все здоровы. Наивный совет, но вдруг поможет.

Татьяна Валович: Можно ли от гриппа защититься таким образом, как вы думаете?

Эдуард Джавадов: Спасибо, конечно, за совет. К сожалению, от гриппа это не спасет. Дело все в том, что в доме содержится один попугай или прилетел один голубь, и, будем так говорить, человек лечит птицу, не установив диагноз. Ну, сок алое является мощным иммуностимулирующим веществом, он повышает сопротивляемость организма, и организм может побороться даже с незначительной вирусной или бактериальной инфекцией. Однако маловероятно, что у попугая слушательницы был именно грипп, который можно вылечить соком алое или ацетилсалициловой кислотой.

Татьяна Валович: Ведь птицы тоже болеют совершенно различными заболеваниями.

Эдуард Джавадов: Конечно. И раз эта птица содержится дома, не было контакта с другой птицей, маловероятно, что у нее было вообще какое-то вирусное заболевание. Этот совет можно дать птицеводам, которые держат дома каких-то птичек - канареек, попугаев. Но будем говорить, что это метод лечения без диагноза.

Татьяна Валович: В вашем институте используются ли, исследуете ли вы такие народные методы или, так скажем, не химические методы лечения птиц?

Эдуард Джавадов: Да, есть ученые, которые работают сейчас даже с нетрадиционными методами, гомеопатическими методами для лечения и профилактики болезней птиц. И в общем-то, можно даже так сказать, что, как ни странно, получается положительный результат.

Татьяна Валович: Ваш институт называется всероссийский. Значит ли это, что подобного вашему института в России больше нет? Насколько он уникален?

Эдуард Джавадов: Институт, в общем-то, уникален. В прошлом году мы отмечали 40 лет институту, в 1964 году по постановлению правительства в Советском Союзе было создано промышленное производство, создавались птицефабрики, и был создан Институт болезней птиц - тогда он так назывался, и был всесоюзным. После того, как отделились бывшие республики Советского Союза, институт стал именоваться всероссийским. Наш институт довольно оригинален, является головным по многим научным разработкам, занимается только болезнями птиц. Хотя в России есть другие ветеринарные институты, которые занимаются тоже особенно инфекционными болезнями птиц, но при этом они занимаются и другими животными - крупным рогатым скотом, свиньями, овцами. Наш институт специализированный, и основные его специалисты - это высококлассные птицеводы-ветеринары.

Татьяна Валович: А сейчас коллеги ваши в командировки в те регионы России, где вспыхнул птичий грипп, направлены для изучения ситуации? Как вы вообще обмениваетесь оперативной информацией?

Эдуард Джавадов: Нет, не направлены. И материал из Новосибирской области был отобран для исследования и поступил в Институт защиты животных, находящийся во Владимире. В наш институт не поступало, может быть, к сожалению, а может быть, и к лучшему, поскольку это довольно опасное дело, и завести вирус можно и в нашу Ленинградскую область.

Татьяна Валович: А как вы оцениваете, если брать не только птичий грипп, но и другие инфекции, безопасность птицеводства в России?

Эдуард Джавадов: Можно сказать, что за исключением птичьего гриппа, в общем-то, больших проблем с инфекционной патологией птиц в России не было, а в Ленинградской области тем более. Наша Ленинградская область благополучна. В 2000 году у нас были проблемы на двух птицефабриках - "Скорицы" и "Руссковысотская", тоже была довольно опасная инфекция. Но после этого случая, в общем-то, область благополучна по основным инфекционным болезням птиц.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Это Екатеринбург, Николай Петрович. Моя семья прекратила покупать всю продукцию из куриного мяса. Но ведь яйца используются не только непосредственно в пищу, но и в других пищевых производствах. Могут ли повлиять на человека именно такие продукты, где куриные компоненты используются?

Эдуард Джавадов: Очень жаль, конечно, что многие жители России восприняли так панические ситуацию и перестали приобретать продукцию птицеводства. Тем более, в Екатеринбургской области нет проблем с птичьим гриппом. Небольшая паника среди жителей есть, и я призываю не поддаваться панике, ситуация держится под контролем. Высказываю только пожелание нашей власти приступить все-таки к разработке вакцин. Однако нет опасности такой, чтобы исключать полностью продукцию птицеводства из своего рациона и, тем более, бояться торты покупать, поскольку в креме есть яичный белок, майонез и так далее. Продукция птицеводства используется во многих областях и пищевой, и биологической промышленности, и там эта вся продукция проходит термическую обработку, а вирус гриппа, хоть он и очень опасен, и вызывает смертельные случаи у людей, однако он очень неустойчив и при 70 градусах мгновенно погибает. А вся продукция, которую вы перечислили, даже если вы приобретете куриное яйцо и сварите его, то гриппом вы не заразитесь.

Татьяна Валович: Только вчера агентство РИА "Новости" распространило информацию, что во Вьетнаме зарегистрирован еще один случай гибели человека от птичьего гриппа, и там приводится как раз пример, что у пациента возникли симптомы после того, как он принял в пищу мясо погибшей курицы. То есть следует ли говорить, что оно могло быть сырое, ведь во Вьетнаме часто едят не обработанное термически мясо?

Эдуард Джавадов: Может быть, и таким образом это произошло. А может, он заразился во время приготовления мяса, то есть взял в руку еще сырую тушку курицы. А прожаренная, проверенная - там вируса гриппа не будет.

Татьяна Валович: Остается надеяться только на контроль, который осуществляется сейчас.

Эдуард Джавадов: Да, только на ветеринарный контроль, санитарный и недопущение завоза в наш регион такой продукции.

Татьяна Валович: И у нас звонок от слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. 19-20-го открывается охота на перелетных птиц. Частично вы ответили, что можно использовать в пищу утку, а как ее обработать, чтобы этот вирус не попал в человека?

Татьяна Валович: Ну, в первую очередь, наверное, стоило бы ее проверить, есть у нее вирус или нет.

Эдуард Джавадов: Если вы идете на охоту на перелетных птиц, которые летят из тех регионов, неблагополучных по вирусу гриппа, я бы вам рекомендовал материал этот представить в ветеринарную лабораторию, где вам проверят и скажут, заражена эта птица вирусом гриппа или нет.

Татьяна Валович: А где такие лаборатории существуют, куда обратиться можно?

Эдуард Джавадов: В Санкт-Петербурге - на Московском шоссе, 15, есть межобластная ветеринарная лаборатория, которая может проводить такие исследования. И всем птицеводческим предприятиям предписано представлять сыворотки крови на исследование, и представлять материал от тех птиц, которые будут забиты, диких птиц, вблизи хозяйств, на такие исследования.

Татьяна Валович: И подобные лаборатории, наверное, существуют не только в Петербурге, но и в других регионах.

Эдуард Джавадов: В каждом субъекте Федерации, в каждой области есть такая лаборатория.

Татьяна Валович: А как вы относитесь к проблеме генно-инженерной модификации при выращивании птиц и при создании корма для птиц? Насколько это может дать осложнения потом?

Эдуард Джавадов: Это вопрос дискуссионный. Пока не установлены факты влияния на здоровье людей использования генно-модифицированных продуктов и растительного происхождения, и животного. И если птицу кормят генно-модифицированными продуктами, в основном это соя, такие факт не установлены. Однако предписано на каждом продукте, особенно предназначенном для питания человека, указывать, что использовались генно-модифицированные продукты. В общем-то, они разрешены к применению, пока никаких фактов не установлено, и ведется только дискуссия. Есть ученые, которые считают, что это может нанести вред, но большинство ученых считают, что вреда не будет.

Татьяна Валович: Еще у нас вопрос от слушателя. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, если человек в России заболеет птичьим гриппом, возьмет ли государство на себя обязанность лечить человека или, как всегда, бросит на произвол?

Эдуард Джавадов: Это вопрос не по специальности, но я думаю, конечно, не бросит и будет лечить. Хотя пока таких фактов не установлено, к счастью, но если человек заболеет птичьим вирусом гриппа и будет установлен диагноз, конечно, будут проводиться все необходимые медицинские мероприятия.

Татьяна Валович: Вы сказали - если будет установлено. А насколько диагностика сейчас точна? Ведь это достаточно новый вирус, то есть врачи, к которым обратится больной, должны знать его основные симптомы. Понятно, что это не совсем ваш профиль, но наверняка вы же и с НИИ гриппа обсуждаете эту проблему, они все-таки взаимосвязаны.

Эдуард Джавадов: Да, обсуждаем, взаимосвязаны. Симптомы известны. Они, конечно, аналогичны классическому вирусу гриппа человека - это затрудненное дыхание, кашель, повышенная температура. И диагностикумы такие есть и в медицине, и в ветеринарии.

Татьяна Валович: Но для того, чтобы точно установить, раз симптомы похожи, наверное, нужно только анализ крови проводить.

Эдуард Джавадов: Есть методы, когда по крови определяется с помощью различных серологических тестов. Есть методы вирусовыделения, другие молекулярно-биологические методы.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Здравствуйте. Это Роза Евстафьевна из Москвы. Почему государства, которые являются источниками перелета птиц, в Азии не уничтожают их на месте? Второе, влияет ли серебряная вода на вирус птичьего гриппа и каким образом?

Эдуард Джавадов: Государство не может запретить перелетным птицам перелететь даже через границу. Это инстинкт, они всегда будут перелетать. И поставить кордон, поставить границу по воздуху, конечно, невозможно. Кроме того, это нанесет значительный экологический ущерб. Нам надо бороться именно с вирусной инфекцией и даже защитить этих перелетных птиц.

Татьяна Валович: Тут должен, наверное, ставиться вопрос о международном сотрудничестве в этой проблеме.

Эдуард Джавадов: Конечно, это должно быть международное сотрудничество. И я еще раз вернусь к проблеме вакцинации. В регионах, где установлен вирус птичьего гриппа, конечно же, если будет поставлен диагноз хоть на дикой птице, хоть на домашней, ее придется уничтожить. Однако в угрожаемых зонах птиц, которые могут контактировать с больными животными, необходимо вакцинировать - это предохранит от распространения этой инфекции.

А насчет серебряной воды, ну, будем так говорить. известно, что ионы серебра обладают дезинфицирующим свойством не только на вирус гриппа, а на многие бактерии и вирусы. И конечно же, в какой-то мере это приведет к инактивации вируса, однако невозможно столько набрать серебряной воды, чтобы поливать птицу и помещения. Есть более простые методы, хотя, может быть, не более безопасные.

Татьяна Валович: Совсем недавно, 5 августа, была такая информация, что в Калининградской области родился петушок с четырьмя ногами. Понятно, что это какая-то генная мутация. Но насколько можно ожидать какие-то мутации птиц, если будет применяться генная инженерия в практике более широко?

Эдуард Джавадов: Это можно будет проверить только через определенное количество времени.

Татьяна Валович: А ваш институт занимается такими проблемами?

Эдуард Джавадов: Нет, этими проблемами мы не занимаемся.

Татьяна Валович: Спасибо, Эдуар Джавадович.

XS
SM
MD
LG