Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стихийные бедствия в Европе


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.

Кирилл Кобрин: Этим летом европейские государства серьезно пострадали от природных катаклизмов. Центральная Европа – от наводнений, а Португалия и Испания – от лесных пожаров, вызванных в том числе и сильной жарой. Сейчас в Америке бушует ураган "Катрина". Но вернемся в Европу. Почему в последние годы стихийные бедствия столь регулярно случаются на европейском континенте? И что по этому поводу говорят климатологи?

Маринв Катыс: Больше всего от проливных дождей и вызванных ими наводнений пострадала Швейцария. В Берне инженеры-строители опасаются, что из-за высокого уровня воды и скорости течения, некоторые дома могут обрушиться. Скорость течения такова, что эвакуация жителей с помощью лодок невозможна, для этого используются вертолеты. Из города Люцерна, который частично затоплен, пришлось эвакуировать две с половиной тысячи человек. Уровень воды в ближайшем озере поднимается со скоростью 4 сантиметра в час. В Цюрихе многие дороги и первые этажи домов затоплены. Из-за дождей возникают оползни.

Наводнения, вызванные проливными дождями, затронули не только, центральные районы Швейцарии, но и Австрию, где из-за непогоды погибли четверо человек. И Румынию, и Молдавию. Президент Молдавии даже прервал свой отпуск в Греции и вернулся к работе.

О том, чем климатологи объясняют столь регулярные наводнения в Европе в последние годы, я беседую с руководителем российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы Алексеем Кокориным.

Скажите, пожалуйста, почему так получается, что уже на протяжении нескольких лет европейские страны страдают от наводнений или от чудовищной жары, как Португалия сейчас, где горят леса, а на европейской части Российской Федерации все достаточно благополучно? Почему такие странные климатические катаклизмы происходят?

Алексей Кокорин: Это укладывается очень неплохо в теорию глобального изменения климата, к сожалению, в основном антропогенного, из которой следует, что на фоне небольшого изменения средней температуры резко возрастает число аномальных явлений, в частности, жары, наводнений, засух, но не происходит перераспределения всей картины циклонической активности или всей картины морских течений, а просто происходит их разбалансировка, это значит - чаще и более сильные явления наблюдаются. Из этого следует, что поскольку для России такие наводнения или такие волны жары были нетипичны, то и вероятность того, что они у нас будут, несколько меньше, чем в Европе, но зато у нас больше вероятность, что в нижнем и среднем Поволжье будет больше засух. В данный год этого нет, но это не означает, что Россия полностью обойдена изменением климата.

Марина Катыс: Но все-таки для российской территории климатические изменения будут менее трагическими, чем для европейской части, я правильно вас поняла?

Алексей Кокорин: Да, это так, это просто объективно вызвано нашим положением на глобусе, на земном шаре, то есть это не вызвано тем или иные значением выбросов у нас или в Европе, поскольку все парниковые газы хорошо перемешивались в атмосфере. В какой-то степени нам повезло. С другой стороны, совершенно ясно сейчас, что потепление не будет таким мягким и плавным. И поэтому надежды на то, что это поможет нашему сельскому хозяйству, увы, беспочвенны. Может быть, чуть-чуть станет лучше в Архангельской, Вологодской областях, но зато настолько хуже в Ставропольском, Краснодарском крае, что, к сожалению, это не компенсирует одно другое.

Марина Катыс: Но то, что сейчас Швейцария, такая благополучная во всех отношениях страна, переживает чудовищный катаклизм в виде наводнений и горных селей, которые в связи с дождями сходят, снося целые населенные пункты, это тоже следствие глобального изменения климата, и связано ли это с таянием ледников?

Алексей Кокорин: Да, к сожалению, это прямо связано и, может быть, прямо объяснено, потому что ледники тают, кстати, они тают у нас на Алтае и на Кавказе, но в Альпах это сильнее. А ледники тают, средняя температура увеличивается. Понятно, что когда у вас нет ледника, то вероятность наводнений больше, нет аккумулятора влаги. В Швейцарии эта проблема проявилась просто раньше. К сожалению, есть все основания ожидать, что подобная проблема будет для государств Средней Азии, в меньшей степени - у нас на Алтае, на Кавказе.

Марина Катыс: Довольно остро обсуждающийся в последнее время вопрос - это строительство горнолыжного курорта в Красной поляне, в зоне заповедной и не предназначенной для такого использования. Скажется ли изменение климата в этом регионе?

Алексей Кокорин: Может сказаться. Если про альпийские ледники можно весьма четко предсказать, что с ними будет, и многие из них обречены, то здесь дать такой однозначный прогноз пока нельзя. Но в любом случае любое строительство, любая деятельность там должны быть с учетом сильных осадков и селевых потоков. Мы должны быть готовы, что подобные потоки у нас будут гораздо чаще, чем это наблюдалось в прошлом.

Марина Катыс: И видимо, это будет довольно часто в Приэльбрусье, где большие ледники и довольно развитая горнолыжная инфраструктура?

Алексей Кокорин: Я бы сказал, что для Красной поляны ситуация чуть-чуть более опасна, просто это западный склон, а Приэльбрусье чуть-чуть дальше. В меньшей мере, но да, не так как в Швейцарии. В будущем нас ожидает примерно то же самое, может быть, просто не в ближайшие три года, а в ближайшие 23 года, но повернуть климатическую систему можно, но это очень медленный процесс, она очень инерционна.

Марина Катыс: То, что российское руководство и многие представители российской власти говорят о том, что климатические изменения довольно страшны для европейских государств, но в меньшей степени затрагивают Россию, поэтому нам не стоит так переживать из-за этого, это здравая позиция или же это все-таки некая политическая конъюнктура?

Алексей Кокорин: Если быть таким холодным прагматичным ученым, то это в какой-то мере соответствует действительности. Но не хотелось бы так наплевательски относиться к чужим проблемам, в частности, к проблемам европейцев. Потом настанет время, и климатические проблемы затронут и нас, те же самые засухи в Поволжье, те же самые наводнения на Кавказе или в Сибири. Поэтому хорошо бы перед лицом этой общей угрозы как-то больше дружить, а не действовать по принципу "у соседа корова сдохла - пустячок, а приятно".

Марина Катыс: Напомню, что в феврале 2004 года Пентагон обнародовал Специальный доклад, подготовленный аналитиками Министерства обороны США еще в октябре 2003 года. В частности, там говорится, что с 1980 года значительно возросло число сильных штормовых приливов в Северном море. Не исключено, что уже в ближайшие годы они станут настолько мощными, что преодолеют морские береговые дамбы в Нидерландах и затопят территорию страны.

По прогнозам ученых нужно ожидать ослабления Гольфстрима, дефицита воды и засуху во многих странах мира, сильные штормы и увеличение "экстремальных климатических событий", таких как наводнения или длительные периоды жары.

Нынешние наводнения в центральной Европе вполне укладываются в такой сценарий развития событий.

XS
SM
MD
LG