Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мешает ли вам телевидение воспитывать детей и внуков?


Программу ведет Эдуард Коридоров. В программе принимает участие Александр Жилин, юрист.

Эдуард Коридоров: Телевидение вторгается в нашу жизнь, и порой весьма грубо. Но есть люди, которые пытаются с этим бороться.

Сегодняшний гость нашей студии – юрист Александр Жилин – проиграл в суде первой инстанции дело против телеканала, транслирующего программу «Окна».

Нашим слушателям мы задаем вопрос: мешает ли вам телевидение воспитывать детей и внуков?

Александр, передо мной лежит открытое письмо, которое вы направили в прокуратуру Свердловской области, руководству религиозных конфессий и по многим другим адресам. Я хотел бы процитировать пару строчек из этого письма. Вы пишете: «Если бы 10 лет назад были поданы иски со стороны родителей или государства о предотвращении рекламы пива, то сегодня бы не было детского пивного алкоголизма, то есть реального ущерба. Не стоит еще ждать 10 лет, чтобы выросло поколение сексуально несформированных людей – педофилов, некрофилов и остальных извращенцев».

Скажите, пожалуйста, Александр, чем вызвала ваш гнев, собственно говоря, программа «Окна»?

Александр Жилин: Данная телепередача, она является самой ярко выраженной на таком поприще передач, содержащих то, что нельзя и недопустимо транслировать для нашего подрастающего поколения.

Эдуард Коридоров: Почему все-таки именно эта программа, а не какая-либо другая?

Александр Жилин: Ориентироваться на все невозможно. Выбор пал на эту телепередачу, еще раз говорю, потому что это самая-самая одиозная телепередача.

Эдуард Коридоров: Вы ее целенаправленно смотрели или ваши дети ее смотрели?

Александр Жилин: Целенаправленного просмотра этой телепередачи не было, но, периодически попадая на эту телепередачу, я просто хватался за голову от того, что там происходит. Еще раз говорю, в этой ситуации помогло то... Почему я занялся этим делом. Все-таки у меня 20-летний стаж работы юристом, и просмотрев эти телепередачи, а потом я окунулся в остальное море информации, просмотрел нормативную базу – и убедился, что можно с этим побороться, и именно в судебном порядке.

Эдуард Коридоров: Вами двигал профессиональный интерес или какой-либо другой?

Александр Жилин: И то, и другое. Еще раз говорю, я отец троих детей, и просмотр этой телепередачи, допустим, в отсутствие родителей, я считаю, недопустим. И, конечно, профессиональный интерес. В этом деле есть юридическая перспектива. А то, что суд первой инстанции отказал, это не говорит о том, что дело на этом и закончилось.

Эдуард Коридоров: Скажите, в вашей семье как-то регламентируются просмотры телепрограмм? Вы контролируете детей? Щелкаете кнопками на пульте?

Александр Жилин: Вот этот вопрос как раз... противоположная сторона, ответчик, телеканал как раз и говорил, что «у Александра Жилина есть возможность воспитывать детей путем такого контроля над просмотром телепрограмм». Здесь как раз все перевернуто с ног на голову. Дело в том, что существует закон о средствах массовой информации, статья 37-ая, и в соответствии с этим законом обязанность по недопущению показа в дневное время телепередач такого плана возложена на средства массовой информации, на телеканал, а не на родителей. Да, на родителях есть святая обязанность воспитывать детей. Да, я объясняю, что какая-то конкретная телепередача не соответствует тем-то понятиям, либо что-то еще в ней содержится неадекватное. Но здесь все-таки законом возложена обязанность на средства массовой информации.

Эдуард Коридоров: Расскажите вкратце, как шел судебный процесс: сколько он длился, какие проблемы были.

Александр Жилин: Судебный процесс шел порядка полутора лет. В нем, в общем-то, даже умудрились принять косвенное участие такие известные люди, как мэтр отечественного телевидения Познер. Как это произошло, я тоже расскажу. Процесс начался с того, что та судья, которая рассматривает это дело, полтора года назад вообще отказала в рассмотрении этого дела, сказав, что «как раз у Александра Жилина есть возможность путем переключения кнопок как бы избежать этой ситуации». Ну, что ж делать... Потом это дело попало к другой судье, потом снова вернулось к первой. Дело в том, что противоположная сторона – телеканал, они долгое время бегали по городу и меняли лицензию. Наконец-то мы их догнали. Ожидать чего-либо положительного в том процессе, у того судьи было... я не надеялся на это дело. Но, тем не менее, эту стадию нужно было пройти. И вот мы сейчас будем двигаться дальше.

Эдуард Коридоров: А почему у вас возникло ощущение, что суд закончится не в вашу пользу, процесс?

Александр Жилин: Есть жизненный опыт и опыт юриста. Вот такие процессы, они еще редки для России. На моей памяти это второй параллельный процесс. Первый процесс тоже закончился неудачно.

Эдуард Коридоров: Вы имеете в виду, что кто-то судился, помимо вас, именно имея в виду программу «Окна»?

Александр Жилин: Да. Где-то в Нижнем Новгороде молодой человек в возрасте 22 лет тоже подавал иск о закрытии показа этой телепередачи. Там тоже было приложено великолепное заключение психологов на эту тему. Но и это не помогло.

Еще раз говорю, не готова еще наша судебная система рассматривать споры такой категории.

Эдуард Коридоров: А в чем ее неготовность? Это не совсем понятно. Есть закон, есть, так сказать, факт жизни, есть человек, который пытается отстоять права. Вы, кстати, свои права или права своих детей отстаивали, скажем так, интересы?

Александр Жилин: Я отстаивал и свои права, и права детей. Мои права, они формулируются в праве на надлежащее воспитание детей, а права детей тоже формулируются в праве на получение информации, лишенной непристойности, всевозможных сексуальных извращений и так далее.

Эдуард Коридоров: А чего вы добивались? Чего вы хотели?

Александр Жилин: В соответствии со статьей 37-ой закона о средствах массовой информации, запрещен показ в дневное время телепередач, систематически эксплуатирующих интерес к сексу, то есть эротических программ - то есть запрет. Дети несовершеннолетние путем просмотра этой программы (и не только мои, но и все остальные) получают информацию о полезном в извращенной форме. Известно, что, допустим, телепередача «Здоровье», которая может идти утром, она тоже занимается воспитанием детей, и там тоже говорится о сексе, но в квалифицированном ракурсе. В этой же телепередаче, по заключению многих экспертов, не просто речь шла о сексе, а в извращенной, циничной форме. А вот это недопустимо. Мы не против секса – я не ханжа, но в рамках подачи материала эта телепередача действительно наносит урон психо-сексуальному развитию детей.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы поблагодарить товарища, который затеял судебный процесс относительно «Окон». Меня тоже трясет от этой передачи. Я не могу, честно говоря, сделать анализ, потому что мне с начала до конца никогда не удавалось ее просмотреть. Но когда случайно натыкаюсь, то меня не то что коробит, а в общем-то, я ощущаю очень большой дискомфорт от просмотра. Ну, это касается не только этой передачи. В начале перестройки вот эти сериалы, мне кажется, оказали существенное влияние на мировоззрение моей дочери. Вот эта «диванная» жизнь, когда люди сидят все время на диване и обсуждают: любит – не любит, убью, ненавижу, - порядок вот этих слов, набор, он в какой-то степени, я думаю, оказал влияние на подрастающее поколение, в том числе и на мою дочь, у которой, в общем-то, большие проблемы появились в жизни.

Эдуард Коридоров: Спасибо. Ваше мнение понятно.

Александр, скажите, вы чувствовали какую-то группу поддержки за своей спиной?

Александр Жилин: В течение этих полутора лет сложновато было найти группу поддержки. В частности, иркутская газета «Планета Семья» оказывала такую поддержку, а не свои, собственные средства массовой информации. Мне вначале показалось, что тут сработал цеховой принцип – и вообще как бы тема затушевывалась. Хотя все средства массовой информации прекрасно знают, что я к ним обращался, и сказать о том, что они не слышали моего голоса, это неправда.

Эдуард Коридоров: А почему вы не попытались подать коллективный иск от группы телезрителей? Ведь наверняка есть масса народа, которые солидарны с вами в оценке данной конкретной программы, я имею в виду «Окна».

Александр Жилин: Сложно заниматься организацией вот таких общественных дел. В общем-то, в рамках правового государства, чтобы добиться конкретного результата, было достаточно и собственного заявления, и единичной позиции.

Эдуард Коридоров: Напоминаю, что наш гость считает, что в прайм-тайм по телевидению транслируются программы, пропагандирующие сексуальные отклонения, супружескую измену и аморальное поведение.

Интересно, дозвонится ли до нас сегодня кто-либо из сторонников программы «Окна», поддержит ли кто-нибудь судью Ленинского районного суда города Екатеринбурга, где вы проиграли дело?!

Давайте послушаем звонок. Доброе утро.

Слушатель: Я из Москвы. Я просто даже удивилась бы, если бы кто-то поддержал. Ведь есть такое понятие «правила приличия». А вы все как-то поворачиваете так, как будто правила приличия упразднены, и будто бы вообще ликвидировано такое понятие как «пошлость», «похабщина».

Эдуард Коридоров: Спасибо за ваше мнение.

Александр, что скажете на этот счет? Как соотносятся правила приличия с юридическими нормами? У вас большой опыт на сей счет.

Александр Жилин: Вопрос понятен. Дело в том, что правила приличия – это нормы этики и эстетики, и как бы их в рамки закона сложно загнать, если можно такой термин употребить. И, безусловно, когда подавался такой иск, прежде всего нужно было опираться на букву и дух закона. Много можно говорить об этой телепередаче, скажем, о гадкости, о мерзости, о похабщине и так далее – много терминов и синонимов набрать, но зацепиться можно было только сугубо за юридическую норму. В материалах средства массовой информации достаточно по этой телепередаче высказываний, известных даже в России людей. В том числе и российский психолог Владимир Леви конкретно давал интервью по этой телепередаче. Много эпитетов он высказал и объяснил, почему эта телепередача, в том числе, для людей с высоким интеллектом является притягательной. Но тем не менее...

Эдуард Коридоров: Вы привлекали к судебному процессу экспертов, в том числе и психологов, и других специалистов.

Александр Жилин: Да-да.

Эдуард Коридоров: Как вы думаете, почему суд не прислушался к экспертам, которые были представлены вами?

Александр Жилин: Дело в том, что в данной ситуации можно было бы пригласить и 100 экспертов – и суд все равно бы к ним не прислушался. Суд с удивлением сделал такой вывод, что, в общем-то, чтобы запретить показ такой телепередачи, для этого нужно сначала ее признать эротической. Это равносильно тому, что вот хулиган, идущий по улице, совершает правонарушение, а прежде чем предотвратить правонарушение, мы должны спросить у него, а есть ли у него удостоверение, есть ли у него лицензия.

Эдуард Коридоров: Но ведь эксперты, насколько я понимаю, как раз и говорили о том, какая эта программа – эротическая или не эротическая.

Александр Жилин: Совершенно верно. Эксперты сделали заключение о качестве этой телепередачи, и сделали однозначный вывод, что она недопустима к просмотру со стороны несовершеннолетних детей, что она систематически эксплуатирует интерес к сексу.

Эдуард Коридоров: Были ли какие-либо альтернативные мнения?

Александр Жилин: Вот что меня больше всего поразило в этой ситуации: защитник-то этой телепередачи нашелся. То есть телеканал пригласил на свою сторону тоже психолога. Я не хочу умалять его достоинства, но если в нашей ситуации экспертное заключение сделали три доктора наук, профессоры, известные люди в городе и один кандидат наук, то в данной ситуации просто в защиту выступил школьный психолог без степеней...

Эдуард Коридоров: Вы с некоторой обидой об этом сейчас говорите.

Александр Жилин: С удивлением.

Эдуард Коридоров: Суд прислушался именно к этому эксперту или в равной степени не прислушался ни к кому?

Александр Жилин: Суд, полагаю, как мне передали, был на моей стороне, но вынес удивительное решение против. Такое часто очень бывает. Я слышу от судей самих: «Да, ты прав, ты молодец, что подавал такой иск», - но решение выносят противоположное, опираясь буквально на...

Эдуард Коридоров: Такая скрытая оппозиция программе «Окна» в судейских мантиях, судейское подполье.

Вы упомянули имя Владимира Познера, якобы, он как-то косвенно был причастен к этому судебному процессу. Поясните, пожалуйста.

Александр Жилин: А вот здесь как раз интересная тема – манипулирование со стороны средств массовой информации общественным мнением. Дело в том, что в рамках судебного процесса (он шел полтора года) в марте или в апреле 2004 года «Четвертый» наш телеканал делал ток-шоу с участием Владимира Познера. Тема была заявлена: «Что ждет телезритель от средств массовой информации?». Безусловно, что приехал Познер, участвовал в этом деле. И вдруг там внезапно возникает вопрос о том, что, да, в городе Екатеринбурге какой-то житель подал иск о запрете телепередачи, и шло обсуждение этой темы. Все ушло в обсуждение цензуры и тому подобного. Безусловно, что эта телепередача была организована в качестве защиты позиции ответчиков, то есть телеканала, который...

Эдуард Коридоров: Я так понимаю, что Владимир Познер не разделил вашу озабоченность программой «Окна» и ваше мнение об этой программе?

Александр Жилин: Меня прежде всего удивило то, что если Познер сюда приехал, и речь шла о конкретном телезрителе, который явился «виновником» создания вот этого ток-шоу, тот человек, который обычно организует свои программы с участием первых лиц, то есть «виновников» ситуаций, в этой ситуации не задался вопросом: а где же тот человек? Почему нельзя было спросить первоисточник...

Эдуард Коридоров: Что, в конце концов, сказал Познер?

Александр Жилин: Все ушло в разговор...

Эдуард Коридоров: Он сказал, что «господин Жилин не прав»?

Александр Жилин: Нет, там речь об этом не шла. Там о цензуре речь шла. То есть передача, в принципе, получилась скомканная.

Эдуард Коридоров: То есть ваши поползновения расценил как попытку цензуры что ли?

Александр Жилин: Да. Эта вся передача направилась в эту сторону.

Эдуард Коридоров: Все ясно.

Давайте послушаем еще один звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Это Ленинград, Петербург. Я, во-первых, очень довольна вашей программой. Спасибо вам большое. Я пенсионерка того поколения. И я хочу поддержать вот этого человека, который начал борьбу с этой программой. Программа возмутительная. Вы знаете, конечно, очень жаль, что у нас очень равнодушный народ в нашем государстве – и от этого все у нас и неурядицы. И я его поддерживаю. И вообще, вы знаете, надо бороться вот с этими вещами, которые преподносит нам ведущий «Окон». То он выходит в рваном каком-то... то в заплатках, то не знаю в чем. Даже вот в этом отношении уже отвращение. Спасибо вам большое. Я благодарна ему, что он затронул эту нелепость.

Эдуард Коридоров: Александр, у меня такое ощущение, что если бы цветы по радиоволнам передавались, то вы были бы сейчас завалены букетами.

Скажите, вы разделяете мнение о том, что наш народ равнодушный, что он как-то бухтит на кухнях, но не идет по вашим стопам – не спешит идти в суд и судиться с тем, что его раздражает?

Александр Жилин: Нельзя все общество называть равнодушным, поскольку все-таки есть определенная часть, которая такие вопросы и инициирует, и отстаивает. Хотелось бы, конечно, чтобы этого было больше. Надеюсь, что все-таки сообщество школьных учителей, сообщество школьных психологов и просто психологов города Екатеринбурга, они к этой теме вернутся.

Эдуард Коридоров: Это ваши надежды или это ваша уверенность?

Александр Жилин: Я возлагаю надежды, что этот вопрос все-таки будет обсужден. Потому что нормальный человек не может сказать что-либо хорошего в отношении этой телепередачи. И общаясь с преподавателями высших школ, когда я по городу Екатеринбургу пытался найти экспертов, многие профессоры говорили о том, что «я не смотрю эту телепередачу, но я знаю, что она существует». Но, тем не менее, участие в этом должно было быть более активным, в том числе и высшей школы, и средней школы.

Эдуард Коридоров: Начиная нашу беседу, я процитировал ваше открытое письмо, которое вы не так давно направили по множеству адресов. Какой-то отклик был со стороны официальных структур, общественных организаций?

Александр Жилин: Я думаю, что, наверное, еще рано, поскольку отклика не было, но опять же учитывая свой практический опыт, мы сегодня направим прямые письма, именно заявления в прокуратуру о прекращении нарушения законодательства, а также в Управление Росохранкультуры по Уральскому федеральному округу, то есть прямые заявления.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Виктор, город Омск. Я не стал бы запрещать, я бы ее скорректировал. Дело в том, что учить-то людей самостоятельно жить надо. А что касается проблем секса, ну, наверное, государство, таким образом, решает проблемы рождаемости в обществе. Может быть, не всегда уместно. Но, к сожалению, это шоу не одно. Можно взять и «Зимовку», и «Дом-2», и так далее. Я пошел бы дальше, и даже бы сделал на телевидении общественно-политическую программу для молодежи, чтобы она сидела и решала проблемы глобальной политики и экономики.

Эдуард Коридоров: Ну что ж, интересное мнение.

Александр, вот когда я готовился к нашему с вами разговору, я наткнулся на информационное сообщение ИТАР-ТАСС, которое показалось мне интересным. В нем говорится о новом исследовании, которое было проведено по заказу Американской общественной организации «Родительский совет» по телевидению. Просмотрев передачи телеканала MTV общей продолжительностью 171 час, эксперты этой общественной организации выявили 3 тысячи 56 эпизодов, связанных с демонстрацией секса и/или наготы, а также около 3 тысяч словесных упоминаний о сексе. Об этом передает ИТАР-ТАСС. Интересно, что общественная организация «Родительский совет» поддерживает в Конгрессе США законодательную инициативу, предусматривающую резкое увеличение – до 325 тысяч долларов за каждый эпизод – штрафов за нарушение вещателями норм общественной морали. Я хотел бы подчеркнуть последнее словосочетание. Не юридических норм, а норм общественной морали. Что вы скажете на этот счет?

Александр Жилин: Как раз это пример того, что у нас происходит на наших телеэкранах, ничего не имеет общего со свободой и с демократией. Та же самая Америка, на которую мы привыкли кивать, что там это разрешено и это разрешено, как раз демонстрирует положительный подход к решению этой проблемы. И именно у нас не мешало бы в Свердловской области активизировать эту работу и с законодателями, и с соответствующим советом при правительстве, и создать такой совет из экспертов, из психологов.

Эдуард Коридоров: «Не мешало бы» - это очень аморфный оборот.

Александр Жилин: Сложно требовать этого, можно только предлагать.

Эдуард Коридоров: А вы не хотели бы как-то действовать на несколько фронтов сразу: не только в суде судиться, но и сочинять законы, обращаться к законодателям?

Александр Жилин: Дело в том, что как раз мы встречались с комитетом господина Марчевского года полтора назад, и там шел разговор о разработке соответствующего закона по Свердловской области.

Эдуард Коридоров: Вы имеете в виду нашего областного депутата господина Марчевского?

Александр Жилин: Да-да. И там шел разговор о разработке этого закона. Но, к сожалению, не получилось.

Эдуард Коридоров: Сами вы не рискуете разрабатывать и предлагать?

Александр Жилин: Занимаясь этой темой, нами был обобщен мировой опыт законодательной политики.

Эдуард Коридоров: Понятно. Но вы сами, как юрист, как вы считаете, возможно ли вообще у нас в России как-то внести в юридический обиход такие термины, как «нормы общественной морали» и «нарушение норм общественной морали»?

Александр Жилин: Это оценочная категория, и каждый раз ее нужно будет оценивать как раз экспертно. И если что-то по телевизору показали, то это должны делать эксперты и психологи.

Эдуард Коридоров: Но возможно или нет?

Александр Жилин: Возможно.

Эдуард Коридоров: Хорошо.

Давайте послушаем еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Как раз по поводу закона. Меня зовут Олег Смолин, я депутат Государственной Думы. Хочу проинформировать, что законы, которые пытались бы как-то ограничить всякие безобразия по телевидению, много раз пыталась принимать Государственная Дума и российский парламент, но каждый раз они получали либо вето президента, либо отрицательное заключение правительства.

Мое предложение очень простое, я коротко. Если ваш уважаемый гость направит на мое имя заключение психологов и другие документы, я готов сделать запрос в Генеральную прокуратуру, чтобы они разобрались, все-таки можно ли такое показывать в прайм-тайм или надо унести куда-нибудь на 3 часа ночи. Спасибо.

Эдуард Коридоров: Спасибо. Олег, скажите, если возможно, вообще поддержка общественности законодательной работе Государственной Думы как-то важна, востребована вообще?

Слушатель: Вы знаете, поддержка общественности очень востребована, и это мы очень хорошо видим по закону номер 122. Пока мы объясняли правительству, к чему это приведет, нам говорили, что «вы такие-сякие - вы против реформ». Когда народ вышел, сразу нашли 105 миллиардов. Если будет выходить и дальше, еще найдут. Такая же ситуация и здесь.

Эдуард Коридоров: Спасибо.

Вот видите, Александр, оказывается, хоть вы и один в поле воин, однако есть у вас и группа поддержки, которую вы не очень, по вашим словам, чувствовали и ощущали.

Какова судебная перспектива? Вы будете дальше бороться? Вы проиграли дело в суде первой инстанции.

Александр Жилин: Безусловно. Перспектива судебная здесь есть, и бороться мы будем дальше, и обжаловать. Еще раз говорю, отказ был произведен по надуманным обстоятельствам, не по юридическим. Будем обжаловать и во второй инстанции, и в третьей, и в спокойном режиме дойдем и до Европейского суда. А Европейский суд, опираясь на статью 22-ую Директивы «Телевидение без границ», принятой Советом Европы, я думаю, поддержит. А эта 22-ая статья как раз направлена на защиту прав несовершеннолетних от демонстрации таких телепередач, которые наносят вред.

Эдуард Коридоров: А вас не смущает, что пока вы судитесь, программа «Окна» может благополучно закрыться, и начнется какая-нибудь другая?

Александр Жилин: Я думаю, что в этой ситуации главное было выразить свое отрицательное отношение к данным телепередачам. Она действительно может поменять свое название. Кстати говоря, данная передача принадлежит известному человеку в России – это Валерий Комиссаров, депутат Государственной Думы. Ему же принадлежат и «Девичьи слезы», и «Моя семья» - вот телепередачи такого рода. Но, тем не менее, с этим злом бороться нужно. Очень многие деятели искусства... и это высказывалось даже по такой менее одиозной телепередаче, как «Моя семья», высказывались отрицательно.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем еще один звонок. Я предполагал, что будет много звонков. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Константин Иванович, Екатеринбург. Я хотел бы сказать, что, действительно, правильно, надо запретить передачу «Окна». У нас все телевидение, все каналы демонстрируют убийства, расстрелы, издевательства. На экране не увидишь патриотизма, героизма. Мы к чему, к убийству готовим своих детей и внуков?! Поэтому нужно немедленно поставить вопрос, чтобы не только у нас, в России, но и во всех странах... А у нас особенно это демонстрируется. Ведь страшно смотреть!

Эдуард Коридоров: Александр, нужна цензура на телевидении?

Александр Жилин: Цензура не нужна в ключевом понятии этого слова, но общественный контроль в этой ситуации нужен.

Эдуард Коридоров: Общественный или властный?

Александр Жилин: И властный, и общественный.

Эдуард Коридоров: Или прокурорский?

Александр Жилин: И прокурорский контроль нужен. Кстати говоря, прокуратура, скажем, проанонсировала Свердловскую область как вторую в России по уровню преступности. А дело в том, что (и психологам это очень известно) телевидение является как раз тем учебником, как жить. И вот эта телепередача... другая часть заключений всех докторов наук, которые участвовали в качестве экспертов, говорили о том, что в этой телепередаче много насилия и агрессии. И как приемлемый выход из ситуации, говорится молодежи, - это с помощью мордобоя и драк.

Эдуард Коридоров: Ну что ж, будем надеяться, что с вашей помощью и при поддержке очень многих людей, которые с вами солидарны, ситуация на телевидении как-то поменяется к лучшему.

XS
SM
MD
LG