Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве проходит Конгресс журналистов России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Андрей Шарый: В Москве проходит Конгресс журналистов России. Его участники обсуждают проблемы сотрудничества с властью, работу в условиях Закона о противодействии террористической деятельности, последние скандалы в прессе и на телевидении. Отдельным пунктом значится инициатива по учреждению звания Заслуженного журналиста России. Эта идея уже поддержана членами правительства, министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов высказался в его поддержку. По его мнению, звание должно присваиваться самым талантливым и профессиональным работникам средств массовой информации, работающим в этом отрасли более 10 лет, за заслуги в развитии журналистики.

Максим Ярошевский: В России на сегодняшний день существует 55 различных почетных званий, таких как Заслуженный мелиоратор, ветеринар, метролог, работник социальной сферы и так далее. Журналист же мог получить только звание Заслуженный деятель культуры. Сама идея учредить новый почетный титул возникла в начале 90-х годов, но со временем о ней забыли.

Говорит генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Профессия у нас достаточно массовая, какое-то государственное внимание к этой профессии требуется, какая-то стимуляция профессиональных успехов тоже нужна. Хотя сразу могу сказать, что сомнений очень много, потому что как бы ни получилось так, что стимулироваться будут только как-то привластные, прикормленные журналисты, которые с руки клюют и эту же руку целуют. Сомнения есть, но, тем не менее, наверное, какой-то престиж профессии, какая-то защита социальная нужна.

Максим Ярошевский: В Союзе журналистов считают, что в первую очередь новые звания должны доставаться региональным сотрудникам.

Игорь Яковенко: Я понимаю, что таким ярким, сильным, талантливым журналистам, как Парфенов, Познер и так далее, вряд ли очень нужна дополнительная какая-то этикетка на пиджак. Существует огромное количество людей в регионах, которые десятилетиями работают в этой профессии, достаточно честно выполняют свою работу, и им нужно какое-то признание. Это вот для них в основном. А что касается грантов в журналистике для мэтров наших, то они и так не пропадут. Это, я бы сказал, такое профсоюзное начинание.

Максим Ярошевский: Выделять из всех видов журналистики определенные направления, будь то аналитическая журналистика, политическая или спортивная, не будут.

Игорь Яковенко: Я думаю, что речь идет о профессионализме, а он един. Специалист в области политической журналистики и специалист в области спортивной журналистики - это все журналисты, поэтому я думаю, что здесь особого разделения не будет. Хотя мы прекрасно понимаем, что, когда политическая журналистика из рук власти получает награду, ее позиция более уязвима. Это очевидно. Мы представляем собой Союз журналистов России, и правозащитная деятельность, борьба за свободу слова, отстаивание независимости прессы от власти - это важнейшее, но одно из направлений нашей работы. И вот эта идея, которая возникла сейчас на конгрессе, она профсоюзная.

Андрей Шарый: Хотели бы вы стать Заслуженным журналистом России? - с такого вопроса я начал беседу с президентом Фонда защиты гласности Алексеем Симоновым.

Алексей Симонов: Нет у меня желания стать заслуженным журналистом, потому что непонятно, чем надо это заслужить. Даже если российская власть попытается собрать самых авторитетных журналистов, только они будут иметь возможность голосовать за присвоение такого звания, даже в этом случае она столкнется с совершенно фантастической проблемой, с которой мы сталкиваемся уже почти 15 лет, сколько мы существуем. Нет в российской журналистике на сегодняшний день достаточных авторитетов. Их нет ни для этических кодексов и их соблюдения, ни для серьезных премий. Заслуженных журналистов нет. Есть журналисты заслужившие, но вряд ли они пользуются авторитетом в сообществе.

Андрей Шарый: Вы затронули очень интересную проблему. Почему вы считаете, что нет авторитетов в российской журналистике, с чем это связано?

Алексей Симонов: Это связано с теми переменами, которые в журналистике произошли. Те журналисты, которые были высокими авторитетами в период советской власти, потом как бы сошли на нет. Новые журналисты довольно быстро так или иначе себя дезавуировали. Ни у одного журналиста... не скажу "ни у одного", есть журналисты, у которых, что называется, безусловно существует высоко профессиональный и этический стандарт их деятельности, - это журналисты, которые никогда этой властью заслуженными не назовутся. Поэтому, когда четыре года назад мы придумывали премию Сахарова "За журналистику как поступок", то мы абсолютно точно для себя установили, что в году такой журналист может быть только один. Представьте себе на сегодняшний день, что вручается одно звание - Заслуженный журналист республики. Это было бы очень мило и смешно, но вряд ли устроило бы тех, кто придумывает эту, по-моему, абсолютно безумную затею.

Андрей Шарый: А вы согласны с тезисом о том, что журналистика - это в принципе оппозиционная профессия и что задача и долг журналиста - быть критичным по отношению к власти в любой ситуации?

Алексей Симонов: Я абсолютно согласен с вашей позицией, потому что журналист, который описывает цветочки-василечки, имеет определенный, как бы сказать, профессиональный стандарт, высокое качество описания, но это вряд ли всегда имеет право называться журналистикой. Потому что журналист - это человек, который старается, по крайней мере, видеть дальше обычного человека, глубже обычного человека и, самое главное, старается как можно ближе подобраться к той отрицательной информации, которая существует в этом мире и которой довольно много, которую власть скрывает. Грубо говоря, мы всегда находимся в противостоянии - власть и журналисты. С этой точки зрения это красиво - награждение своих оппонентов, но малосмысленно и нецелесообразно.

Андрей Шарый: Я хочу попросить вас попытаться поставить эту инициативу в контекст общественно-политической ситуации в стране. Речь идет о восстановлении очередной советской традиции, о попытке власти сделать журналистов снова, как это называлось в советские времена, "приводным ремнем политики партии и правительства" или это просто случайность?

Алексей Симонов: По-моему, даже в годы советской власти Заслуженных журналистов не было. Это новейшее изобретение. Года четыре тому назад мне позвонил один довольно высокий чиновник ведомства по печати и сказал: "Мы готовим списки к 80-летию российского радио и телевидения. Вы были одним из первых председателей лицензионной комиссии, замом председателя другой лицензионной комиссии. Вы как бы имели к этому полное касательство..." Я говорю: "Понял, вопрос понял. Если вы мне попробуете вручить какую-нибудь "ЗасРаКу" (Заслуженный работник культуры), то большего позора для себя я лично не вижу». Поэтому вопрос о моем пребывании в этих списках был мгновенно снят, и больше к нему не возвращались.

Я считаю, что любой журналист, сегодня получив такую «оплеуху» от власти, как Заслуженный журналист республики, должен решительно от этого отказаться. И такие прецеденты, к счастью, уже были, хотя их очень мало.

XS
SM
MD
LG