Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Грузии продолжается расследование смерти премьер-министра страны Зураба Жвания


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.

Кирилл Кобрин: В Грузии продолжается расследование смерти премьер-министра страны Зураба Жвания. Завтра и послезавтра в Грузии будет объявлен траур.

Прокомментировать внутриполитическую ситуацию в Грузии после неожиданной смерти премьер-министра мой коллега Андрей Шароградский попросил обозревателя грузинской службы Радио Свобода Давида Какабадзе.

Андрей Шароградский: Давид, Михаил Саакашвили в последнее время подвергался критике за некоторый авторитаризм в методах управления страной. Сейчас, после того, как стало известно о смерти премьер-министра, он взял на себя обязанности главы правительства. Он действовал в строгом соответствии с Конституцией?

Давид Какабадзе: Да, это временная мера. В течение семи дней он должен представить кандидатуру нового премьера, которого впоследствии должен утвердить парламент. Это временная мера, которая продлится не более нескольких дней.

Андрей Шароградский: То есть этот шаг не вызвал критики, связанной с тем, что президент Грузии хочет еще больше взять на себя власти в стране?

Давид Какабадзе: Я такой критики не слышал. Нет.

Андрей Шароградский: Кто является теперь наиболее реальным претендентом на пост премьер-министра?

Давид Какабадзе: Очень трудно сказать, потому что заменить Зураба Жвания на этом посту будет очень трудно. Незаменимых людей не существует, как мы знаем, но, мне кажется, что заменить Зураба Жвания будет, действительно, очень трудно. В любом случае, кто бы ни был его преемником, ясно, что это будет более слабый, политически более слабый премьер-министр, это будет человек, которому предстоит очень тяжелая работа, хотя бы в смысле завоевания авторитета и политического опыта. Очень трудно говорить о преемнике. Называют несколько имен. Один из кандидатов, видимо, Ираклий Окруашвили, министр обороны. Называют и других кандидатов, но я бы не хотел сейчас перечислять имена, потому что это, действительно, спекуляция.

Андрей Шароградский: В некоторых средствах массовой информации в России звучала фамилия Кахи Бендукидзе, который сейчас уже работает в правительстве, за которым, насколько я понимаю, по крайней мере, в России сохранилось звание или имидж российского олигарха. Вы не считаете его одним из ведущих кандидатов?

Давид Какабадзе: Его имя тоже называется среди вероятных или возможных кандидатов, но я не думаю, что это один из реальных кандидатов.

Андрей Шароградский: Насколько, по-вашему, в целом изменится состав кабинета министров после того, как будет назначен новый премьер? Можно ли ожидать, что будет серьезная перетряска в правительстве?

Давид Какабадзе: Можно ожидать, я думаю, потому что сколько бы ни говорили политики, что не существует команды Саакашвили и команды Жвания, такие команды были. Это все знали в кулуарах. Сейчас с уходом Зураба Жвания из жизни, я думаю, у команды Жвания не будет лидера. Не исключено, что эта команда вообще распадется, а на постах, которые занимали члены этой команды, появятся новые лица, появятся члены команды Саакашвили. Так что не исключены серьезные изменения в составе правительства.

Андрей Шароградский: Зураба Жвания в свое время считали возможным преемником Эдуарда Шеварднадзе на посту главы Грузинского государства. После революции он стал главой правительства. Что заставило Михаила Саакашвили назначить именно Зураба Жвания премьером тогда?

Давид Какабадзе: Между прочим, Эдуард Шеварднадзе несколько дней назад в интервью грузинскому телевидению сказал, что если бы Жвания не поспешил, сегодня он был бы президентом Грузии. А поспешил Жвания в начале 2001 года, по мнению Шеварднадзе, когда он ушел в оппозицию, заявив, что правительство Грузии и, в частности, президент Шеварднадзе не проводят те реформы, которые они обещали провести. Но Шеварднадзе (он искренно говорил сейчас) видел в Жвания своего преемника. Если бы Жвания "не поспешил", он бы может быть, действительно сегодня был бы президентом.

Разрешите напомнить вам, что сам Саакашвили - протеже Жвания. Зураб Жвания был тем человеком, который вернул Саакашвили в политику. Конечно, их отношения, даже если они претерпевали в какое-то время трудные моменты, они все-таки были очень тесные и, мне кажется, деловые. Когда Саакашвили сказал после смерти Жвания, что Грузия понесла тяжелый удар, он не кривил душой, я уверен, потому что он в Жвании видел как бы дополнение самого себя. Вот эти два человека, две личности, они как бы дополняли друг друга в грузинской политике. Сейчас появится серьезный вакуум в лидерстве, во главе грузинской политики.

Андрей Шароградский: Вместе с Зурабом Жвания погиб еще один политик Рауль Юсупов. А эта смерть обсуждается в эти дни в Грузии?

Давид Какабадзе: Эта смерть тоже обсуждается, но она как бы в тени, конечно. Личность Рауля Юсупова совершенно неизвестна для широкого круга населения. Многие из них впервые услышали это имя. В политической жизни Грузии он не играл особой роли.

XS
SM
MD
LG