Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая волна интереса к записям тайных разговоров бывшего президента Украины Леонида Кучмы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Ивахненко.

Андрей Шарый: Фонд гражданских свобод, основанный опальным российским предпринимателем Борисом Березовским, в специальном письме подтвердил свою причастность к расшифровке записей тайных разговоров бывшего президента Украины Леонида Кучмы с высокопоставленными украинскими политиками. В частности эти разговоры имели отношение к убийству оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе, имели или могли иметь. Такие записи вывез на Запад и предоставил в распоряжение фонда Березовского бывший сотрудник президентской охраны Николай Мельниченко. Новая волна интереса к кассетному скандалу вызвана еще и тем, что новый президент Украины Виктор Ющенко планирует встретиться с Мельниченко в ходе предстоящего в ближайшие дни визита в Соединенные Штаты.

Владимир Ивахненко, Киев: После загадочной смерти ключевого фигуранта в деле Гонгадзе экс-главы МВД Юрия Кравченко одним из главных свидетелей в расследовании гибели журналиста называют Николая Мельниченко. Бывший охранник президента Кучмы бежал из Украины осенью 2000 года с тайно сделанными аудиозаписями в кабинете главы государства. Он покинул страну после того, как в Торощанском лесу под Киевом было найдено обезглавленное тело Гонгадзе, а вскоре украинская оппозиция обнародовала фрагменты аудиозаписи Мельниченко. На одном из них Кучма требовал от министра внутренних дел Кравченко разобраться с неугодным журналистом.

При прежней власти никто не верил в то, что в деле Гонгадзе будет поставлена точка. После победы оппозиции на президентских выборах новая власть назвала раскрытие этого преступления делом своей чести. Несколько недель назад были арестованы два офицера МВД, их считают непосредственными убийцами Георгия Гонгадзе. Ответ на главный вопрос - о заказчике преступления - следствие надеялось получить от Юрия Кравченко, однако 4 марта, за несколько часов до запланированного допроса в прокуратуре, он был найден мертвым на загородной даче. Утверждается, что генерал покончил жизнь самоубийством. В то, что Кравченко сам свел счеты с жизнью, не верит получивший убежище в США Николай Мельниченко. Несмотря на такое развитие событий, он убежден, что сможет доказать вину экс-президента в гибели журналиста. Украинские власти призывают Мельниченко дать показания по делу Гонгадзе и предоставить все имеющиеся у него аудиозаписи. На будущей неделе президент Ющенко отправится с визитом в Вашингтон и, как ожидается, там состоится его встреча с бывшим президентским охранником.

Известно также, что украинская прокуратура собирается проводить новую экспертизу записей Мельниченко. Тем временем сам майор не скрывает о своем сотрудничестве с проживающим в Лондоне политэмигрантом Борисом Березовским. Объявленный в розыск российской прокуратурой, опальный олигарх недавно заявил о своем желании переехать на Украину. Пытаясь избежать осложнений с Россией, украинские власти пока не решили вопрос о выдаче ему визы. Кроме того, очевидно, что появление Березовского в Киеве с записями Мельниченко может спровоцировать не только украинско-российский, но и, судя по всему, внутриполитический скандал.

На Украине к Мельниченко и к его записям относятся неоднозначно. Немало депутатов парламента сомневаются, что бывший сотрудник президентской охраны действовал исключительно из патриотических соображений, и допускают, что за ним могут стоять известные политические фигуры, включая и Бориса Березовского.

Андрей Шарый: Среди тех, кто принимает участие в расшифровке записей, вывезенных из Киева Мельниченко, бостонский историк и политолог, соавтор нашумевшей в минувшем году книги "ФСБ взрывает Россию" и документального фильма о причастности российских спецслужб к взрывам жилых домов в Москве в сентябре 1999 года Юрий Фельштинский .

Юрий Фельштинский: Я привык работать с большими объемами, поэтому, когда представилась возможность получить доступ к пленкам Мельниченко, меня это заинтересовало, прежде всего, естественно, как историка. С Мельниченко мы познакомились в апреле 2002 года. Он связался со мной, довольно долго разговаривали, разговаривали про пленки. Вот тогда именно родилась идея мне принять участие в расшифровке этих пленок. Дальше начались долгие-долгие наши обсуждения, многочасовые, о том, как подступить к этому проекту. Понятно, что у Мельниченко находятся те самые пленки Кучмы, про которые я много слышал и кое-что читал. Было понятно, что объемы работы здесь очень большие. Качество этих пленок плохое, нужны специалисты для того, чтобы их расшифровывать. Было понятно, что это очень дорогой проект и что это проект, на который кто-то должен дать деньги, потому что у самого Мельниченко, разумеется, денег на распечатку этих пленок не было. Тогда родилась идея, собственно, попробовать обратиться с просьбой, выделить деньги на этот проект, к Борису Березовскому. Мы полетели в Лондон, я познакомил Николая Мельниченко с Березовским и в результате этих встреч, достаточно быстро, Борис Абрамович согласился выделить деньги на распечатку пленок.

Андрей Шарый: Юрий, скажите, что собой представляют подробнее эти пленки? В письме указано, что, по данным фонда, к делу Гонгадзе имеют отношение 16 эпизодов из разговоров Кучмы. Здесь перечислены, действительно, 16 эпизодов разговоров с мая по сентябрь 2000 года Кучмы с высокопоставленным представителем администрации президента, главой Службы безопасности Украины, другими украинскими политиками.

Юрий Фельштинский: Прежде всего, я должен сказать, что эти пленки существуют в цифровом формате. Это означает, что технически нет никаких сложностей в создании любого количества клонов или копий этих пленок. Это только чисто количественная задача. Далее, когда вы уже слушаете эти CD или слушаете компьютер, это записи разговоров, много-много часов разговоров, частью хорошего качества, чаще, к сожалению, качества очень плохого. Для того чтобы понять содержание этих пленок, действительно, нужно приложить много усилий. Тем более что разговор ведется иногда на русском, иногда на украинском, иногда на смеси русского и украинского.

Андрей Шарый: Юрий, я не прошу правовой оценки того, что вы слышали, поскольку вы не юрист. Но вы историк, ученый. С точки зрения историка, ученого, вам понятна картина вовлеченности администрации президента Украины, высокопоставленных украинских политиков в дело об убийстве оппозиционного журналиста Гонгадзе?

Юрий Фельштинский: Я думаю, как у человека, особенно как у историка, читающего эти тексты, у меня, конечно же, складывается личное, абсолютно очевидное восприятие того, что я слышу и того, что я читаю. Но вы абсолютно правы, мне бы не хотелось сейчас высказывать свое мнение, а хотелось бы откровенно ограничиться чисто техническими ответами. Именно потому, что все эти годы, и мне бы хотелось это подчеркнуть, начиная с 2002 года, мы не только не проявляли инициативу в этом вопросе, а пытались достаточно долго и подчеркнуто оставаться в тени. Помогать всем, чем мы можем, в это деле Украине, украинскому правосудию, украинскому народу, в конце концов, и при этом деликатно оставаться в тени.

Андрей Шарый: Юрий, я по-другому тогда поставлю вопрос. Может составить мнение о причинах убийства Гонгадзе человек, прослушавший эти пленки?

Юрий Фельштинский: Я бы считал, что да, у человека, прослушивающего эти пленки, складывается абсолютно однозначное впечатление.

Андрей Шарый: По вашему мнению, зачем Березовскому принимать участие в финансировании такого рода проекта?

Юрий Фельштинский: Я буду откровенен. Мы надеялись (и это был один из моих аргументов) найти в этих пленках какую-то информацию, относящуюся к сентябрьским терактам 1999 года в Москве. Мы предполагали, что в записях могут быть какие-то разговоры, связанные с терактами сентября 1999 года в Москве.

Андрей Шарый: Вы их нашли?

Юрий Фельштинский: На данный момент нет.

XS
SM
MD
LG