Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Переговоры об отставке Аскара Акаева


Андрей Шарый: Сформированная парламентом Киргизии комиссия начала сегодня переговоры с окружением смещенного президента Аскара Акаева о его отставке. Сам Акаев, как заявляется, готов сложить с себя полномочия президента Киргизии, но только после выступления в парламенте своей стороны. Заочный вариант отставки для него невозможен. Откроет тему репортаж корреспондента Радио Свобода в Бишкеке Толкун Сагыновой.

Толкун Сагынова: Киргизский президент Аскар Акаев готов сложить полномочия и заявить об этом в парламенте страны. Но сегодня никто не берется дать гарантии его безопасности. Такое заявление сделал спикер Омурбек Текебаев. По его мнению, Акаев до отрешения от должности на некоторое время становится де-юре главой государства, и это вызывает у отдельных представителей власти опасения. В настоящее время, как отметил спикер, идут рабочие переговоры между командой Акаева и представителями нового руководства республики. В ближайшие дни будут известны сроки и место проведения этой процедуры.

Между тем, на пост президента уже пожелали баллотироваться несколько политиков – премьер-министр Курманбек Бакиев, лидер Социал-демократической партии Алмаз Атамбаев, бывший глава МЧС Темирбек Акматалиев, бизнесмен и лидер оппозиционной партии «Арнамыс» Феликс Кулов. Феликс Кулов по закону считается осужденным за экономические преступления, и до реабилитации Верховным судом не может участвовать в президентских выборах. В этой связи глава правительства Бакиев подписал распоряжение о создании государственной комиссии по политической реабилитации Феликса Кулова.

Андрей Шарый: За минувшую неделю органы внутренних дел Киргизии возбудили более ста уголовных дел по фактам грабежей и мародерства в Бишкеке в первые дни после штурма здания парламента. К ответственности уже привлечены десятки обвиняемых в совершении преступлений, однако большая часть награбленного бесследно пропала. Их Бишкека репортаж специального корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого.

Андрей Бабицкий: Город сегодня уже почти совсем оправился от вакханалии и погромов, когда за одну ночь оказались разграблены десятки больших и маленьких магазинов. Уже почти везде вставлены стекла, а в некоторых подвергшихся нападению торговых точках на еще вчера пустых полках стояли появляться товары. О том, что пришлось пережить Бишкеку напоминают разве что отряды дружинников с красными повязками, которые дежурят у входа в «ЦУМ «Айчурек», крупнейший торговый центр столицы, и преграждают доступ во внутрь неблагонадежным, по их мнению, посетителям.

Жители города уверены, что своей сегодняшней безопасностью они сегодня целиком обязаны Феликсу Кулову, возглавившему силовые министерства и сумевшему мобилизовать деморализованных после революции сотрудников милиции на охрану Бишкека. Сам Кулов вспоминает, что он лично пытался останавливать грабежи, мотаясь по городу из одной точки в другую. Где-то не выдержав, он забрался на машину и закричал, обращаясь к толпе: «Как вы можете?! Неужели вы такие бедные!» «Да, мы такие бедные», - ответил кто-то. Сегодня Кулов уверен, что порядок восстановлен полностью, бояться больше нечего.

Феликс Кулов: Ситуация вернется до ситуации, которая была до 24 марта, и будет даже немного лучше. На сегодня преступность по городу сократилась по сравнению с тем, что было 24 марта, в два раза, потом еще. Я думаю, что вот этого за определенное время мы сможем добиться. Массовых беспорядков, групповых хулиганств, насильственных действий, которые были, с этими бандами, свободно гуляющими по городу, это исключено. Этого не будет. Если только такая попытка будет, поверьте мне, никакой не будет парализации, деморализации личного состава, все будет очень жестко в рамках закона.

Андрей Бабицкий: Жители Бишкека говорят о том, что грабежи не были только стихийными. Их кто-то (даже называют конкретную фамилию депутата нового парламента) организовывал и направлял. Одну экзотическую версию мне пересказал сотрудник американского посольства. Дескать, Акаев заранее планировал погромы, чтобы объявить в столице чрезвычайное положение. Люди, которым было поручено спровоцировать толпу, выполнили свою задачу, несмотря на то, что Акаева в стране уже не было.

Я спросил исполняющего обязанности генерального прокурора Кыргызстана Азимбек Бекназаров - действительно ли ночная вакханалия была организована, или разбои шли спонтанно?

Азимбек Бекназаров: Спонтанно тоже произошло, и организовано тоже было. В интересах следствия пока мы не называем эту фамилию, но я вас уверяю, это известно нам кто организовал, где, как все это было организовано и организаторы, кто исполнители. Все нам известно.

Андрей Бабицкий: Правоохранительные органы, по их утверждениям, ведут активную работу, чтобы вернуть награбленное и задержать погромщиков. Вот, что сказал начальник пресс-центра МВД Нурдин Жангараев.

Нурдин Жангараев: Было задержано всего по подозрению в совершении преступлений 63 человека, именно за мародерство. Из 63 46 уже содержатся под стражей. Сейчас установлен ущерб на сегодняшний день, который составляет 120 миллионов 997 тысяч сомов. Возбуждено 115 уголовных дел. Сотрудникам милиции на сегодняшний день изъято товаров на сумму 988 тысяч 766 сомов. Получается совсем малая часть, потому что ущерб составляет 120 миллионов, возвращено сейчас и изъято товаров на сумму даже меньше миллиона. Есть еще сведения, что сотрудниками ГУР МВД задержано 32 человека, у которых изъято ценностей на общую сумму 1 миллион 70 тысяч сомов. Уже около 2 миллионов сомов у нас изъято товара.

Андрей Бабицкий: Успехи МВД сложно назвать впечатляющими. По сути, возвращено пока только 2 процента награбленного, при этом сумма ущерба еще до конца не установлена. Заявления от владельцев магазинов продолжают поступать. Знакомые журналисты рассказали, как они выехали вместе с сотрудниками МВД в ночной рейд по квартирам, в которых якобы хранился украденный товар. Хозяева одной из них просто отказались открыть дверь, в другой не оказалось ничего.

Андрей Шарый: На линии прямого эфира президент Киргизии Аскар Акаев. Добрый вечер, господин президент. Спасибо за участие принять участие в нашей передаче.

Есть информация о том, что вы согласились на переговоры с представителями новых властей или оппозицией, как вам удобнее их называть. Так ли это? Готовы ли вы к переговорам?

Аскар Акаев: Да, совершенно верно. Я готов к переговорам, я хочу помочь, чтобы страна вышла из того конституционного кризиса, в котором она оказалась, и открыть дорогу, чтобы предстоящие выборы нового президента прошли в полном соответствии действующей Конституции. Новоизбранный президент должен быть легитимным, чтобы это служило стабильному, устойчивому развитию Кыргызстана.

Андрей Шарый: Господин президент, есть ли у вас какие-то условия для этих переговоров? Вы готовы принять переговорщиков в Москве, насколько я понимаю?

Аскар Акаев: Я никаких особых условий не выдвигал. Мои условия самые минимальные. Они вытекают из самой Конституции, поскольку в Конституции предусмотрена норма, что досрочное сложение полномочий президентом осуществляется перед парламентом страны. Я хочу в соответствии с Конституцией приехать в Бишкек, выступить перед парламентом и объявить о досрочном сложении своих полномочий. Поэтому прошу только две вещи: первое - это гарантировать личную безопасность, безопасность семьи, и второе - соблюдение действующего закона о гарантиях деятельности президента. Так что, мои требования минимальны. Это практика всех цивилизованных стран. Я ничего выходящего за рамки законов не прошу.

Андрей Шарый: Вы назвали произошедшее в Бишкеке неделю назад государственным переворотом. Следовательно, вы не признаете легитимность новых властей. В то же время вы готовы отказаться от власти. Почему вы не готовы продолжать борьбу?

Аскар Акаев: Я считаю, что в Бишкеке есть сейчас легитимная власть - это новый парламент, спикер новоизбранный нового парламента, которого я считаю лидером демократической оппозиции. Поэтому я сейчас не хочу осложнять ситуацию в республике борьбой за власть. Я никогда не цеплялся за власть и сегодня не цепляюсь. Более того, в 2001 году, избравшись на очередной срок, я сразу объявил, что это мой последний президентский срок, что в 2005 году я участвовать в выборах не намерен. Я передам эстафету демократически избранному новому президенту. Поэтому я хочу сейчас не усугублять и без того тяжелую ситуацию в Кыргызстане, а хочу помочь, чтобы ситуация вошла в конституционное русло. Это единственное мое желание.

Андрей Шарый: Означает ли это, что вы полностью намереваетесь отказаться от политической деятельности и заняться чем-то другим?

Аскар Акаев: Да, совершенно верно, поскольку я уже заранее планировал, что я завершаю президентский срок в соответствии с Конституцией - 30 октября 2005 года. Я как раз строил планы, склонялся больше, чтобы заняться научной деятельностью. В прошлой жизни я был профессиональным научным работником.

Андрей Шарый: Вы собираетесь возвращаться в Кыргызстан, или вы бы хотели остаться в Москве?

Аскар Акаев: Конечно, я бы хотел возвратиться на свою родину Кыргызстан, это моя родина, это моя страна, в которую я тоже вложил много усилий для того, чтобы Кыргызстан стал подлинно демократическим государством с либерально рыночной экономикой, чтобы Кыргызстан стал социальным государством, правовым государством. Конечно, я возвращусь на родину, как только будет восстановлен в стране конституционный правопорядок, будут гарантии безопасности.

Андрей Шарый: Господин Акаев, сейчас о вашем политическом наследии говорят много, говорят разное. Сторонники ваши утверждают, что во время вашего правления Кыргызстан был островком демократии в Центральной Азии, ваши противники обвиняют вас в организации политических процессов судебных, обвиняют в том, что с вашей санкции или при вашем попустительстве разгоняли силой демонстрации, при которых имелись и человеческие жертвы. В новом составе парламента много ваших родственников. Говорят, что чуть ли не 10 человек представляют семью Акаевых - ваши родственники и родственники вашей жены. Что вы ответите людям, которые говорят это?

Аскар Акаев: Я думаю, что о моем наследии, конечно, по справедливости рассудит время и история. Только время может дать справедливую оценку акаевской эпохи, акаевского наследия. Я убежден, такое время тоже наступит. Это факт, что мировое сообщество называло Кыргызстан островком демократии в Центральной Азии. Это факт, что мировое сообщество, особенно международные финансовые организации, Международный Валютный Фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития все считали однозначно, что Кыргызстан является лидером в проведении либеральных экономических реформ на постсоветском пространстве. Доказательством тому является недавнее решение Парижского клуба кредиторов, который единственной стране СНГ списал 60 процентов внешних долгов двусторонних на самых льготных неапольских условиях, учитывая как раз успехи экономических реформ, учитывая прочную макроэкономическую стабильность, в особенности, значительное достижение в сокращении бедности, социальной направленности, эффективности использования внешних ресурсов.

Андрей Шарый: Господин президент, все-таки, чтобы вы ответили своим критикам? Ощущаете ли вы себя ответственным за политические репрессии в своей стране?

Аскар Акаев: Никаких политических репрессий в моей стране не было. Если бы они были, наверняка, не называли бы нашу страну островком демократии.

Что касается моих родственников. Да, в парламенте моя дочь и мой сын, и никаких других родственников. Много мифов создано со стороны оппозиции в отношении президента и его семьи. Я считаю, что время и история все по справедливости оценит.

Андрей Шарый: Дума, что вы совершенно правы. История оценит по справедливости ваши достижения. Меня интересует ваша философская оценка, вы ученый, господин президент. Скажите, пожалуйста, где главная системная ошибка, которую вы совершили, из-за которой вам пришлось так бесславно проститься с властью?

Аскар Акаев: Я приоритетное внимание всегда уделял вопросам развития, социальным программам, реформам в системе образования, здравоохранения. Я считал, что именно продвижение в этих сферах способствует укреплению демократии, развитию человеческого потенциала, развитию человеческих ресурсов в стране. Я слишком верил, что демократия может самое себя защитить. Но вот урок, который я вынес, я вижу, что молодые демократии не способны себя защитить. Мое упущение, наверное, было в том, что я не уделял должного внимания укреплению правоохранительных органов. Я вижу, что для защиты молодых демократий должна быть и сильная власть, сильные правоохранительные органы, которые способны были бы противостоять вот таким антиконституционным захватам власти, демократической власти путем силовых акций.

Андрей Шарый: Ваши коллеги по странам Центральной или Средней Азии прошли дальше вас по этому пути. В Туркменистане, Узбекистане созданы значительно более жесткие режимы, чем в Кыргызстане. Вы жалеете сейчас, что не воспользовались опытом этих стран?

Аскар Акаев: Нет, я не жалею. Я отношусь к категории таких людей, которые никогда не жалеют о прошлом. Я оставался самим собой. Я делал то, что считал первостепенно важным. То, что были упущения, то что я что-то не успел сделать, это, действительно, так, конечно. Но я приветствую моих коллег, лидеров соседних стран, которые, возможно, лучше понимали, что для защиты демократических завоеваний нужна сильная власть.

Андрей Шарый: Господин президент, за ту неделю, что вы находитесь в Подмосковье, вы встречались с Владимиром Путиным, говорили с ним по телефону?

Аскар Акаев: Да, обязательно. Я встречался.

Андрей Шарый: Что вам сказал российский президент?

Аскар Акаев: Российский президент сказал, что независимо от всех обстоятельств, Россия будет поддерживать, помогать Кыргызстану, народу Кыргызстана, в его устремлениях продвижению демократии, улучшении благосостояния. Как вы видели, он сразу же направил большую группу специалистов, которые изучили на месте. Сейчас Россия оказывает помощь в ликвидации последствий тех погромов, грабежей, которые произошли, поджогов.

Андрей Шарый: Благодарю вас.

XS
SM
MD
LG