Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киргизия готовится к выборам нового главы государства


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Арслан Саидов: Киргизия готовится к выборам нового главы государства. Сегодня парламент страны принял отставку Аскара Акаева. И сегодня же один из лидеров оппозиции, Феликс Кулов, был оправдан Верховным судом по всем обвинениям в коррупции, которые были предъявлены ему 5 лет назад. Это дает ему право баллотироваться на пост президента Киргизии.

Андрей Бабицкий: Добившись полного оправдания в Верховном суде, один из самых ярких кыргызских политиков Феликс Кулов становится кандидатом номер один на предстоящих президентских выборах. В этом мнении его многие политологи и аналитики Кыргызстана. Вместе с тем высказывается немало опасений. Политолог Нур Амаров, преподаватель Кыргызско-Российского Славянского университета, считает, что обвиняемый традиционно в пристрастии к жестким силовым методам управления, Феликс Кулов в последний месяц продемонстрировал совершенно новые качества.

Нур Амаров: Практически всю свою сознательную жизнь Феликс Кулов работал в органах правопорядка, что, естественно, не могло не наложить отпечаток на его характер. Да, действительно, это жесткий, волевой человек, склонный во многом к достаточно бескомпромиссным решениям. Но не следует забывать и о том, что последние 4-5 лет Феликс Кулов провел в заключении и даже первые интервью, сделанные им уже после освобождения, 24 марта, показали, что все-таки в нем произошли определенные изменения. В нем появились черты политика, то есть видны попытки находить определенные компромиссы и не действовать безоглядно, как, в общем-то, иногда с ним это происходило.

Андрей Бабицкий: Между тем, склонность к авторитарным методам руководства не единственное обвинение в адрес претендента на президентское кресло. Кулова обвиняют также в связях с криминальным миром. Политолог из Международного института стратегических исследований Эльмира Нагайбаева говорит о том, что война компроматов уже стала важным фактором предвыборной кампании.

Эльмира Нагайбаева: Начинают муссироваться слухи о том, что вот, Кулов собирается открыть тюрьмы, о том, что его свита состоит из непонятных людей и так далее. Буквально сегодня стало известно, что погиб его ближайший соратник, который возглавлял народное ополчение. Это еще одна возможность пищи для слухов.

Андрей Бабицкий: Оба политолога считают, что, несмотря на все обвинения, социальные ожидания общества сегодня позволяют именно Феликсу Кулову стать фаворитом президентской кампании.

Эльмира Нагайбаева: Он, действительно, автократичен. Многие склоняются к тому, чтобы страну возглавил именно он, потому что в нем видят стабильность. Может быть, это имеет место в том плане, что вся страна буквально за какие-то две недели настолько расшатана, настолько хаотична, а в политических элитах вот эти тандемы сменяются буквально через каждые два-три дня, когда-то Кулов уже занимался этим в стране. В 1991 году Кулов также взял на себя роль стабилизатора-силовика и, в общем-то, там достаточно быстро ситуация была введена в нормальное русло.

Нур Амаров: При развитии событий, так, как он идут, во многом бесконтрольно, я думаю, что эта фигура будет востребована обществом, само общество жаждет видеть во главе государства именно того человека, который смог бы все-таки навести определенным образом порядок и восстановить стабильность. Потому что без этих двух условий, я думаю, вообще весь процесс политического строительства в Кыргызстане может быть прерван самыми кардинальными радикальными вариантами, возможно даже гражданским противостоянием между Севером и Югом и по другим социальным линиям.

Андрей Бабицкий: Слабость президента Акаева подготовила почву для появления политика, основными качествами которой является жесткость и сила.

Нур Амаров: Кулов привлекает своими такими жесткими, волевыми качествами. Поскольку, в общем-то, одним из предметов критики в обществе постоянно звучало в последние годы руководство Аскара Акаева, что очень много издается различных замечательных указов, постановлений, всего прочего, но ничего не выполняется.

Эльмира Нагайбаева: Акаев был достаточно мягок. Несмотря на то, что его окружение достаточно жесткие занимало позиции - рынок, бизнес и так далее - он был достаточно мягок. Проявлялись такие женские черты, это истеричность. Я думаю, что в настоящее время народ больше хочет видеть такого сильного, пусть даже несколько автократичного лидера, как Кулов.

Андрей Бабицкий: Более того, Кулов, обособивший себя от всех находящихся ныне у власти бывших оппозиционных политиков, не будет нести ответственность за хаос переходного периода. Эльмира Нагайбаева считает, что Кулов может ничего не делать и будет избран.

Эльмира Нагайбаева: Знаете, у него настолько политический, харизматический ресурс высок, что если он использует этот шанс, ему даже не нужна работа штаба, как работает у других претендентов на пост, ему достаточно просто сейчас выждать.

Андрей Бабицкий: Проблемы демократии не актуальны для сегодняшнего Кыргызстана. По словам политолога Эльмиры Нагайбаевой, сторонники Кулова будут играть на его идейной и имиджевой близости к Владимиру Путину. В глазах кыргызского электората такая близость - достоинство, а не недостаток.

Эльмира Нагайбаева: В сравнении с Россией, где очень сильны антипутинские течения, в Кыргызстане Путин является авторитетом номер 1. Например, такого уровня лидер, я думаю, имеет возможности в электорате.

Андрей Бабицкий: Однако близость может оказаться мнимой. Что касается внешнеполитических предпочтений Феликса Кулова, то, по словам преподавателя Кыргызско-Российского Славянского университета Нура Амарова, Кулов вовсе необязательно, в случае своего избрания, останется также привержен России, как и его предшественник Акаев.

Нур Амаров: Если говорить о приоритетах Кулова, то я думаю, что как бы все-таки это политик с достаточном широким спектром отношений. Здесь даже такой пример можно привести. Когда он был арестован по обвинению в коррупции, находился в тюрьме, то его семья попросила и получила политическое убежище в Америке, хотя, в принципе, могла это сделать с таким же успехом и в России. Я думаю, в России бы его семье, в общем-то ничего грозило бы. В последние годы он достаточно как бы активную поддержку, вот его партия "Арнамыс" ("Достоинство"), получал именно со стороны Госдепартамента США. То есть, в общем-то, есть определенные основания полагать, что во многом он поддерживался со стороны правительства Соединенных Штатов. Но тут такая ситуация, что, я думаю, любой политик, который сейчас придет к власти, он не имеет опять же широкого выбора, поскольку ситуация для Кыргызстана сложилась таким образом, что в последние годы Кыргызстан прямо зависит финансового от Запада, но в то же время геополитически находится в зоне влияния России и Китая. И поэтому в любом случае любой политик, любого уровня, либеральный, автократичный, он всегда все-таки, я думаю, в первую очередь будет ориентироваться на этих трех столпов, если так можно выразиться.

Андрей Бабицкий: Сегодня уже стало общим местом утверждение о необычайном сходстве ситуации в Кыргызстане с периодом, предшествовавшим вхождению в Кремль Владимира Путина. Чем ближе к выборам, тем сходства больше.

XS
SM
MD
LG