Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психологи работают с пострадавшими в результате теракта в Беслане


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Кирилл Кобрин: События в Южной Азии заставили вспомнить о другой ужасной трагедии последних месяцев - теракте в Беслане. При всем различии обстоятельств этих катастроф их объединяет главное - смерть, страдания людей, которые ждут помощи от государства и от сограждан. Спустя четыре месяца после событий в Северной Осетии такая помощь продолжает поступать, но теракт и его жертвы - уже прошлое. В эти дни в Беслане приступила к работе большая группа медиков, психологов из разных городов России. Из Северной Осетии репортаж корреспондента Радио Свобода Юрия Багрова.

Юрий Багров: Перед новогодними праздниками в Беслан приехала большая группа врачей-психологов. По мнению специалистов, это самый сложный период для жертв сентябрьской трагедии. Конец года - время, когда люди подводят не только фактические, но и внутренние итоги, говорят врачи. Впрочем, сейчас в реабилитации нуждается практически все население 30-тысячного Беслана. За психологической помощью обращаются и сами врачи из числа местных психологов, которые с первого дня захвата школы работали с пострадавшими. Говорит сотрудник Республиканского центра медико-социально-психологической помощи Оксана Томклаева.

Оксана Томклаева: Каждая история поражала. Было больно. Было больно смотреть на детей, на взрослых. Было очень страшно смотреть, когда из одного дома выносили по несколько гробов. Наверное, вот это поражало, то есть вот этот страх. У людей был шок. К нам до сих пор приходят жители, которые даже не участвовали, не были участниками события. Они настолько тяжело это переживали, что до сих пор обращаются за помощью.

Что касается нас, психологов. Для нас это тоже травма, травма для врачей. У нас специально для психологов сделали реабилитационный... Нас отправляют, мы отдыхаем, сами разгружаемся, с нами занимаются тоже психологи, психотерапевты. У нас все взаимно идет.

Юрий Багров: Спустя четыре месяца, люди, потерявшие своих родных, не могут спокойно говорить о трагических днях начала сентября. 70-летняя Александра Смирнова осталась одна. Раньше в двухкомнатной квартире она жила вместе с дочерью и двумя внучками. Год назад в автомобильной катастрофе погиб ее 10-летний внук. Обе девочки погибли 3 сентября во время штурма школы. Говорит Александра Смирнова.

Александра Смирнова: Две были внучки, самые кристально чистые. Пусть я бабушка хвалюсь, но все в округе знают их. Одной 16 лет 27 июня было, а другой 15 в декабре было бы. Вот двух. Как с этим смириться?! Как с этим жить?! Сейчас мне уже ничего не надо. Мне самое главное дочку, мать этих девочек, она мальчика похоронила, который тоже трагически погиб... У нее никого не осталось. Она плачет, плачет и плачет все время. Ей надо нервы полечить, а ее взяли и в психушку отправили. Это справедливо? Где наша власть, где все?! Я не могу с этим мириться! Взяли и обманным путем упрятали туда. Дурочку-то скорее из нее сделать можно.

Юрий Багров: В историях болезни многих, находившихся в школе, записано - "травма позвоночника". Десятки детей навсегда останутся прикованными к инвалидной коляске. Они как никто другой, считают врачи, нуждаются в постоянной психологической поддержке и реабилитации. С каждым днем они будут все сильнее осознавать свою неполноценность.

Беслан, как и вся республика, не приспособлен для жизни инвалидов. Исходя из опыта прошлых терактов, можно сделать вывод, что власти со временем попытаются абстрагироваться от этой проблемы. Говорит местный правозащитник Андрей Лебедев.

Андрей Лебедев: Можно сказать, что ничего хорошего их не ждет, потому что наша система здравоохранения, которая очень похожа на советскую, сохраняет много остатков, рудиментов советской системы здравоохранения. Она вовсе не приспособлена к таким случаям. Она даже не предусматривала, что могут быть такие конфликты, такие теракты, в результате которых масса детей, масса молодежи получают физические и психические травмы. Поэтому, естественно, пока на первых порах внимание есть к Беслану, какие-то шаги будут предприниматься, но потом все опять ляжет на плечи близких, родственников, семьи.

Это опять видно по проблемам жертв терактов предыдущих, в том же "Норд-Осте". Даже взять теракты, которые были в Северной Осетии раньше. Тоже молодые люди получали травмы. И что? Например, я знаю случай, когда после взрыва на базаре у молодого человека была ампутирована нога, он за все про все получил около тысячи рублей. Вот инвалид и живи с такой помощью дальше - ни специальности, ни образования, ни отношения.

Юрий Багров: Для того, чтобы дети-инвалиды не стали изгоями поневоле необходимо, считает Андрей Лебедев, предпринять комплекс мер. Это и увеличение дотаций на социальные программы для нетрудоспособных, изменение законодательной базы для жертв терактов, а главное - должно измениться отношение общества к инвалидам. Продолжает правозащитник Андрей Лебедев.

Андрей Лебедев: Да, естественно, с учетом того, что жизнь у нас в городе, в республике, да и в России для инвалидов абсолютно не адаптирована, абсолютно не учитываются интересы инвалидов, возможности инвалидов. Грубо говоря, когда человек получает инвалидность, он остается в своей квартире, как в клетке. Да, какие-то шаги предпринимаются, но опять-таки сами инвалиды организуются в какое-то общество, что-то делается, но без большего внимания общества, без большей государственной поддержки, или хотя бы оно не мешало. Эти вопросы останутся не решенными.

Вовсе нельзя исключать, что это последние события в Северной Осетии. Пока вопрос с Чечней не будет решен, все мы будем нести последствия этой войны.

Юрий Багров: Немалую роль в организации помощи, особенно в первые дни после захвата школы, сыграл интернет-ресурс "Беслан.ру". Автор проекта Тимур Бутаев говорит, что помимо основной задачи - информирование о проблемах жертв теракта, сайт выполняет еще и реабилитационные функции.

Тимур Бутаев: Благодаря сайту, бывшие заложники поняли, что они не одиноки. Когда человек видит, что со всего мира как бы люди помогают, выражают сочувствие, шлют письма, дети рисовали открытки, присылали их к Рождеству и так далее, присылали свои фотографии, завязалась через сайт переписка - электронная и по почте, все это помогало. Помимо материальной помощи было очень много предложений по реабилитации с приглашением выехать. Это были как приглашения и от организаций, так и просто от частных лиц, которые приглашали какую-то семью пожить у себя, погостить неделю, две, кто-то на два месяца, кто как мог.

Юрий Багров: Говорил Тимур Бутаев.

XS
SM
MD
LG