Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы на дорогах Петербурга


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская и гость студии – Вячеслав Батт, секретарь «Гражданского союза».

Ольга Писпанен: В минувшем году наблюдался рост дорожно-транспортных происшествий на улицах Петербурга. Вместе с тем, городская прокуратура начала активизацию деятельности органов ГИБДД и одновременно продемонстрировала недостаточную грамотность инспекторов и полный провал работы по контролю оплаты штрафов. Проблемы прошлого года перешли в год наступивший. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: В последнее время проблем на дорогах города стало больше. С одной стороны, водители и пешеходы не стали аккуратнее, с другой – появились такие новшества, как ужесточение мер, принимаемых по отношению к нетрезвым водителям, и принудительная эвакуация неправильно припаркованных автомобилей на штрафные стоянки. Да, участники дорожного движения в России не привыкли уважать друг друга и соблюдать правила, поэтому принудительная эвакуация – мера жесткая, но необходимая, считает генеральный директор агентства «Спад» Марк Гринберг, хотя его фирма принудительной эвакуацией пока не занимается принципиально.

Марк Гринберг: Подавляющее большинство техники, используемой эвакуационными компаниями, для принудительной эвакуации не приспособлены. Для того, чтобы заниматься эвакуацией принудительной легковой техники, эвакуирующий автомобиль должен быть снабжен краном обязательно. Во-первых, использование такого рода грузоподъемной техники исключает какие бы то ни было повреждения, во-вторых, включает необходимость перегораживать движение, для того чтобы взять машину. И везде во всех странах по преимуществу используется именно такая техника.

Татьяна Вольтская: Количество жалоб автовладельцев на действия организаций, осуществляющих эвакуацию и хранение автомобилей, растет. В конце декабря заместитель председателя Законодательного собрания Петербурга Юрий Гладков обратился к губернатору города с запросом по поводу принудительной эвакуации. Говорит начальник аппарата Юрия Гладкова Константин Этингов.

Константин Этингов: Государство фактически устранилось, поскольку оно не гарантирует владельцам ни своевременного обнаружения и поиска этой частной собственности, ни сохранности, ни законности изъятия. Предварительная работа, которая была проведена, установила, что эвакуацией занимаются частные структуры. Деньги в бюджет не поступают, тарифы в два раза выше, чем в Москва.

Татьяна Вольтская: Вопросов много. Почему не был проведен конкурс среди возможных участников на эвакуацию автомобилей? Кто рассчитывает тарифы? Кто гарантирует сохранность автомобилей? Почему огромные средства от штрафов не идут в городскую казну.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии секретарь «Гражданского союза» Вячеслав Батт.

Вячеслав Викторович, права автомобилистов нарушались, нарушаются, но, видимо, еще какое-то время будут нарушаться, если мы не сделаем шаги к усилению правового сознания человека за рулем и человека ГИБДД. Скажите, пожалуйста, почему вам пришла в голову идея создать Союз участников дорожного движения и защищать права автомобилистов?

Вячеслав Батт: Во-первых, я – водитель с очень большим стажем. Знаю, как на дорогах было раньше и как сейчас. Сейчас на дорогах ездить стало очень трудно. Фактически дороги стали местом повышенной опасности. При этом, если послушать водителей, то виноваты гаишники, если послушать гаишников, то виноваты водители. В принципе то, что происходит на дорогах, это следствие, а у любого следствия есть причина и точка отсчета, откуда это возникло. Однажды, попав в такую ситуацию, когда на ровном месте водитель, из-за того, что я увидел, что водитель дал гаишнику взятку на моих глазах и сказал инспектору, что, вот, вы получили взятку. Инспектор, в конечном итоге, составил протокол о выезде на Каменноостровском проспекте на встречную полосу. На встречную полосу на Каменноостровском проспекте выехать очень сложно, это фактически невозможно. Мы долго спорили с ним, он отобрал мои права, ушел в какое-то помещение, составил протокол и через некоторое время вышел и сказал: «Вот, пожалуйста, ты выехал на встречную полосу. Подавай в суд». Вытащил пачку повесток судебных и сказал: «Таких как ты, я видел уже очень много». И все.

Тогда что я сделал? Я недалеко живу. Я поставил машину, позвонил своему приятелю. Мы приехали и стали наблюдать, как ведет себя этот инспектор. За два часа, мы записали, он остановил порядка 14 или 15 машин, сейчас не помню. Инспектор этот был подразделения по обслуживанию VIP-персон Мориса Тореза, Григорьев, по-моему. Мы записали, сколько он остановил машин, какие машины нарушали правила, а какие он останавливал просто для проверки документов, где он составлял протоколы и у кого он брал деньги. Мы писали то, что мы видели. Мы составили вот эти все бумажки и отправили в Службу безопасности ГИБДД. Что мы еще сделали? Мы взяли и в этот список включили одного знакомого, чтобы проверить – будет работать или нет?

Служба ГИБДД по собственной безопасности, по-моему, второй отдел, провели этот материал и сочли возможным отправить его в прокуратуру. Прокуратура Петроградского района дала ответ. В нашем документе были указаны автомобили, было указано у кого брали деньги. Мы посчитали, что общей сложности, если он так берет, то в среднем у него выходит больше 1 тысячи долларов в месяц. А если учесть, что инспекторов у нас где-то около 4,5 тысяч на улицах, то больше 1 миллиона долларов только тех, которые на улицах, собирают в месяц.

Ольга Писпанен: А говорят, бедный город.

Вячеслав Батт: У них и зарплата неплохая, между прочим, хотя они все плачут на зарплату. Но суть не в этом.

После этого, что получилось? Прокуратура дала ответ, что составление протокола является подтверждением, что этот инспектор неподкупный, и отказали в продвижении всего этого дела. Мы позвонили знакомому, которого мы вставили на всякий случай для проверки списка. Он говорит, мне позвонили и спросили «Вы такого-то числа где были?» Он говорит: «Ехал на машине там-то». Все. Больше ничего не спросили.

Ольга Писпанен: Даже не спросили, останавливали ли его?

Вячеслав Батт: Ничего. Просто спросили, ехал ли он на машине или нет. Это был звонок из прокуратуры. Получилось так, что те водители, которые давали деньги, вроде бы все отказались, и не подтвердили, что давали. Дело дошло до суда. В суде что произошло? Я пришел в суд и рассказал все как было, показал эти бумаги. Судья начала требовать от меня свидетелей того, что я не выезжал на встречную полосу и что инспектор вымогал с меня деньги. Я сказал: «Хорошо. У меня нет свидетелей, у него нет свидетелей. Почему вы верите ему, но не верите мне? Я могу принести вам характеристику с места работы. Я занимаюсь деятельностью правозащитной, но про работника ГИБДД сегодня не говорит только тот, кто не умеет говорить». Она сказал: «Хорошо. Вызовем свидетеля со стороны ГИБДД, но и я вам советую найти свидетеля». Я говорю: «Вы мне предлагаете найти лжесвидетеля? Я не буду этого делать». Она говорит: «Я вам ничего не предлагаю». Получилось, что к протоколу, составленному инспектором Григорьевым, свидетелем был сам инспектор Григорьев.

Ольга Писпанен: В принципе, это законно.

Вячеслав Батт: Законно, да. Получилось, что со стороны ГИБДД…

Ольга Писпанен: И судья принимает эти свидетельские показания.

Вячеслав Батт: Получилось, что со стороны ГИБДД есть протокол составленный и свидетель – инспектор, который составил этот протокол. А с моей стороны нет никого, я один.

Ольга Писпанен: А вы сами можете быть свидетелем со своей стороны тогда уж?

Вячеслав Батт: Нет. Как я могу быть свидетелем со своей стороны? Я не могу, я нарушитель. После этого мы поняли, что система работает в одну сторону. Мы начали заниматься этим вопросом. Мало того. Я покажу вам свои права, в правах проколы.

Ольга Писпанен: Да, действительно.

Вячеслав Батт: Нос, глаза.

Ольга Писпанен: Вы говорите о том, что вот эти отметки на правах, действительно, что-то значат?

Вячеслав Батт: Таких прав уже много. Мы давали объявления, нам звонили люди. У многих проколоты глаза. В тех случаях, когда водитель начинает качать свои права, он получает протокол и отметку в правах, что этого водителя надо наказывать.

Ольга Писпанен: Вы имеете в виду, что проколоты глаза на правах?

Вячеслав Батт: Да.

Ольга Писпанен: На фотографии, которая помещена на правах?

Вячеслав Батт: Это уже повод для инспектора, что, осторожно, деньги не брать, а составлять протокол, наказывать, карать. Мало того, я пытался…

Ольга Писпанен: Вы говорите, что это не единственные такие права?

Вячеслав Батт: Я могу вам еще привести людей, которые позвонили. После того как мы организовали проект, дали объявление, мы дали статьи в газетах, нам начали звонить люди. Причем, люди звонят, которые говорят, что они не отстаивают свои права, также как и я не защищаю свои права. Я умею защитить свои права, потому что я теперь человек достаточно грамотный в этих вопросах. Я знаю как себя вести, но многие люди ведь не знают. Люди, в основном, возмущены не тем, что ему лично права прокололи, а что в таком городе как Петербург такие безобразия вытворяться не должны. Этот город недостоин того.

Ольга Писпанен: У нас уже есть звонки. Давайте послушаем. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Доброе утро, Александр из Санкт-Петербурга. Нередко вижу, как автовладельцы ставят свои машины на газоны, наезжая на корни деревьев, да и просто ставят их там, где ходят люди, ездят инвалиды. Иногда просто не проехать ему, бедолаге, а машина стоит посреди тротуара и все. Как вы на это смотрите? Надо ли такие машины эвакуировать, или может вешать штраф на стекла? Спасибо.

Вячеслав Батт: Этот вопрос, конечно, общей культуры. Если человек понимает, что ставить, где можно – можно, а там где нельзя – нельзя, значит, он поставит так, как можно. Это первое.

Второй вопрос. У нас в стране почему-то все принято сначала отнимать, а потом решать, где тот человек возьмет, что у него отняли. Так вот, прежде чем решать вопрос – эвакуировать этот автомобиль или не эвакуировать? – надо создать условия, чтобы мог человек в рамках существующих законов и правил припарковать свою машину.

Ольга Писпанен: Кстати, история с эвакуацией в городе тоже очень интересная. Причем самое интересное, что деньги эти идут не в казну города, а коммерческим структурам. За один месяц эти структуры, занимающиеся эвакуацией, собрали 50 тысяч долларов. И это только на Невском.

Вячеслав Батт: Мы наблюдали, с каким видом это происходит. Идет с бравым видом сотрудник ГИБДД, идет довольный. Стоит вереница эвакуаторов-машин.

Ольга Писпанен: Которые перекрывают проспект, закрывая дорожное движение на полчаса, пока эвакуируют эту машину.

Вячеслав Батт: Это совместный бизнес. Это и есть тот элемент, когда…

Ольга Писпанен: Причем, кстати, что не знают автолюбители, что если это делается на его глазах, в присутствии водителя этого транспортного средства, которое собираются эвакуировать, он имеет право его забрать тут же, написав докладную и уплатив штраф за неправильную парковку, но машина не должна увозиться.

Вячеслав Батт: По этому поводу тоже есть недавняя информация, - мы собираем такую информацию. Когда подошел водитель, увидел, что его машину начинают эвакуировать, он сказал: «Я пришел, я готов заплатить». Ему сказали: «Знаете, мы уже протокол номерной записали».

Ольга Писпанен: Значит, мы увозим, а вы заплатите огромный штраф.

Вячеслав Батт: Да. Он заплатил 3,5 тысячи рублей.

Ольга Писпанен: Такая же история была со мной недавно. У меня машину увезли, хотя я тут же была готова заплатить штраф.

Вячеслав Батт: У этого водителя аналогичная ситуация.

Ольга Писпанен: У нас есть еще звонки. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Вот Закон об автогражданке, так называемой. Все знают о существовании наших пенсионеров, какова их материальная обеспеченность, в то же время, я имею в виду и президента, подписывают Закон об обязательном страховании. Хочу узнать, что делается в этом плане относительно пенсионеров этой организацией? Думаю, что много людей, которым не на что даже лекарства купить, они вынуждены или ставить на колодки свою старенькую машину или подвергаться техосмотру, а ему не на что.

Вячеслав Батт: Сразу хочу сказать следующее. Наша позиция «Гражданского союза» такая, что если мы защитим понятие «гражданин», если каждый гражданин будет защищен, то в это понятие входят и пенсионеры, и инвалиды, и белые, и красные, и синие, и зеленые. Если мы будем защищать интересы каждой социальной группы, то, извините, сил ни у кого не хватит. Это раз.

Во-вторых, а что сделали пенсионеры, чтобы защитить свои интересы? Что? Почему кто-то должен защищать чужие интересы? Я, конечно, понимаю – возрастные, физические способности, но нужно еще учесть, что мы сегодня живем в той социально-экономической ситуации, в тех условиях социально-экономических и политических, в которых живем. Не нужно переносить претензии или проблемы советского времени на это время. Мы должны понять, что капитализм – это не добрый дядя или добрая тетя. Известно было, что капитализм – это "человек человеку волк". Если вы хотите что-то для себя отвоевать, вы отвоевывайте. Никто за вас ничто делать не будет. У меня точно такие же есть проблемы. Мало того, «Гражданский союз» - это не пенсионерная организация, это гражданский союз. Приходите к нам. Мы готовы вам помогать. Мы готовы вас поддерживать, но защищать ваши интересы за вас мы не будем.

Ольга Писпанен: Кстати, много членов в этом союзе?

Вячеслав Батт: Мы начали деятельность свою в сентябре месяце. У нас есть два приемных дня – вторник и пятница с 12 до 16. На сегодняшний день желающих принять участие в работе «Гражданского союза» порядка 600-800 человек. Причем, что радует, что поначалу это как раз и были люди 60-ти, 70-ти, 80-ти лет. В последнее время пошли студенты. Получается так, что государство, принимая такие непопулярные законы, делает все, чтобы происходила вот такое патриотическое протестное объединение. Начали приходить люди 35 лет, 23 года, студенты, рабочие, водители, профессора, историки. Абсолютно разные люди. Все накипает, чувствуется, что у людей появилось такое ощущение, что вот-вот должен произойти какой-то нарыв, взрыв. Это их и беспокоит.

Ольга Писпанен: У нас есть очень много звонков. Давайте дадим возможность высказаться. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте, Антон. У меня просто замечание по поводу сказанного. Капитализм, человек человеку волк. Можно придумать много названий «измов» - капитализм, социализм. В Америке, насколько я знаю, там не задаются вопросом, что у них там капитализм или еще что-то. У них есть закон, его надо выполнять. А за пенсионеров, стариков в Израиле, например, воюют молодые и дают им пенсию. Приезжают люди, абсолютно ничего не сделавшие для Израиля, и получают пенсию и защиту от молодых. Если у нас пенсионеров будут защищать только пенсионеры, то такой «Гражданский союз» будет учить нас, что нам делать, а что не делать, то мы так и будем жить. На Украине люде защищают всех, тогда будет все нормально. Вот и все.

Ольга Писпанен: Спасибо за ваше мнение. Кстати, деятельность союза все-таки в чем заключается? К вам приходят люди. Они говорят, что их обидели.

Вячеслав Батт: Давайте, я вам объясню. Я все понимаю в заявлении этого человека. А что он сам лично сделал? Он говорит, на Украине, в Америке, где-то еще молодежь защищает. А он лично, что он сделал?

Ольга Писпанен: Может быть, он тоже выходил на акции протеста какие-то? В принципе, это тоже гражданская позиция.

Вячеслав Батт: Я согласен с этим, но... Дело в том, что взять Америку, взять Израиль, взять другие страны - там нет такого большого количества реформ. Реформа и революция – это фактически хирургические операции. Это очень болезненные вещи. Лучше, когда все идет эволюционным путем. Дальше. Конечно, то, что происходит сейчас с пенсионерами, мы видим их униженность и оскорбленность. В то же время давайте заметим. Вот были недавно муниципальные выборы. Муниципальная власть – это не государственная власть, это власть самостоятельная. Сегодня она стала у нас в Петербурге государственной, потому что благодаря пенсионерам… Я понимаю, что они нищие, они голодные. Они готовы за эти подачки дешевые голосовать. Но сегодня вот этих всех прохиндеев, которых избрали, это просто шквал у нас. Заявлений просто обвал идет. Люди возмущены, что произошло. Но это сделали тоже пенсионеры. Я не говорю, что все. У нас есть в организации пенсионерки, которые, наверное, форы дадут и молодым еще. Энергичные, инициативные, они нас постоянно приглашают – давайте выступать, давайте выходить на улицы. Мы проводили акции в защиту интересов инвалидов чеченской войны. Инвалид чеченской войны получает пенсию в 600 рублей. Вы знаете, сколько пришло человек? Мы со всеми политическими структурами, патриотическими структурами договорились. От «Гражданского союза» пришли все, кто был записан, но никто больше не пришел. Какой смысл? А чиновники говорят так «Вы народ? Покажите, где народ. Вас 12 человек стоит. Это вы народ? Да вы выскочки, провокаторы. Вы защищаете чьи-то интересы. Вы не есть народ. Народ - это когда 50-100 тысяч».

Ольга Писпанен: У нас есть звонки. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Всем здравствуйте. Вопрос в продолжение темы и короткая справка. Сейчас только и слышишь, что нарушаются права автолюбителей, права детей, права учителей, права врачей, работников науки, военнослужащих, права пенсионеров. Нет здорового места, где бы власть не нарушала прав граждан. Возникает вопрос – для чего нужно голосовать за такую власть, которая постоянно нарушает права избирателей? Не пора ли поумнеть избирателям и отдать свои голоса тем, кто на деле защищает интересы всех граждан. Социальные завоевания, льготы гражданами получены при социализме.

Справка по автогражданке. За второе полугодие 2003 года страховые компании заработали приблизительно 23 миллиарда рублей, а расходы составили всего 1 миллиард 200 миллионов рублей. Данных за 2004 год у меня нет.

Благодарю вас, Лидия Ивановна из Москвы.

Ольга Писпанен: Вы что-нибудь скажите по этому поводу?

Вячеслав Батт: То, что Лидия Ивановна сказала, по-моему, знают все. Другой вопрос…

Ольга Писпанен: Народ достоин тех, кого он выбирает.

Вячеслав Батт: Да. Другой вопрос, что нам такая власть не нужна, давайте найдем другую. А откуда власть-то берется? Власть-то опять же берется с тех же самых муниципальных выборов. Если мы на них не ходим, я не говорю, что нужно идти и голосовать, но если мы не можем сорганизоваться… «Гражданский союз» первой целью поставил консолидацию общества хоть какого-то. Нельзя изменить такую огромную страну очень быстро. Мало того, что если даже идут какие-то хорошие инициативы сверху, то нужно, чтобы эти хорошие инициативы, которые идут от Путина или от кого-то еще, реализовались. Нужно, чтобы была здоровая почва, чтобы было здоровое общество и здоровое государство. Пока нет здорового общества и здорового государства, ничто на местах не будет реализовано в должном порядке.

Ольга Писпанен: Именно ваш союз занимается строительством гражданского общества?

Вячеслав Батт: Это очень сложный вопрос. Гражданское общество построить нельзя. Оно должно вырасти само.

Ольга Писпанен: Воспитать.

Вячеслав Батт: Воспитывать нужно, когда ребенок еще в зачатии. Другой вопрос. Можно дать импульс, какие-то условия, для того чтобы общество начало хотя бы как-то консолидироваться. Посмотрите, у нас сегодня люди ненавидят друг друга. Вернемся опять на дороги. Посмотрите, как зло ведут себя водители по отношению друг к другу. Никто не уступает.

Ольга Писпанен: С этого и начинается. Никакой этики водителя.

Вячеслав Батт: Никакой этики. Друг друга поджимают, друг друга подминают. И вот, что хочу заметить. Я водитель с большим стажем, я непредвзятый человек, я занимаюсь сейчас философией. Очень плохо стали вести себя. В советские времена женщина за рулем – это был образец поведения. Сегодня женщина за рулем, не хочу вас обидеть, но это воплощение грубости, какой-то упертости.

Ольга Писпанен: Вы считаете, что именно только женщина за рулем…

Вячеслав Батт: Нет. Нет. Я не говорю, что…

Ольга Писпанен: Не надо тогда переходить на…

Вячеслав Батт: Я говорю, не только. Но если вы выезжаете на улицу, и едет водитель-женщина, она вас никогда не пропустит. Если вам надо перестроиться в ряд, водители-женщины, особенно, молодые, никогда не пропустят.

Ольга Писпанен: Точно также я как водитель-женщина могу сказать, что мужчины очень редко пропускают.

Вячеслав Батт: Согласен.

Ольга Писпанен: Давайте дадим возможность высказаться слушателям еще. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Я знаю проблемы человека, который с вами разговаривает. Я сам председатель ивановского общества «Мемориал». Конечно, раскачать народ очень сложно. Спасибо, ему. Он чуть-чуть горячо выступает, чуть-чуть может быть не впопад, но, слава богу, человек болеет за свое дело.

Ольга Писпанен: Спасибо большое. Это было ваше мнение.

Вячеслав Викторович, скажите, пожалуйста, если все-таки, действительно, люди чаще будут не платить штрафы, не давать взятки, а обращаться в прокуратуры, суды, это как-то может воспитать?

Вячеслав Батт: Нет.

Ольга Писпанен: А что?

Вячеслав Батт: Давайте рассуждать так. Я не хочу опять же поголовно ругать гаишников.

Ольга Писпанен: Естественно, есть и честные люди.

Вячеслав Батт: Есть грамотные, воспитанные и нормальные люди. Взять, например, Колпинское ГИБДД, там Смирнов, человек с философским образованием. Мы шли туда с разборками, а человек сгладил ситуацию. Он объяснил, что у них тоже столько болячек. Но самое интересное не это. Есть человек по связям с общественностью в ГИБДД. Он сказал так: «Не давайте взяток и через месяц-два вы на улицах гаишников не увидите».

Ольга Писпанен: Их запугивают.

Вячеслав Батт: Потому что какой дурак будет бесплатно стоят на холоде? Гаишник – тоже человек. Его жена требует денег. Вы, давая деньги, сами вытаскиваете их на улицы. Они выходят на улицу не управлять процессом движения, а на охоту. Мы сделать здесь ничего не можем. Можем разогнать всех, никого не останется. Поэтому в первую очередь водители должны сами защищать свои права. Не давайте взяток! Конечно, пережить надо какую-то войну. Мы сами все распустили. Мы им дали такую свободу. Мы им дали такую возможность грабить. Конечно, если сейчас мы не будем давать взятки, они начнут выкручивать руки, начнут забирать, ломать. Но если мы хотим победить, то мы должны выдержать бой. А чтобы выдержать бой, давайте не будем давать взяток, и никакой дурак в холод и голод на улицу не выйдет. Он не будет стоят на перекрестке и шакалить.

Обратите внимание на перекресток Невский и Адмиралтейский проспект. Там пешеходный переход, раньше за пятым столбом всегда стояли гаишники, которые собирали деньги. Мы провели несколько акций, теперь там полтора года никого нет. Можно с этим бороться. Нужно только проявлять гражданскую активность, нужно заниматься и уметь защищать свои права. А защищать свои права нужно не с помощью взяток.

XS
SM
MD
LG