Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почти половина россиян полагает, что Россия в своем общественном развитии заходит в тупик


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.

Андрей Шарый: Почти половина россиян, по данным исследовательского холдинга ROMIR Monitoring, полагает, что Россия в своем общественном развитии заходит в тупик. Так на вопрос социологов ответили 49% опрошенных. 38% респондентов считают, что дела идут в правильном направлении. О том, следствие ли это недовольства действиями кремлевской власти или следствие недовольства действиями местной власти, говорит научный директор исследовательского холдинга ROMIR Monitoring Николай Попов, с которым беседовала корреспондент Свободы Вероника Боде.

Вероника Боде: Итак, почти половина россиян, по вашим данным, полагает, что страна идет в тупик. Как вы думаете, чем вызваны такие ответы?

Николай Попов: Эти ответы вызваны накопившимся недовольством состояния дел в разных сферах жизни. На протяжении последнего года люди отмечают целый ряд конкретных мер, которые им не нравятся, то, что делает власть. Возьмем самую относительно незначительную - автогражданское страхование. Подавляющее большинство людей из тех, кого мы опрашивали на эту тему (порядка 50-60%), считают, что выгадают от этого только страховые компании, которые все это и затеяли. Еще процентов 20 считают, что это сделано государством для пополнения бюджета. Другой момент, очень важный, это замена льгот на деньги. С самого начала, когда народ об этом узнал, еще в мае, мы замеряли и выясняли, что народу это не нравится, народ не верит, что власть, меняя что-то одно устоявшееся на другое, сделает это правильно, умело и без подвоха. Эти настроения нарастали постепенно, и вот сейчас вы видите, во что это вылилось.

Что еще можно назвать? Есть тлеющие вещи, о которых люди не очень часто говорят. Допустим, когда мы выясняем, как конкретно люди живут в семье, каков уровень их материального благосостояния, уже последние лет пять порядка 45% отвечают то, что известно и из других источников, из статистики, что эти люди живут в нищете. 33%, по самым последним данным, отвечая на наш вопрос "как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?", говорят, что они с трудом сводят концы с концами, это при том, что наши люди не очень любят жаловаться. Еще 8% говорят, что они отказались почти от всего, все средства уходят на питание. И наконец, 1% говорит, что они просто недоедают, бедствуют. В сумме получается 42%.

С другой стороны, этот год - год небывалого терроризма. Безусловно, каждый в отдельности случай, который кончается каким-то разбирательством, наказанием виновных, может быть и успокаивает немного людей, но в целом у них накапливается ощущение, что власть не умеет это делать или не хочет, власть не защищает от опасности. Опасность при этом - не только террор, это преступность, особенно в провинции. По уровню опасения за собственную жизнь, за жизнь своей семьи мы на самом худшем уровне находимся по сравнению со всеми государствами бывшего Советского Союза или нынешней Евразии.

Вероника Боде: Ответ на другой вопрос показал, что большая часть респондентов (41%) уверены, что российское государство в ближайшие годы будет становиться сильнее, и почти столько же (40%), что оно будет оставаться таким же как сейчас, то есть что изменений к худшему не ожидается. О них говорят лишь 14% опрошенных. Как же увязать эти две позиции? Страна идет в тупик, с одной стороны, и при этом становится все сильнее. Может ли такое быть?

Николай Попов: Сплошь и рядом. На индивидуальном уровне чем хуже сейчас, тем люди больше надеются, что скоро будет лучше.

Вероника Боде: То есть вы это связываете в большей степени с надеждами, чем с реальным положением вещей?

Николай Попов: Безусловно. 41% считает, что состояние экономики в нашей стране сейчас плохое, 46% считает, что посредственное, свое материальное положение оценивают тоже плохо. И как выход из этого состояния безысходности, тревоги, отчаяния люди ищут хоть что-то, на чем они смогли бы строить надежды, каждодневную жизнь, чтобы не вставать утром с состоянием безысходности. У них вырабатывается защитный механизм. Это еще от Фрейда известно, что от фрустрации два пути есть - это уход в грезы, в мечты, в надежды на лучшее или это агрессия, протест, неповиновение и все такое прочее. Пока наш народ уходил в мечты и надежды. Наш народ сейчас очень сильно деполитизирован, произошла деполитизация массового сознания, то есть все хуже и хуже разбирается в политике. А зачем ему разбираться в политике, если он не видит ничего хорошего от власти, не ждет ничего. Поэтому эти оценки в большей степени носят эмоциональный характер. Это чисто эмоциональная надежда на то, что как-то должно устаканиться и исправиться, улучшиться.

XS
SM
MD
LG