Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В российских городах продолжаются акции протеста против замены льгот денежными компенсациями


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Дмитрий Казнин и Виктор Резунков.

Андрей Шарый: В российских городах продолжаются акции протеста против замены льгот денежными компенсациями. Кое-где акции прекращены после того, как в нескольких регионах страны местные власти приняли решение сохранить некоторые льготы и выделить дополнительные средства на социальную поддержку.

В Самаре сегодня протестующие перекрыли одну из крупных автомагистралей. Акции протеста состоялись в Череповце и Нижнем Новгороде. В Петербурге пенсионеры митинговали у стен Смольного. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Петербурге Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: К Смольному вышло несколько сот льготников, требующих отмены закона. Милиции не удалось остановить толпу, которая вышла на дорогу и перекрыла проезд к Смольному. Чтобы митингующие не пошли дальше, на Смольный, милиционеры выстроились в живую цепь и выставили специальное заграждение. Митингующих попытался уговорить прекратить акцию протеста председатель Комитета по труду и социальной защите администрации Петербурга Александр Ржененков. Но после слов "потерпите два года", его перестали слушать, чиновник был вынужден покинуть митинг. Пенсионеры, тем временем, громко возмущались.

Жители Петербурга: Верните льготы! Достойную пенсию нам! Достойную пенсию и льготы!

Дмитрий Казнин: Пенсионеры митинговали больше часа, возмущаясь законом и призывая к отставкам во властных структурах.

Жительница Петербурга: Нас принимают за быдло, которое выжило из ума, и больше ни на что не способно. Просто сидеть себе в уголочке и жевать черный хлеб, потому что на большее у нас средств уже не будет.

Житель Петербурга: Переполнило. Это только эпизод. Уже все переполнило, вот в чем дело. Страной правят негодяи. Поэтому мы вышли протестовать. Надо менять этот строй. Нас не устраивает. Эта власть коррумпированная. Она полностью разложившаяся, она совершенно не думает о народе.

Жительница Петербурга: То, что сейчас сделали, это однозначно ведет к тому, что наше поколение как можно быстрее вымрет. Я не знаю, осознанная или неосознанная акция.

Жительница Петербурга: Матвиенко говорит, что в Ленинграде все спокойно и все хорошо. А люди возмущены до глубины души. Понимаете, им просто негде собраться. Объявления появляются в районах, народ разобщают как могут.

Житель Петербурга: На сегодняшний день необходимо устраивать отзывы депутатов. Первое. Второе. Требовать отставки правительства и импичмента президента.

Дмитрий Казнин: Митинг при поддержке активистов Национал-большевистской партии и молодежного "Яблока" длился больше часа. На ближайшие дни уже назначены очередные акции протеста пенсионеров.

Между тем, в Петербурге в суд был подан первый иск, оспаривающий Закон о монетизации льгот. Его подал профессор Петербургского университета Ким Бурков, посчитавший, что норма Закона о лишении пенсионеров права бесплатного проезда в транспорте ограничивает их право законно свободно перемещаться по городу. В суде его интересы представляет политолог Борис Вишневский.

Борис Вишневский: Есть как минимум два юридических основания, которые позволяют предполагать, что эта замена, кроме того, что она неадекватна и безнравственна, еще и незаконна.

Первое основание - это федеральный Закон о монетизации так называемой. Одно из его положений, касающееся регионов, таково, что когда на местах реализуется этот закон и отменяются какие-то льготы, заменяются на денежные компенсации, условия предоставления льгот не должны ухудшаться. То что сделано в Петербурге есть прямое нарушение этой нормы, поскольку условия для конкретных людей очевидно ухудшены. Конкретные люди, которые ведут достаточно активный образ жизни как, например, Ким Александрович, профессор Петербургского университета, он продолжает преподавать, ездить несколько раз в неделю в Петродворец, учит студентов. Теперь он практически лишается этой возможности, потому что деньги, которые он получает как профессор уже, по-моему, даже не окупают его расходов на дорогу.

Второе основание - это Конституция. В Конституции есть часть 2. Там написано, что в "Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права граждан". В данном случае именно таков закон.

Дмитрий Казнин: Аналогичный иск уже подал и другой петербургский пенсионер - сопредседатель организации "Гражданский контроль" Юрий Вдовин. По словам Кима Буркова, в ближайшее время подобные иски будут поданы и другими пенсионерами города. Если суд удовлетворит их, проезд для льготников в Петербурге опять станет бесплатным.

Андрей Шарый: Как и следовало ожидать в такой непростой ситуации, появились голоса, призывающие к отставке в правительстве. Об этом пока довольно осторожно говорят в Государственной Думе, некоторые ее руководители. Очевидно, следует ожидать развития событий. Будут искать виноватого.

Сегодня я читал репортаж с французского горного курорта Куршенель, где за минувшую неделю праздников побывало около 20 тысяч туристов из России. Тема эта не нова. О гуляниях в Куршенеле писали, кажется, все без исключения глянцевые журналы. Стоимость недельного тура в Куршенель - около 40 тысяч долларов. Главное требование гостей из России - конфиденциальность. Они любят отдыхать на широкую ногу, но без внимания со стороны. На фоне волнений пенсионеров-льготников такой отдых, согласитесь, производит особенное впечатление.

Сейчас в эфире известный московский политолог, руководитель исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский.

Владимир, добрый вечер. Складывается такое впечатление, что политико-экономический смысл действия Закона о замене льгот на денежные компенсации сводится к тому, что часть расходов, которые прежде нес на себе федеральный бюджет, теперь переложена на местные бюджеты. Верное это впечатление?

Владимир Прибыловский: Во всяком случае, это один из смыслов, потому что есть еще и второй. Дело в том, что чисто такое реальное выражение этих льгот оно ниже более чем в два раза. Компенсация покрывает, по подсчетам специалистов, 40 процентов. Во-первых, государство более чем наполовину сократило свои, так сказать, выплаты, а, во-вторых, центр переложил оставшееся на регионы.

Андрей Шарый: Сложившаяся ситуация может привести к каким-то серьезным осложнениям для правительства в отношениях с регионами?

Владимир Прибыловский: Может, в особенности, если это будет сопровождаться негибкой политикой центра, какими-нибудь объективными условиями. Дело в том, что сейчас в Кремле столько денег, что он мог бы спокойно все это выплачивать, повысить. А если упадут цены на нефть, то есть физическая возможность удовлетворить пенсионеров, подкупить избирателей и так далее, уменьшится.

Андрей Шарый: В чем тогда смысл этих изменений, если денег хватает на выплаты пенсионерам-льготникам и без этого?

Владимир Прибыловский: Жадные они. Они на Канары хотят ездить, а пенсионерам платить не хотят. Я думаю, что вот, например, губернатор Московской области Громов. Он пошел навстречу, что-то там уже обещал - бесплатный проезд и так далее. Я думаю, он это сделал, посоветовавшись с Кремлем. Ему, наверное, обещали помочь, потому что в московской областной казне денег немного. Это Москва - богатый город, Лужков может крякнуть, но оплатить. У многих регионов просто этих денег нет.

Сейчас пока в федеральной казне деньги есть, те губернаторы, у которых хорошие отношения с Кремлем (впрочем, скоро у всех будут хорошие отношения, поскольку они будут назначены), могут попросить денег у центра. Центр просто откупиться хотя бы частично от самых недовольных регионов.

Андрей Шарый: Есть несколько довольно резких заявлений представителей российских политических партий. Партия "Яблоко" активно выступает против нового закона, Сергей Глазьев предложил отменить закон. Как вы считаете, может ли какая-то из оппозиционных политических сил воспользоваться вот этой стихийной волной протеста и повысить свои политические ставки?

Владимир Прибыловский: Я думаю, что да. И "Яблоко", и "Родина", и вообще все партии, которые четко обозначат свое отрицательное отношение к этому закону и сумеют донести это до населения, повысят свой авторитет в обществе. А "Единая Россия", которая теперь перекладывает свою вину со своих плеч на другие, даже если смотреть предельно благожелательные репортажи по отношению к власти, к "Единой России" Первого и Второго канала, все равно видно это лицемерие правящей партии. Так как телевидение все-таки у партии власти, то, конечно, в особенности "Яблоко", левым радикалам труднее донести свое мнение до избирателей. "Родине", по крайней мере, дают трибуну.

Андрей Шарый: Растет число организаций, которые присоединяются к акциям протеста пенсионеров и льготников, - это партия "Яблоко", национал-большевики, профсоюзы и только что возникшая в Петербурге студенческая группа "Идущие без Путина", отколовшаяся от известной молодежной организации "Идущие вместе". С лидером нового движения Михаилом Обозовым беседовал корреспондент Радио Свобода в Петербурге Виктор Резунков.

Михаил Обозов: Вообще, движение вызвано тем несогласием, что сейчас есть в обществе, в первую очередь, конечно, студентов. Сейчас студенты, как считается многими, аполитичный народ, но на самом деле, от того что сейчас происходит в стране, мы не можем остаться в стороне. Решили как-то организовываться, то есть не по одному выходить на акции, а делать акции санкционированными, с властями, не как на сборы и кричать, что нам нужна другая Россия, нам нужна революция. Нет. Мы как бы не против Путина, мы против самых реформ таких. Решили делать все в соответствии с законом.

Виктор Резунков: Михаил, скажите, а что "Идущие вместе" в Петербурге практически раскололись?

Михаил Обозов: То, как они организованы, то есть у них есть ячейки какие-то. В каждой ячейке свой лидер. Ссоры у них там происходят. Были изначально разногласия по поводу Чечни, потом льготы, потом отмена студентам. У них как бы не позволяется иметь инакомыслие, другое мнение высказывать. Сразу начинается давление на человека - раз ты вступил, значит, будь добр проповедовать нашу идеологию. Многие решили выйти, тем более, что после вот этих всех прошедших выборов - губернаторских, президентских, в Госдуму - прекратилось финансирование московских кураторов в нашу питерскую организацию. Людей уже ничего не держало. Тогда еще держали как бы деньги, за акции, естественно, деньги платились. А последняя акция вообще была очень смешная. Они принесли в офис "Яблоко" оранжевым цветом раскрашенные яблоки. Это было очень смешно. А на акцию 9 января, когда они планировали провести к 100-летию "кровавого воскресенья", просто даже не дали денег, ничего не получилось.

Виктор Резунков: А ваше движение кто-то финансирует, если не секрет?

Михаил Обозов: Нет, наше движение, к сожалению, никто не финансирует, даже листовки, которые мы распространяли, мы печатали на свои деньги. Сейчас мы думаем, что будем делать, то есть нужны еще листовки.

Виктор Резунков: А вас никто не преследовал в университетах и в институтах за распространение листовок?

Михаил Обозов: Знаете, сегодня я первый день пришел в университет после "коммерсантовской" заметки. Пока все нормально.

Виктор Резунков: Но вы чувствуете какое-то напряжение?

Михаил Обозов: Напряжение чувствую. Меня уже сразу предупредили, чтобы я готовился к проблемам, потому что я в "Коммерсанте" дал свои имя и фамилию и университет. Я этого и не скрываю. Я считаю, что если будет даже какое-то давление, то это дискредитирует только саму власть. Если она зажимает студентов, значит, она боится, значит, мы правы, значит, мы победим.

Виктор Резунков: Что вы намерены предпринимать? С какими плакатами вы выйдете, с какими лозунгами вы выйдете на 29 января вместе с "яблочникаи" против монетизации льгот?

Михаил Обозов: Главное, мы выступаем не только против монетизации льгот, а также против отмены отсрочек, всем известного заявления Иванова. Главный наш лозунг, конечно, "Отменить Путина, а не льготы", как вариант возможный еще "Отменить Путина, а не отсрочки", также "Хватит Путина", "Хватит лжи", "Хватит крови", "Солдатов домой, Путина в Чечню".

Виктор Резунков: Михаил, скажите, многие обвиняют студентов в достаточно такой индифирентности, неактивности политической. Вы на каком курсе учитесь?

Михаил Обозов: На 4-м.

Виктор Резунков: За последние 4 года, как вы видите, эта активность уменьшилась или увеличивается?

Михаил Обозов: Я думаю, что активность осталась на том же уровне. Но вот сейчас после всех этих процессов, я думаю, что активность увеличится. Единственное, что, как я спрашивал у студентов, они говорят, что не нужна революция. Они революцию оценивают, как что-то кровавое, 1917 год.

Андрей Шарый: Вновь обращаюсь с просьбой о комментарии к московскому политическому эксперту Владимиру Прибыловскому. Насколько серьезным представляется появление такой общественной инициативы?

Владимир Прибыловский: Думаю, что несерьезным. Дело в том, что в те "Идущие вместе" с самого начала записались люди настолько конъюнктурные, что как-то их всерьез воспринимать можно как будущих чиновников. А раскол, я думаю, что вызван не тем, что кто-то там осознал вдруг, что политика Путина антинародная, разрушает остатки социальное государство, это просто в этой региональной организации в результате внутренней борьбы одна какая-то группировка оказалась на обочине, лишилась доступа к финансированию, провозгласила себя оппозицией.

Андрей Шарый: Похоже, что крупных политических новостей становится все меньше и меньше в стране. Заголовки газетные занимаются новостями вроде сегодняшней новости о том, что Государственная Дума обсуждает какую музыку играть во время обеденного перерыва в столовой - кому-то нравится "Мурка", кому-то "Мурка" не нравится. Такого рода важные политические новости, как раскол внутри "Идущих вместе", это следствие атмосферы в стране, это отсутствие серьезной политической борьбы. Как вы это воспринимаете?

Владимир Прибыловский: Действительно, отсутствует серьезная политическая борьба. Власть захватила все политическое поле. Что касается "Идущих вместе", а также каких-то распрей между "Народной партией" и "Единой Россией" - это просто сладких пряников не хватает на всех. Журналистам нужно о чем-то писать, вот и пишут о "Мурке" или не "Мурке" в буфете Государственной Думы. А сама Дума, депутаты в большинстве своем люди не глупые. Они прекрасно понимают, что роль их в государственной машине невелика, что спустят сверху, то и рассматривают. Но хочется как-то самовыразиться, хотя в том, какую музыку играть, они вольны голосованием этот вопрос решить, не оглядываясь.

XS
SM
MD
LG