Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Верховный суд России рассматривает вопросы льгот и компенсаций


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Лиля Пальвелева и Михаил Саленков.

Кирилл Кобрин: Система льгот и компенсаций даже в том виде, в котором она существовала до сих пор, не соответствовала ожиданиям и требованиями различных групп общества. Например, ликвидаторы чернобыльской и других атомных аварий требуют полноценных компенсаций и выплат за причинение вреда здоровью. Теперь этот вопрос рассматривает Верховный суд Российской Федерации. Репортаж Лили Пальвелевой.

Лиля Пальвелева: Во многих публикациях сейчас можно встретить ошибочное утверждение, что Пленум Верховного суда - чрезвычайный, и состоялся он из-за голодовки 10 петербургских чернобыльцев, а также из-за участия многих других ликвидаторов в разных регионах страны в акциях протеста против монетизации льгот. "Если бы так, - говорит Нагапет Карибджанян, один из руководителей Комиссии по законодательству Союза «Чернобыль». - Пленум (при активном сопротивлении исполнительной власти) готовился два года и 7 месяцев. Так что, никакой он не экстренный".

Как бы то ни было, вопрос об индексациях, наконец, начали рассматривать, и вот разъяснения Нагапета Карибджаняна.

Нагапет Карибджанян: Как всякий инвалид, получивший травму на производстве, а чернобыльцы получили травму вследствие исполнения государственной обязанности по ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС, им законом установлено выплачивать ежемесячные суммы возмещения вреда. На сегодняшний день есть две категории чернобыльцев: одна - это порядка 12 тысяч человек, которые получают возмещение вреда, исходя из утраченного заработка, вторая - большая часть, около 37 тысяч лица, которые получают возмещение вреда в фиксированных суммах.

Лиля Пальвелева: При этом для тех, кто получает выплаты, исходя из утраченного в силу пошатнувшегося здоровья заработка, в последний раз индексацию проводили до неприличия давно.

Нагапет Карибджанян: 1 января 1997 года. Вы сами знаете, что у нас наблюдались инфляция, рост цен, стоимость жизни, деньги обесценивались, а выплаты чернобыльцам оставались в прежнем размере.

Лиля Пальвелева: Для подавляющего большинства ликвидаторов это всего лишь одна тысяча рублей. Правда, есть те, кто получает более значительные суммы, но их, заверяет Нагапет Карибджанян, совсем немного.

Нагапет Карибджанян: Возникают всякие спекуляции на ту тему, что, вот, чернобыльцы получают 30 тысяч рублей в месяц. Я хотел бы здесь пояснить. 30 тысяч рублей в месяц получает только небольшая часть чернобыльцев, которые в свое время были высококлассными специалистами физиками-атомщиками или высокие военные чины имели и стали инвалидами. Осовременивая их заработок утраченный, получаются такие суммы, но это всего лишь человек 300-400 на сегодняшний день.

Лиля Пальвелева: И вот еще несправедливость.

Нагапет Карибджанян: В 2000 году был принят Федеральный закон о повышении минимального размера оплаты труда с 1 июля из расчета 132 рубля, то есть коэффициент 581, и с 1 января 2001 года - коэффициент 1,515. Те, кто помещает возмещение вреда вследствие производственных травм и профессиональных заболеваний, им в централизованном порядке повысили в кратном размере. Чернобыльцам не повысили. Никаких правовых оснований ни осовременивать, ни индексировать выплаты возмещения вреда, я считаю, в исполнительных органах власти не было, нет, их просто не существует. Потому что по поручению правительства Министерство труда в тот период юридически оформило, что как только в централизованном порядке будет повышаться минимальный размер оплаты труда, то и чернобыльцам эти выплаты будут индексироваться. На самом деле, они не индексировались.

Лиля Пальвелева: Такое отношение к людям, которые в свое время ценой своего здоровья спасли страну, президент Союза «Чернобыль» России Вячеслав Гришин сравнивает с незаживающей раной.

Вячеслав Гришин: Мы видим, что здесь некомпетентность, прежде всего, людей, занимающихся этой проблемой при всем уважении к нашим и законодателям, и представителям исполнительной власти. Разрушение с 1994 года системы управления этой проблемы, которая как рана, не заживающая, а есть у нас люди, проживающие в Москве, которые стояли и работали в ночь аварии, сегодня у них, на самом деле, рана не заживает - не растет ни ткань, ни кожа. Это чернобыльская трагедия.

Лиля Пальвелева: Окончательное решение Верховный суд пока не принял. Юристы продолжат обсуждение вопроса 7 февраля.

Кирилл Кобрин: Однако вернемся к протестам против монетизации льгот. Центр поддержки профессиональных союзов и гражданских инициатив, объединяющий десятки профсоюзных организаций, численностью несколько миллионов человек, требует приостановить исполнение закона о монетизации и отставки правительства страны. Как заявил исполнительный директор Центра Юрий Миловидов, в противном случае будет принято решение о всероссийской забастовке протеста. Подробности в репортаже корреспондента Радио Свобода Михаила Саленкова.

Михаил Саленков: Руководство «Профцентра» создавшуюся в России ситуацию сравнивает с событиями 1905 года - первой русской революцией и "кровавым воскресеньем". По мнению исполнительного директора профцентра Юрия Миловидова, в результате последних действий центральной власти в стране все идет к всенародному восстанию.

Юрий Миловидов: В России зреет новая революция. К сожалению, к этой революции нас толкает наша безответственная, я бы сказал, нахальная власть. Мы же со своей стороны не стремимся ни к каким революциям. Нам нужна великая Россия, а не великие потрясения. Для нас великая Россия - это достойная жизнь абсолютного большинства граждан, высокое качество жизни, что должно выражаться, прежде всего, в высокой заработной плате, в реальной заработной плате, которая должна обеспечить это высокое качество жизни, европейское качество жизни, это пенсионное обеспечение, достойная пенсия и социальные гарантии государства.

Михаил Саленков: Одно из основных требований «Профцентра» повышение заработной платы бюджетников в несколько раз. Размер пенсий, по мнению Юрия Миловидова, должен составлять не менее 75 процентов от нормальной заработной платы.

Юрий Миловидов: Речь идет о качественном повышении заработной платы в 3, в 4, в 5 раз, одним словом, в разы. Не надо нас пугать инфляцией. Все просчитано, все проработано. Никакой инфляции в этом случае мы не ожидаем, ее и не будет. Просто уровень заработной платы у нас чрезвычайно низок. Во-вторых, мы ориентируемся на авторитетное мнение ООН, которая уже давно выработала рекомендацию всему цивилизованному миру, что минимальная почасовая заработная плата не может быть ниже 3 долларов в час, а это значит примерно 500 долларов минимальная заработная плата в стране. Деньги такие в стране есть. Их есть гораздо больше, чтобы обеспечить такую заработную плату и бюджетникам, и в производственной сфере. Забастовка - это цивилизованная форма борьбы, вполне предсказуемая и признанная во всем мире.

Михаил Саленков: Исполнительный директор «Профцентра» Юрий Миловидов заявил, что с нынешним правительством России договориться невозможно, поэтому профсоюзы требуют от президента Путина отправить кабинет министров Михаила Фрадкова в отставку. В «Профцентре» считают, что и Государственную Думу тоже нужно распустить, так как фактически это не самостоятельный орган власти, а всего лишь подотдел администрации президента.

Юрий Миловидов: Мы обращаемся к президенту страны: "Отправьте это правительство в отставку". На наших глазах правительство очень часто меняется. Мы быстро списываем на это правительство. Нас интересует новый состав правительства, ответственное правительство, которое выйдет к своему народу и скажет, что оно намерено делать. Но, прежде всего, что надо сделать, в чем мы не сомневаемся на сегодняшний день, - это приостановить действие Закона о монетизации льгот. Все нормально продумать и просчитать.

Михаил Саленков: 22 января представители профсоюзов соберутся на совещание в Москве, чтобы назначить дату съезда, на котором, по всей видимости, будет принято решение о всеобщей забастовке, если правительство и президент не согласятся с требованиями протестующих.

XS
SM
MD
LG