Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трудности на пути намеревающихся оказать благотворительную помощь пострадавшим в Беслане


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Андрей Шарый: Практика показывает, что люди или организация, намеревающиеся оказать благотворительную помощь пострадавшим от трагедии в Беслане, часто сталкиваются с искусственными трудностями. Руководитель Российского фонда помощи издательского дома "Коммерсантъ" Лев Амбиндер утверждает, что из-за равнодушия североосетинских чиновников пострадавшие от трагедии и их семьи лишились, по крайней мере, полумиллиона долларов пожертвований. Со Львом Амбиндером беседовал корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Олег Кусов: Глава Российского фонда помощи издательского дома "Коммерсантъ" Лев Амбиндер считает, что его структуру лучше называть иначе - "Читательский клуб". По задумке сотрудников "Коммерсанта", деньги пострадавшим должны идти напрямую. В задачу фонда входит только поиск нуждающихся. Лев Амбиндер и его коллеги отказались от распространенных прежде в России форм оказания помощи.

Лев Амбиндер: Кто-то решает за вас куда пойдут ваши деньги, считает, что они знают лучше. Может быть, действительно, они знают лучше, но мы же знаем и другую подоплеку этих комиссий - делят деньги, как хотят. На самом деле, потом оказывается, что несчастным, то есть родственникам жертв достается до 50 процентов в лучшем случае этих денег, а остальные непонятно куда ушли.

Когда мы создавали этот фонд в 1996 году, то замысел был такой - мы живем в стране, где никто никому не верит. Поэтому мы решили, что мы никакой не фонд, а мы как бы "Читательский клуб", так скажем, мостик между людьми, которые попали в беду, и людьми, которые хотят этим попавшим в беду помочь. Мы получаем письма. Мы эти письма отбираем, сортируем, а затем проверяем с помощью органов местной власти, отбираем те, которые как раз подходят для печати, по критериям наших читателей.

Олег Кусов: Сразу после кровавого штурма бесланской школы Лев Амбиндер отправился в Северную Осетию.

Лев Амбиндер: Так как там было жуткое количество пострадавших, больше тысячи, а мы в газете в состоянии опубликовать на одной странице максимум 50 счетов, при этом пишем, как зовут вдову, состав семьи, конечно, мы выбираем те семьи, где маленькие дети. Здесь на берегу в Москве мы определились, разговаривая с банкирами, с нашими читателями, что мы будем брать только семьи, в которых погиб кормилец, и семьи, где есть тяжело раненные в теракте дети, которым потребуется длительное восстановительное лечение. Деньги всем, конечно, нужны, но вот этим нужно в первую голову. Решили мы, обнародовали и поехали туда. Генеральный директор Издательского дома "Коммерсантъ" и главный редактор гарантировали мне, что две полосы дадут, такого еще не было никогда, то есть я мог опубликовать порядка 350 счетов. Я это изложил все местным властям.

Олег Кусов: Однако местные власти отнеслись к проекту "Коммерсанта", мягко говоря, равнодушно. Продолжает Лев Амбиндер.

Лев Амбиндер: Они все обещали и ничего не делали. Министр труда и соцзащиты просто бегала от меня, а списки-то пострадавших у нее были. Начальник отдела соцзащиты Беслана смотрела честно мне в глаза и говорила: "Мы все сделаем, что ни попросите", а при этом все срывалось, никто ничего не делал. Конечно, есть обычное желание чиновника управлять такими деньгами. Мне ничего не дали.

В итоге мне помогал кто? Мне помогала местная общественность, в лице учительского комитета. Это учительницы, оставшиеся без работы, помогали, сами пострадавшие, сами там бывшие. Мне помогали местные депутаты. Они там организовывали каких-то школьников, которые по моей просьбе бегали куда-то. Мне помогали милиционеры, вместе со мной сидели в паспортном столе. Мы прописки выбирали. Теперь по новому законодательству, для того чтобы открыть на кого-то счет в банке, в любом банке, а тем более в государственном "Сбербанке" требуется определенное количество паспортных данных. Где их взять? Первое. Надо было составить список. Мне и его-то не могли составить просто пофамильно. Второе, надо было найти их паспортные данные.

Олег Кусов: Тем временем, потенциальные благотворители обрывали телефоны в редакции "Коммерсанта", прося вывести их напрямую на пострадавших от трагедии. Пока сотрудники Издательского дома самостоятельно составляли списки, прошло время. Число благотворителей значительно уменьшилось. Лев Амбиндер считает, что из-за равнодушия североосетинских чиновников их же соотечественники, оказавшиеся в беде, не дополучили около полумиллионов долларов от благотворителей. Но свою работу он прекращать не намерен.

Лев Амбиндер: Если бы сегодня кто-то из ваших слушателей, или из наших читателей, я это не перестаю кругом говорить, сказал бы так, старина, давай так из этой 1200 человек, которые пострадали, ты выбрал вот этих. Во-первых, давай доберем еще 200 человек, которые точно также нуждаются по тому же отбору - это семьи, потерявшие кормильца, и семьи с тяжело раненными детьми, мы готовы перечислить на их счет 50 тысяч долларов, 2 миллиона рублей. Я брошу все, поеду и составлю эти списки. Я уже знаю механику, как это делать в том конкретно районе, на кого опираться, кто мне поможет в составлении этих списков. Я знаю, что меня руководство "Коммерсанта" поддержит 100-процентно.

Олег Кусов: По словам Льва Амбиндера, поток денежных переводов в Беслан резко сократился в конце прошлого года.

XS
SM
MD
LG