Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власти Петербурга начали репрессии против пенсионеров и участников митингов протеста


Программу ведет Виктор Резунков. Принимает участие член Консультативного совещания оппозиционных партий и движений Санкт-Петербурга, председатель Комитета единых действий Евгений Козлов.

Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях член Консультативного совещания оппозиционных партий и движений Петербурга, председатель Комитета единых действий Евгений Козлов. Власти Петербурга, похоже, начали репрессии против пенсионеров и участников митингов протеста. Уже начались первые задержания и скоро начнутся суды. Давайте послушаем репортаж корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина.

Дмитрий Казнин, Санкт-Петербург: На этой неделе «Петербургское гражданское сопротивление», куда входят оппозиционные партии, общественные организации и движения, обратилось к властям Петербурга и к правоохранительным органам города с заявлением, в котором выражается возмущение произволом милиции во время акций протеста. Подробнее об этом, председатель Петербургского отделения партии «Яблоко» Максим Резник...

Максим Резник: Избиение пожилых людей, попытка захвата активистов партий и вообще просто людей, которые активно участвовали в этих мероприятиях, которые, собственно, сама власть и спровоцировала своими экстремистскими решениями, все это иначе, как полицейским произволом назвать нельзя. Мы требуем прекращения этого, естественно, неповторения впредь, но, кроме того, мы требуем наказания виновных. В частности, 18-й отдел УБОП, 76-й отделение милиции, это те структуры, которые принимали непосредственное участие во всех этих репрессивных действиях. Мы считаем, что губернатор либо обманула участников встречи, потому что попытка захвата активистов "Яблока", допустим, случилась еще в момент встречи, на которой губернатор говорила, что никаких репрессивных действий не будет предприниматься… Либо она нас обманула, либо силовые структуры действуют самостоятельно, не подконтрольны губернатору, значит, она не может отвечать за их действия.

Дмитрий Казнин: Речь идет об избиении и издевательствах над пенсионеркой Галиной Толмачевой, которую, уже уходившую с митинга, у Смольного 17 января схватили милиционеры, увезли в 37-е отделение милиции, где, по словам пострадавшей, били ее и всячески издевались, пока она не потеряла сознание, и ее не пришлось увезти в больницу. Также, по словам активистов НБП, практически на каждой акции протеста сотрудники 18-го, антиэкстремистского, отдела УБОП, пытались задержать их. В итоге, в Петербурге были задержаны восемь нацболов, в Гатчине, под Петербургом - семь. Также утром 18 января на выходе из дома был задержан Владимир Соловейчик, член комитета Единых действий.

По словам Максима Резника, оппозиция будет и дальше требовать рассмотрения поставленных в заявлении проблем.

Максим Резник: Мы надеемся, что это был некий такой рецидив полицейщины, который не превратится в систему в связи с этими акциями. Кроме того, мы будем делать запрос депутатский от фракции "Демократическая" по поводу всего этого беспредела, соответственно, с требованием официального ответа, и уже по итогам ответа, возможно, предпримем действия по судебному и прокурорскому разбирательству.

Виктор Резунков: Евгений Александрович, вы пошли на встречу к Валентине Матвиенко в Смольный, в это время начали избивать, пытались задержать представителя "Яблока". Вы, вообще, ждали что-то от этой встречи? По-моему, с властью уже бесполезно о чем-либо договариваться. Валентина Матвиенко сидела, говорила очень много, не позволяла вам вставить даже слово. В конечном итоге это ничем так и не закончилось.

Евгений Козлов: Нет, я думаю, вы слишком категоричны, потому что все-таки был диалог. Вначале, минут 15 был монолог, но потом мы перешли в рабочий режим обсуждения проблем. Я думаю, что как бы мы ни относились к власти, но власть - это реальность, и диалог необходим. Тем более что реально и губернатор, и наша местная законодательная власть могут смягчить немного положение, в которое поставили федеральные власти петербуржцев. Я не согласен с тем, что мне не давали слова. Выступали все участники переговоров, я тоже мог изложить свою точку зрения.

Виктор Резунков: Смотрите, вы все-таки предъявили среди 10 требований некоторые политического рода. Это - открыть телепрограмму на питерском телевидении, и непосредственно от администрации потребовали, чтобы они направили письмо в защиту арестованных членов Национал-большевистской партии. Как вы думаете, все-таки эти требования могут быть исполнены?

Евгений Козлов: Я очень сомневаюсь именно по этим требованиям. Но они являются важнейшими. Я знаю, что нас могут упрекать в политической спекуляции, что мы на страданиях стариков какой-то капитал стремимся приобрести, те партии и движения, которые подключились. Но события января показали, что есть одна, на мой взгляд, даже более важная проблема, чем проблема монетизации льгот, это проблема взаимоотношения власти и общества. Естественно, что мы хотим создать гарантии того, чтобы отношения были нормальными, а это отсутствие политических преследований, которые мы сейчас видим, это свобода печати, прежде всего электронных средств массовой информации, это постоянный диалог с властью. Если Валентина Ивановна выполнит свои обещания в части постоянных встреч с оппозицией, это уже будет некоторый шаг. Что касается телевидения, вы знаете, что телевидение - самое мощное средство манипулирования сознанием масс. Я думаю, что тут под всякими предлогами, что власть не может нарушать независимость телевидения, она не пойдет нам на встречу. Но мы будем требовать.

Виктор Резунков: Сразу после начала митингов, моментально появилась информация, ее поддержали многие представители власти, что практически все они были организованы чуть ли не олигархами, либо политическими экстремистскими партиями, конкретно никто не называл. Вы входите в Консультативный совет и непосредственно вас можно подозревать в организации этих митингов. Организовывали вы эти незаконные митинги?

Евгений Козлов: Давайте я вам расскажу, как было дело, и выводы пусть сделают наши слушатели. Прежде всего, я думаю, надо обратиться к той Галине Михайловне Толмачевой, о которой шла речь в репортаже, она считается деятелями из 18-го отдела одной из организаторов этих митингов. Да, она их организовывала, она обзвонила 600 человек, приглашая их на несанкционированный митинг к Смольному, но она не входила и до сих пор не входит ни в какие структуры. Это обычная, рядовая наша пенсионерка, но очень энергичная женщина, интеллигентная женщина, несколько раз выезжавшая в Германию к своим детям, встречавшаяся с той же Валентиной Ивановной в передаче "Общественный диалог", разочарованная невыполненными обещаниями власти.

Что касается нас, то 9 января мы проводили митинг по случаю 100-летия революции, и к нам пришло более 100 пенсионеров, и они стали нас звать на поддержку и почему мы, как общественная организация, защищающая права граждан, должны были оказаться в стороне и сказать: "Это ваши проблемы, а мы не участвуем"? Мы участвовали, конечно. Но мы прежде всего подали официальные заявки. Тут еще проблема с этими длинными каникулами, до 10 января мы не могли просто обратиться в канцелярию Смольного, как и все остальные, даже та пенсионерка, о которой я говорил. Поэтому власть организовала эти акции своими глупыми и безнравственными, бесчеловечными мерами.

Я хочу отметить, что события показали, насколько вырос уровень гражданской активности нашего общества, питерского общества. Люди уже не поддаются на те манипуляции, на то зомбирование сознания, которым они подвергались и много-много лет назад, и в последние 15 лет, они очень критичны, и у них есть опыт. Этот опыт реализовался в последних действиях.

Слушатель: Здравствуйте! Вас беспокоит из Москвы Софья Александровна. Я человек больной, практически не выхожу из дома и наблюдаю, слушаю только вас, телевизор. Газеты, естественно, я не читаю. И хочу вам сказать, что я в ужасе от того, что происходит в нашей стране. Могу сказать вам из своих наблюдений: пока народ спит и не проснется, ничего в этой стране не произойдет. Те люди, которые стоят у власти, ничего хорошего для народа делать не будут. И то, что они говорят, что кто-то кого-то организовал, то никто никого не организовывал. Я, человек, сидящий дома, и то вижу, что это все стихийно из-за того, что народ уже прогнил полностью. Неужели они этого понять не могут, что назревает то, что их сметут?! Они нас уничтожают. Ну, уничтожат они нас. Кто же их будет обслуживать?

Слушатель: Евгений Александрович, в газете я прочитала такое сообщение, что в бюджет заложено 858, 5 миллиона рублей на транспортные расходы депутатов и чиновников. Это достаточно огромная сумма, но депутатам предложили монетизацию, то есть заплатить за бензин и водителя, что сэкономит 90% от этой суммы. 22 депутата проголосовали "за", остальные - "против". Там еще было такое сообщение, что обслуживание одной машины обходится в 150 тысяч рублей в месяц. Как в газете было, так я и говорю. Мне хочется спросить: что же наше законодательное собрание, разве там не наши дети работают, мужья, братья, сестры, почему законодательное собрание так себя ведет? Что Валентина Ивановна обманет, для меня это не тайна была, я так и предполагала. Меня, конечно, возмущает и милиция, там тоже вроде наши родственники. Разве не их матерей обидели?

Евгений Козлов: Вопрос большой, сложный. Я начну с тех денег, почти миллиарда рублей, которые идут только на транспортное обслуживание наших депутатов. Кстати, мы об этом говорили и на встрече с губернатором, об источниках финансирования. Здесь опять скрывается лицемерие наших всех ветвей власти, и законодательной, и исполнительной. Они отменили льготы для населения, но оставили льготы для себя, это первое. Второе, те деньги, которые идут на обслуживание служебных машин, эти деньги идут фактически впустую, поскольку многие этими служебными машинами не пользуются или за них пользуются в каких-то частных целях. Мы еще один раскрывали источник финансирования, это закон о государственной гражданской службе в Санкт-Петербурге, это еще 300 миллионов рублей, которые можно было бы отдать пенсионерам, потому что с 1 января, по-моему, этот закон уже заложен в бюджете на 2005 год, и там предусматривается повышение должностных окладов и различных надбавок всем чиновникам Санкт-Петербурга.

Нас упрекают, что мы являемся транспортным лобби, но действительно, пострадали, как я услышал сегодня из обзора газет, именно транспортные компании. А мы еще в прошлом году несколько писем писали чиновникам, губернатору, что нужно эти выпадающие расходы все-таки компенсировать, закладывать в бюджет. То есть получается, что транспортные компании борются с теми, кто выступает в их интересах, якобы они организовали те события, которые ударили по карману. Но тут явно не вяжется одно с другим. А что касается милиционеров и депутатов и что они наши родственники, да, я хочу сказать, что большинство милиционеров в ходе этих событий с пониманием относилось к нашим требованиям, к нашим выступлениям. Что касается депутатов, ни один из них фактически не вышел. Я говорил, что общество повзрослело, но от таких иллюзий, что чиновник, что депутат будет служить своим родственникам, а значит, своему народу, я думаю, надо избавляться. Нынешняя система формирования органов власти отбивает эти иллюзии.

Виктор Резунков: Мы говорили в начале нашей беседы о взаимоотношениях между обществом и властью. Сейчас Партия пенсионеров заявила, что ждет новой волны протестов из-за льготных лекарств. Большинство митингов, уже санкционированных, намечено в Петербурге, начиная с 25 января. Вот дадут эти льготные карточки для проезда пенсионерам, на этом же все может успокоиться, сойти на нет или вы считаете, что это не так?

Евгений Козлов: Это тоже очень важный вопрос. Мы сейчас стараемся максимально пообщаться с нашими стариками, ветеранами, льготниками, выяснить их настроения. Те звонки, что были мне вчера, свидетельствуют о том, что эти люди уже не могут успокоиться. Они с самого начала выдвигали более радикальные требования, чем те уступки, на которые идет власть. Главное из этих требований (все остальное - механизмы, частности) - это повышение пенсии, чтобы она обеспечивала достойную жизнь. В тех требованиях, что мы передали губернатору, мы, как минимум, требуем повышения базовой части пенсии с 600 до 3000 рублей.

Виктор Резунков: Но власти неоднократно заявляли, что денег нет у них.

Евгений Козлов: Я думаю, не нам с вами объяснять, и народ уже давно знает, что деньги у них есть, есть стабилизационный фонд, есть профицит федерального бюджета 600 с лишним миллиардов рублей. Я не буду все возможности перечислять. Более того, я знаком с некоторыми комментариями, что готовы в принципе и больше заплатить, если будут продолжаться эти народные волнения. Тогда встает еще один важный вопрос: а почему, имея деньги, они пошли на эти меры, подняли общество... Но они не ожидали, конечно, что поднимется население, причем, самая такая забитая, униженная, с их точки зрения, часть населения, быдло, как сами о себе иногда говорят пенсионеры, исходя из оценок, которые в их адрес они слышат. Так вот, я думаю, что это связано с проблемой вступления России в ВТО, о чем пока не говорят, и с проблемой приватизации всего социального сектора, потому что льготы и приватизация - вещи несовместимые. Поэтому они так решительно настроены, а это значит, что они будут порождать дальнейшие протесты.

Виктор Резунков: В конце января должны будут получить все жители города уже бумажки с сообщением, кто сколько должен за квартиру по новым расценкам. Это тоже может...

Евгений Козлов: Я сегодня уже получил, на 300 рублей в январе я заплачу больше, чем в декабре.

Виктор Резунков: Евгений Александрович, начнутся сейчас, к примеру, опять массовые митинги, опять Валентина Матвиенко пригласит вас за стол переговоров. Когда вы уже пойдете, вы будете ей верить?

Евгений Козлов: Я вспоминал в связи с последними событиями опыт переговоров с Вьюгиным Виктором, когда мы создавали передачу "Голос оппозиции", в 1992 году мы ее, кстати, создали. Тогда я вел переговоры с бывшими советскими диссидентами, и они тогда меня научили, что с властью нужно исходить из принципа Солженицына: не верь, не бойся, не проси, только требуй, только тогда власть пойдет на уступки.

Виктор Резунков: У вас готовы требования?

Евгений Козлов: Требования у нас готовы и социально-экономические, те 10 пунктов, что мы передали губернатору, и те требования, под которыми подписалось Консультативное совещание. Я думаю, что на митингах мы примем конкретные резолюции и по поводу лекарств, и по поводу курортного обслуживания, здесь тоже много неправды, как вы знаете, и по поводу отсрочек в армию. То есть получается так, что сейчас власть впервые залезла в карман почти всех слоев населения. Они фактически создают объективно базу для объединения всех этих слоев населения для борьбы с властью.

Виктор Резунков: Вы поставили какие-то временные рамки непосредственно администрации Петербурга в удовлетворении ваших требований?

Евгений Козлов: Не все конкретные вопросы удалось разрешить, потому что у нас было ограниченное время - один час. Меня удивило, что, оказывается, для оформления протокола наших переговоров потребуется двое суток. Я еще до сих пор не имею ответа из канцелярии и сейчас поеду туда за этим ответом. Но эти сроки обозначены датами наших митингов, как вы сами сказали, 25, 26, уличное шествие 29-го. Если власти не выполнят свои обещания к этим датам, то, я думаю, у нас будет возможность уже более жестко и в более конкретные сроки потребовать на этих митингах выполнения обещаний.

Виктор Резунков: Этот закон N122 о монетизации социальных льгот в принципе только одно из тех многочисленных требований, один из тех многочисленных законов, которые сейчас действуют и в Петербурге, разумеется, тоже, которые вызывают у вас возмущение и протест? Вы очень много участвуете в плане защиты жителей от уплотнительной застройки, ваши постоянные информационные сообщения об этом зачитываются и Радио Свобода, в частности. Как бы вы охарактеризовали в целом картину, что вызывает, по вашему мнению, наибольший протест в деятельности администрации?

Евгений Козлов: Опять большая тема. Сам стиль взаимоотношений прежде всего. Вы знаете, с чего началось? Валентине Ивановне все-таки многие поверили, когда она шла на выборы. Она приезжала к пенсионерам в те же районы конфликтов, давала обещания, они протоколировались, потом шли письма, люди надеялись, что получат личный ответ. Ответов от нее лично не было. Все эти или многие обещания ушли в песок. Наступило разочарование некоторое и в Валентине Ивановне, и в целом во власти. И люди уже требуют, чтобы были найдены какие-то механизмы взаимоотношений общества и власти, реализация их требований, формулирование четкое их требований. А вот если мы найдем эти механизмы, мы решим проблему и пенсионеров, и ТСЖ, и уплотнительной застройки, и студентов. У меня сейчас нет возможности раскрыть весь спектр. Я с вами согласен, что в феврале - в марте самой главной будет жилищная проблема, это связано не только с повышением коммунальных платежей, но и с тем, что меняется вся система взаимоотношений жильца с властью в этом вопросе, и власть пытается повесить на жителей все заботы о его доме под флагом того, что все мы должны быть собственниками, должны заботиться о своей собственности, даже если это разваливающийся дом, который уже не подлежит никакому ремонту.

Слушатель: Иван из Москвы. Во-первых, я узнал, что вы доктора Рошаля наградили большим званием, хотелось бы его поздравить от всех москвичей и, вообще, от всех людей. Валентина Матвиенко, будучи вице-премьером, обещала, что будут на лекарства оптовые и розничные цены опубликованы в аптеках, она клялась в этом.

Евгений Козлов: Проблема лекарств очень важна. Я хочу предупредить, что я не специалист по всем конкретным проблемам, по образованию я историк, но общественная деятельность заставляет вникать. Действительно, требование государственного регулирования цен - это одна из тех мер, которая вызывала недоверие к Валентине Ивановне. Оно, по-моему, не выполнено. Я знаю также о том, что тот перечень льготных лекарств, который опубликован от имени правительства, не соответствует тому перечню товарных наименований этих лекарств, который есть в аптеке. Тут возникает опять та же нервотрепка, необходимо доказывать, что это именно то лекарство. Я уже не говорю обо всех сопутствующих вопросах, которые на больных людей всегда оказывают очень сильное воздействие. Мы будем отслеживать все эти ситуации, привлекать самих пенсионеров, они лучше нас разбираются в этих проблемах, чтобы они сформулировали понятные, ясные и конкретные требования к власти в этом вопросе.

Виктор Резунков: Валентина Матвиенко на самом деле много что обещала. Выборы она выиграла в большой степени тоже за счет обещаний. Обещала, что не будет вырубать деревья для уплотнительной застройки, вообще будет введен мораторий, и буквально чуть ли не на следующий день после выборов начали вырубать скверы. Вопрос не в этом. Я бы хотел вас спросить вот о чем. Сейчас некоторые эксперты и политологи заявляют, что на самом деле определенные проблемы возникнут, когда не пенсионеры, а студенты начнут участвовать в таких митингах протеста, это будет более радикальное явление. Что вы думаете? У вас какие-то контакты со студенческими организациями существуют?

Евгений Козлов: Прежде всего я сам преподаватель в Технической академии. Сейчас студенты одни на сессии, другие уже гуляют на каникулах, поэтому их внимание отключено, как вы понимаете, от этих проблем. Но я знаю, что с 1 января льготная карточка для студентов стоит уже не 100 рублей, как раньше, а 300. И при наших стипендиях в 480 рублей это очень больно бьет по студентам. Я знаю, что проблема отсрочки в армию - это очень больная проблема. Я знаю, что есть проблема трудоустройства и произвол работодателей, когда они эксплуатируют молодых ребят, которые вынуждены вместо учебы работать, платят им нищенские зарплаты или вообще обманывают и не платят. Это все темы, по которым мы можем найти общий язык со студенчеством. Есть, конечно, контакт с отдельными студенческими организациями.

XS
SM
MD
LG