Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественный контроль над деятельностью милиции


Программу ведет Светлана Толмачева. Принимает участие правозащитник, руководитель общественной организации "Архив Отписка" Александр Ливчак.

Светлана Толмачева: Сегодня гость екатеринбургской студии Александр Ливчак, руководитель общественной организации "Архив Отписка". Александр Борисович, мы продолжаем рассказывать нашим слушателям о том, как идет ваша работа по созданию общественного контроля над деятельностью милиции. Хотя многим эта идея кажется сплошной утопией, понемногу в этом направлении вы все-таки движетесь. С этим я даже хочу вас поздравить. Совсем недавно вы издали, если не ошибаюсь, четвертую брошюру из серии "Как я тягался с ментами". Можно ли вкратце рассказать, какие материалы в этот сборник вошли?

Александр Ливчак: Последняя наша брошюра посвящена серовскому процессу, она называется "Дело о милицейском рэкете". В Серове у нас два дела было больших. Одно - по гибели задержанного городской милицией. А недавно вступило в законную силу решение по транспортной милиции, где сотрудники занимались рэкетом и избивали предпринимателя, который отказывался им платить, который осмелился подать жалобу на действия милиционеров.

Светлана Толмачева: А с какой целью эти брошюры вы издаете, кто их читает?

Александр Ливчак: Эти брошюры мы издаем с целью, чтобы жалобы на милицию рассматривались не под ковром где-то, не втихую, а чтобы они рассматривались публично. В этом основной рычаг нашего давления: мы делаем эти процессы гласными. Это единственное, что мы можем делать, но это очень эффективно. Читают их очень многие люди. Мы их рассылаем журналистам, правозащитникам, в правоохранительные органы, в библиотеки, особенно студенческие. И отклик на них довольно бурный. Когда мы были последний раз в Серове, выезжали туда большой командой, у нас был такой правозащитный десант в декабре месяце, там было очень бурное обсуждение, и у нас эти брошюры расхватали. Ну, и отклики... Причем, отклики в том числе от самих "оборотней в погонах". Нашего уполномоченного по правам человека Татьяну Мерзлякову они буквально завалили жалобами, что мы вмешиваемся в процесс следствия, публикуя эти материалы. Это значит, что они боятся, что эти брошюры (а мы и в газетах публикуем, и на радио, в том числе на Радио Свобода, на телевидении выступаем) все-таки имеют значение и они заставляют прокуратуру и суд как следует исполнять свои обязанности.

Светлана Толмачева: Думаю, что постоянные слушатели знакомы с Александром Борисовичем. В прошлом году мы не раз беседовали в эфире. Тем не менее мой коллега Олег Вахрушев готов напомнить историю "Архива Отписка" и его создателя.

Олег Вахрушев: Александр Борисович Ливчак родился в 1946 году, образование высшее, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Уральского государственного университета. Заинтересовался правозащитным движением в конце 80-х, последние 2 года составляет собственный архив отписок из правоохранительных органов. В 2002 году Александр Ливчак был задержан сотрудниками Октябрьского РУВД Екатеринбурга якобы за хулиганство. Ливчак подал в суд на сотрудников милиции и доказал, что был задержан незаконно, а его подпись в протоколе была сфальсифицирована. Из Главного управления внутренних дел свердловской области пришло уведомление, что «сотрудники, виновные в правонарушении, привлечены к дисциплинарной ответственности». Но Ливчак на этом не остановился. Он решил создать группу общественного контроля, чтобы сократить количество правонарушений в органах внутренних дел. В 2004 году при содействии правозащитника жалобы четырех граждан свердловской области дошли до суда. Во всех случаях сотрудники милиции признаны виновными в нарушении прав граждан.

Светлана Толмачева: Александр Борисович, в конце прошлого года вы ходили по вузам Екатеринбурга, где есть юридические факультеты, и пытались уговорить студентов, чтобы они начали сотрудничать с вами для того, чтобы у них была практика какая-то юридическая, а для вас это была бы реальная польза, как раз появился бы тот самый общественный контроль над деятельностью милиции, появилась бы та самая группа, которую вы уже два года пытаетесь создать, безрезультатно, насколько мне известно. А что вы предлагали будущим юристам?

Александр Ливчак: Не все сразу. Я не думаю, что это уж совсем безрезультатно. Мы это делаем постепенно... Мы предлагаем будущим юристам две вещи. Во-первых, сбор информации, для нас это очень важная проблема, особенно в молодежной среде. А во-вторых, непосредственное участие в нашей работе. Помаленьку молодые юристы втягиваются, правда, не студенты, а уже постарше ребята. Мы думаем, что мы втянем и студентов. Проблема, конечно, в деньгах. Ребята нам прямо сказали: будете платить, будем работать. А задаром нынешние студенты работать не хотят. Но постепенно у нас и деньги появляются, потому что проблема эта важная и грантодатели осознают ее важность. Сейчас у нас уже появились деньги и мы можем и материально стимулировать тех, кто будет участвовать в нашей работе.

Светлана Толмачева: Известно ли вам, в других регионах России идет подобная работа?

Александр Ливчак: Да. Этот вопрос очень животрепещущий во всех регионах и, насколько я знаю, эта работа идет и в других регионах. Этим активно занимается фонд "Общественный вердикт". Я знаю, что у них в 9 регионах есть партнерские организации. Скоро мы поедем встречаться с этими ребятами, посмотрим, что они делают.

Светлана Толмачева: Вы сейчас в каких отношениях с ГУВД Свердловской области находитесь? Поддерживают ли вашу идею сотрудники милиции, пускают ли вас туда, куда вы хотите прорваться, или к вам по-прежнему относятся как к чудакам, как к людям, предлагающим что-то несерьезное и утопичное?

Александр Ливчак: Во-первых, я хочу уточнить саму идею. Мы, конечно, не собираемся контролировать работу милиции в полном объеме. У милиции есть секреты, и они должны быть секретами на самом деле. Это, во-первых, тайна следствия, во-вторых, работа с агентурой, всякие оперативные планы и так далее - мы туда, конечно, лезть не собираемся. У нас задача очень узкая. Во-первых, мы хотим работать с жалобами на милицию, а во-вторых, мы хотим добиться посещения мест содержания задержанных, чтобы смотреть, чтобы там не было окровавленных людей, чтобы им выдавались протоколы о задержании, чтобы их заносили в книгу задержанных, чего, к сожалению, сейчас не делается. И именно это позволяет милиции злоупотреблять служебным положением, в частности - пытать задержанных и нарушать их права по-другому.

Что касается отношения милиция, тут идет как бы такой колебательный процесс. По большей части раньше они просто отмалчивались на наши предложения. Теперь мы говорим: "Ладно, если вы не хотите с нами сотрудничать, мы будем каждый случай нарушения прав задержанных публиковать, причем публиковать широко", - и они вроде бы зашевелились. У нас пока идут переговоры на низовом уровне с сотрудниками, мы готовим предложения, и у нас есть надежда, что и руководство наконец-то откликнется на наши предложения. Наибольшее понимание мы встречаем не в областном, а в головном управлении МВД по УрФО - там вроде бы с нами уже хотят сотрудничать. Но процесс этот, конечно, медленный. И тут спешить, может быть, и не надо, чтобы не навредить делу.

Светлана Толмачева: И наш слушатель хочет задать вопрос Александру Борисовичу. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Альберт Александрович, Москва. Мне хотелось мнение высказать. Для милиции все-таки соблюдение закона является основным в ее деятельности, а мы все, граждане, должны быть законопослушными. А общественный контроль за милицией - это понятие аморфное, абстрактное, расплывчатое. По-моему, самое главное - государственный контроль над милицией и самоконтроль.

Александр Ливчак: Очень интересный вопрос - о соотношении государственного и общественного контроля. Я должен сказать, что если бы государство нормально контролировало милицию, то, возможно, общественный контроль не был бы нужен. Но мы сплошь и рядом видим, что государство милицию практически не контролирует, и в этом вся проблема. Как раз в нашей книжечке мы описываем, как государственные чиновники, в том числе и высшие руководители нашей области, идут на прямой подлог, на лжесвидетельство, что угодно, лишь бы прикрыть преступления своих подчиненных. И прокуратура тоже, если не подключается общественность, стремится это дело спустить на тормозах или как-то полюбовно разрешить этот конфликт. Даже если дело кончилось трупом гражданина, это похоронят потихоньку, как неопознанного, и все - это мы наблюдали и в Серове, и в других местах.

Светлана Толмачева: Действительно, это была одна из реальных историй, когда дошла до суда в прошлом году. Может быть, подробнее на ней остановимся, Александр Борисович? Расскажите, в чем было дело.

Александр Ливчак: В милиции погиб задержанный. Пользуясь тем, что он когда-то раньше был наркоманом, было объявлено, что он погиб от передозировки наркотиков. Причем мать не знала ничего, родственникам не сообщили, она совершенно случайно узнала, что сын ее погиб, побежала в морг, успела до похорон (они хотели тайком похоронить). Она увидела, что он весь избитый, кости у него переломаны, и начала выяснять, что же произошло в милиции. Полтора года и прокуратура местная, и милиция буквально над ней издевались, смеялись ей в лицо, причем эти же самые ребята, которые были виновны в его гибели. Один из них потом уволился по собственному желанию, два других продолжали исполнять свои служебные обязанности, а от нее отмахивались, как от назойливой мухи.

Светлана Толмачева: То есть никакие ее жалобы к рассмотрению не принимались?

Александр Ливчак: Нет, там сразу же или отказывали в возбуждении уголовного дела, потом все-таки, благодаря ее упорству, возобновили уголовное дело, тут же приостановили... Это тянулось полтора года, основные доказательства были утеряны за это время. И только когда подключилась пресса, правозащитники, когда в эфире появилась кассета с записью пыток, которым подвергался этот парень в милиции, тогда вот прокуратура зашевелилась, довела дело до суда, и сейчас трое следователей уже сидят в заключении.

Светлана Толмачева: Это уникальный случай, когда допрос записывался на видеопленку, и видеопленка каким-то образом попала к журналистам. В других случаях доказать ничего невозможно.

Александр Ливчак: Конечно, и в этом вся проблема, что ничего невозможно доказать. Как происходит служебное расследование в милиции? Начальство опрашивает ребят, которых обвиняют в пытках, и они говорят: "Да нет, мы никого не пытали, все было нормально". И они пишут парню, у которого сломан нос или еще что-нибудь, что ничего не было, "ты сам где-то упал и сломал нос, наверное". Вот этим кончается служебное расследование. Примерно так же поступает и прокуратура.

Светлана Толмачева: Еще есть звонок от наших слушателей. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Александр Викторович, я из Санкт-Петербурга. Я хотел сказать, что милиция ведь отмалчивается и не только по этому поводу, когда нужно дать честный ответ по преступлениям своих сотрудников. Как заставить их дать ответ письменный и тем более добиться наказания виновных сотрудников?

Александр Ливчак: Вот нужно обращаться к правозащитникам, обращаться в прессу, чтобы вокруг этого дела подняли шум. Когда поднимается шум, когда к делу подключается пресса, тогда прокуратура работает нормально. Прокуратура должна контролировать милицию, но по сути дела это родственные организации, они тесно связаны и по работе, и в быту, особенно в маленьких городах (муж работает в милиции, а жена - в прокуратуре), сотрудники часто переходят из прокуратуры в милицию, и они совсем не хотят ссориться со своими друзьями.

Светлана Толмачева: Сами сотрудники внутренних дел часто негативно отзываются о нынешнем положении дел в милиции. Исправит ли в этом случае ситуацию общественный контроль?

Александр Ливчак: Да, я думаю, что это единственная надежда наша, что мы с помощью честных людей среди действующих и бывших работников милиции добьемся все-таки изменения положения. Потому что никакого другого пути я не вижу. Государству нужно, чтобы граждане боялись милицию больше, чем бандитов.

Светлана Толмачева: Александр Борисович, как вы считаете на собственном опыте, общественный контроль - это все-таки утопия или есть какие-то реальные примеры в той же самой Свердловской области, когда общественный контроль действительно работает?

Александр Ливчак: Примеры, конечно, есть. Вот те дела, за которые мы брались, те дела, к которым подключалась общественность и пресса, мы выигрывали. Мы за год посадили около десятка милиционеров, работаем и не чувствуем, что тут дело безнадежное. Работать надо, а там посмотрим, как получится. Я не берусь делать глобальные политические прогнозы, но то, что можно, мы делаем, и я считаю, что это нормальная гражданская позиция.

Светлана Толмачева: Сейчас идет укрепление вертикали власти, и милиция тоже пытается как-то соответствовать моменту. Не думаете ли вы, что в этом году вам будет гораздо сложнее поднимать шумиху вокруг милицейских дел, просто люди будут бояться к вам приходить, потому что будут чувствовать еще большую угрозу от тех людей, от которых они пострадали?

Александр Ливчак: Конечно, это бывает, что люди боятся, что люди отказываются от наших услуг, что человек рад, что он хотя бы живой выбрался из милиции, и единственная мысль у него - чтобы больше туда никогда не попадать. Это бывает. Но, тем не менее, народ у нас все-таки не стадо баранов, и есть люди, готовы постоять за свои права. А может быть, чем больше будет конфликтов властей с народом, тем больше народу будет подключаться к этой борьбе. Вот сейчас посмотрите, как пенсионеры встали на свою защиту.

Светлана Толмачева: Скажите, как о вас узнают люди, каким образом вы привлекаете к себе людей? Вы же не афишируете свою деятельность, не даете объявления об этом.

Александр Ливчак: Вот, например, я выступаю сейчас по радио. Могу телефон назвать - 217-88-75. Звоните.

Светлана Толмачева: Это телефон екатеринбургский. Но вам могут позвонить люди и из других регионов России, попросить помощи, что тогда?

Александр Ливчак: Обращайтесь в "Общественный вердикт", во многих регионах есть представительства этого фонда. Я, к сожалению, наизусть эти телефоны не знаю, но ищите правозащитников и обращайтесь к ним. Обращайтесь к уполномоченному по правам человека. Мы, например, в Екатеринбурге, в Свердловской области очень тесно сотрудничаем с Татьяной Мерзляковой, и это очень эффективная работа получается.

Светлана Толмачева: Как много сейчас у вас обращений от граждан с жалобами на сотрудников милиции?

Александр Ливчак: Сейчас у нас в производстве 15 дел.

Светлана Толмачева: Александр Борисович, вы каким-то образом рассказываете людям о своих правах? Люди представляют себе, как может возникнуть конфликтная ситуация, к ним подойдет сотрудник милиции, и единственное, в чем они видят свое право, - это спросить удостоверение. Что делать дальше, как отстаивать свою точку зрения, если они считают, что они правы, люди не представляют себе, они этого не знают. Что делать для того, чтобы ликвидировать эту безграмотность?

Александр Ливчак: У нас бывают презентации в вузах, мы регулярно и в прессе рассказываем о делах, которые находится у нас в производстве, о делах, в которых мы принимали участие. И стараемся обратить внимание граждан именно на то, что здесь было нарушено их право прямо на конкретных примерах. Я написал по своим личным "приключениям" в милиции брошюрку, сейчас уже четвертое издание ее вышло, и там я расписываю, где какая статья была нарушена, как должна была вести милиция себя в той или иной ситуации. К сожалению, и милиционеры тоже совершенно не знают своих прав, а думают, что если у них есть удостоверения, то им все можно.

Была у нас такая инициатива - вывесить плакаты с кратким перечнем прав задержанных в дежурных частях, в вытрезвителях и так далее, мы ее постараемся реализовать.

Светлана Толмачева: А сотрудники правоохранительных органов уже в курсе этой инициативы? Они уже дали какое-то заключение по этому поводу, можно или нельзя?

Александр Ливчак: Да, они у нас даже взяли эти плакаты. Сначала они сказали, что у них нет денег на печатание этих плакатов. Мы их напечатали на свои деньги, принесли им, они взяли. Но вот вывесили или нет - мы еще не проверяли.

Светлана Толмачева: Вы сказали, что сейчас у вас на руках 15 жалоб, вы над ними работаете. Какой ближайший судебный процесс назревает?

Александр Ливчак: Ну, вот завтра в областном суде будет рассматриваться дело, Чистякова, по-моему (я фамилию точно не помню), обвиняют в том, что он в вытрезвителе покалечил человек. Человек просил позвонить домой - это его святое право при административном задержании, а его начали бить, в результате чего у него наступил разрыв печени. Это дело завтра будет рассматриваться в областном суде - кассационная жалоба, адвокат Бабин, очень хороший адвокат, который с нами сотрудничает, ведет это дело.

Сейчас в Ленинском суде рассматривается другое дело - там обвиняемые - сотрудники городского изолятора временного содержания, они обвиняются в том, что забили задержанного до смерти. У него было расстройство здоровья, и ему нужен был врач, а вместо того, чтобы вызвать врача, они его решили "полечить домашними средствами", то есть дубинками, в результате чего он умер.

Светлана Толмачева: И на этих судах вы будете присутствовать лично. У меня складывается впечатление, что вы один в поле воин. От общественной организации "Архив Отписка" везде фигурирует только Александр Ливчак. Действительно ли в этой организации работаете вы один?

Александр Ливчак: Нет, нас целая группа. Глеб Эделин очень активно нам помогает, Владимир Шаклеин, Попов Владимир Иванович, а также сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека Вахрушев.

Светлана Толмачева: Да, наверное, помощников добровольных у вас много. В наступившем году из ваших больших планов что еще можно назвать? Я понимаю, что ваша главная задача - работа по доведению жалоб граждан до суда, но, тем не менее, что вы хотите достичь в 2005 году, если мы говорим о развитии вашей идеи общественного контроля над деятельностью милиции?

Александр Ливчак: В этом году в конце февраля мы проводим областную научно-практическую конференцию "Пытки в милиции". Мы будет проводить ее совместно с Гуманитарным университетом, с которым мы успешно сотрудничаем. И я хотел сказать еще о помощи британского консульства, которое все эти наши проекты финансирует. Конечно, большой вопрос - почему защищать российских граждан от российской милиции нужно на британские деньги, но мы им очень благодарны.

Светлана Толмачева: Спасибо вам, Александр Борисович, что вы поделились своими планами на этот год.

XS
SM
MD
LG