Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

60-я годовщина освобождения лагеря смерти Освенцим


Арслан Саидов: 27 января человечество отметит 60-ю годовщину освобождения лагеря смерти Освенцим. Практически вся текущая неделя проходит под знаком памяти об этой дате, о тех чудовищных преступлениях германского нацизма, символом которых Освенцим является. Этой годовщине целиком посвящен очередной выпуск еженедельной передачи Европейский дом. Слово автору и ведущему этой передачи Ефиму Фиштейну.

Ефим Фиштейн: Со мной в студии мой редакционный коллега Владимир Тольц.

Владимир, чем непримечательное польское селение Освенцим стало синонимом самого чудовищного преступления в истории человечества? Почему?

Владимир Тольц: Если говорить об Освенциме, то здесь произошло какое-то удивительное, уникальное соединение старых довольно-таки человеконенавистнических идей по уничтожению отдельных народов, рас, групп этнических с идеей 20-го века, с механизацией процесса, с решением проблемы в индустриальных масштабах.

Ефим Фиштейн: Настойчиво напоминать об Освенциме важно еще и потому, что слишком многие молодые россияне об этой странице истории знают непростительно мало. Вот опрос на улицах Тюмени.

Житель Тюмени: Лагерь для репрессированных. Что был такой лагерь, это я в курсе, а в подробности не вникала никогда.

Житель Тюмени: Я как бы не знаю об этом ничего. Знаю о фашистах, скинхедах, что у нас в стране.

Житель Тюмени: Вы имеете в виду концлагерь? Много там погубили во времена Второй мировой. Я думаю, все мучения, которым там подверглись узники этого концлагеря, откроются где-нибудь в 2050, если не позже, году, все подробности.

Ефим Фиштейн: Все меньше становится тех, кто ужасы Освенцима пережил и может выступить в роли очевидца. Вот рассказ одного из них.

Узник Освенцима: Кто-то из женщин кинул кусочек хлеба. Все набросились на этот кусок хлеба. Кому они бросили хлеб? Мне или кому-нибудь другому, я не знаю. В эту самую кучу и я попался. Я один еврей, а остальные там были разной национальности. И вот они меня выбрали, и без всякого стали избивать - и гестаповцы, и эсесовцы, охрана, прикладами, нагайками, и капо, и помощники капо. Все меня избивали, все.

Ефим Фиштейн: В свое время канцлер Германии Вилли Брант в ходе своего покаянного паломничества к памятнику варшавского гетто сказал: "Коллективной вины нет, но есть коллективный стыд. Германия по-настоящему осмыслила трагические и преступные страницы своей истории и извлекла из нее урок". Как относятся немцы к годовщине освобождения Освенцима. Живущий в Ганновере писатель Евгений Беркович.

Евгений Беркович: В немецких школах в обязательном порядке изучают историю преступлений гитлеризма. Большинство школьников побывало в Освенциме и других концлагерях на экскурсиях. Раздаются даже голоса, что материалов о вине немцев слишком много, но лозунг "Это не должно повториться!" не перестает быть актуальным. Государство не щадит средств, чтобы этот лозунг не превратился в пустые слова.

Ефим Фиштейн: Писатель Борис Хазанов считает, что прежнее, благолепное христианство умерло в Освенциме вместе с евреями. А что думает об Освенциме сегодняшний христианский мир? Слушайте передачу "Европейский дом".

XS
SM
MD
LG