Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Массовые задержки выплаты заработной платы на Урале


Программу ведет Эдуард Коридоров. Гости в студии - председатель уральского отделения ООД "За права человека" Владимир Шаклеин, заместитель председателя Федерации профсоюзов Свердловской области Андрей Ветлужских.

Эдуард Коридоров: По предприятиям Урала прокатилась череда акций протеста, вызванных невыплатами заработной платы. Сегодня в екатеринбургской студии председатель совета координаторов межрегионального центра прав человека Владимир Шаклеин и заместитель председателя Федерации профсоюзов Свердловской области Андрей Ветлужских.

Доброе утро, господа. Скажите, пожалуйста, насколько массовый характер, на ваш взгляд, имеют задержки заработной платы на Среднем Урале?

Андрей Ветлужских: Если говорить про цифры, то на начало прошлого года миллиард 300 миллионов рублей по Свердловской области задержано заработной платы, на начало 2004 года - 850 миллионов и на начало 2005 года - 220 миллионов.

Эдуард Коридоров: Это данные Федерации профсоюзов Свердловской области?

Андрей Ветлужских: Это данные Областного государственного комитета по статистике. Видим радикальное снижение цифр задолженности по заработной плате. Здесь есть два момента, почему, на наш взгляд, возникают такие массовые протесты.

Во-первых, люди, и это главная составляющая, реально начали защищать свои права. Вот эта гражданская сознательность, о которой достаточно давно говорили мы все, о том, что без готовности людей защищать себя самостоятельно, без того, чтобы люди поддерживали друг друга и коллективно защищали свои права...

Эдуард Коридоров: Извините, вы имеете в виду голодовки, это ведь крайняя мера.

Андрей Ветлужских: Я говорю о массовых исках в суд, о пикетировании, в том числе о забастовках, как крайняя форма, которая используется профсоюзами. Голодовка - это даже не крайняя мера, это нечто экстраординарное. Об этом, я думаю, мы еще поговорим. Первое - это все-таки готовность людей защищать свои права.

Второе то, что сегодня статистика все-таки показывает крупные предприятия. Во-первых, малые и средние предприятия не обязаны отчитываться, в статистике их, например, нет. Во-вторых, многие руководители предприятий такого плана, как средние или гидролизные, перестают отчитываться, потому что за неподачу отчетности по задержкам заработной платы в органы статистики взимается всего лишь небольшой административный штраф, а подача сразу привлекает внимание прокуратуры.

Эдуард Коридоров: Давайте дадим высказаться Владимиру Шаклеину, поскольку очень часто люди, которые не могут добиться справедливости, особенно в малых предприятиях, идут именно в правозащитные организации. У вас какое ощущение? Как ситуация складывается? Действительно ли это массовые явления - задержки заработной платы?

Владимир Шаклеин: Я хотел бы отметить, что это не просто массовая, это просто острейшая проблема, причем проблема, касающаяся вопроса именно жизни. Не просто проблема невыплаты заработной платы, а вопросы жизни буквально сотен тысяч людей, работающих людей, членов их семей. И вся беда в том, что они не только не могут получить зарплату, но большая часть тех, кто не может получить зарплату, уже разуверились, что они могут официальным способом, в частности, через судебную систему, получить свою зарплату.

Мы третий год осуществляем проект, помимо ряда общественных приемных, ведем прием граждан по месту жительства, разъезжая по городам и весям. За три года мы проехали более 90 городов и районов не только области, но всей России. В абсолютном большинстве эта проблема настолько остра.

Эдуард Коридоров: Приведите статистику: каждый второй, каждый третий?

Владимир Шаклеин: Могу сказать, что из 90 городов, которые мы посетили, только можно единицы назвать, наверное, десяти не хватит, где так остро не стоит проблема.

Но проблема в другом. Абсолютное большинство даже боится подавать в суд, боится защищать свои права по месту работы, по месту жительства, потому что лишает не только себя, но и свои семьи будущего. Поскольку, как правило, безработица очень велика, люди боятся еще больше ухудшить свое положение.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем звонок.

Слушатель: Борис Владимирович, Москва. Очень просто и очень трудно защищать наши права. Потому что мы отвыкли самостоятельно и коллективно защищать их во всех направлениях. Поэтому необходимо объединятся над партийными, над конфессиональными основами для того, чтобы защищать административно и судебно свои права непосредственно.

Эдуард Коридоров: Спасибо. Владимир Андреевич, что-то можете сказать в развитие темы, предложенной радиослушателем?

Владимир Шаклеин: Я полагаю, что только активность самих граждан, действительно, может способствовать решению проблемы.

Эдуард Коридоров: К теме объединения. Вот вы, господа, сидящие здесь, напротив меня, профсоюзный деятель и правозащитник, вы каким-то образом, помимо этой студии, пересекались друг с другом, обсуждали проблемы невыплат, координировали усилия?

Андрей Ветлужских: Конечно, мы периодически на том или ином уровне пересекаемся. Что касается объединения, это вопрос несложный. Сложный вопрос, чтобы люди объединились на уровне предприятия и в то же самую профсоюзную организацию. Мы сегодня говорим, что более 100 статей Трудового кодекса позволяют профсоюзным организациям работать по разным направлениям защиты интересов трудящихся. Но во многих малых и средних предприятиях нет профсоюзных организаций. Мы сегодня говорим, что надо объединяться, надо использовать этот инструмент, у которого большие возможности в Трудовом кодексе.

Эдуард Коридоров: Владимир Андреевич, к вам люди обращаются, когда уже все случилось, когда уже ситуация дошла до края, или пытаются смотреть несколько вперед?

Владимир Шаклеин: В силу наших общественных условий, поскольку мы работаем на общественных началах и не имеем никакого финансирования, к нам обращаются в самом крайнем случае. И здесь мы где-то в чем-то можем поддержать.

Конкретный пример. В прошлом году летом в сельской местности, где практически полностью отсутствует правовая защищенность граждан, дети сельских тружеников все лето пасли скот. И им в грубой форме отказали в выплате заработной платы. Только сейчас прокуратура зашевелилась.

Эдуард Коридоров: Назовите конкретное место.

Владимир Шаклеин: Поселок Красноармейский Нижнесергиинского района Свердловской области.

Эдуард Коридоров: Андрей Леонидович, где вы побывали в последнее время, что видели? О чем говорят люди?

Андрей Ветлужских: Если говорить о системе работы и о системе борьбы с невыплатой заработной платы, то она у нас складывается из нескольких типов. Первое - это, конечно, конкретная работа на месте, там, где есть профсоюзные организации. За два с половиной года резко усилилась профсоюзная работа по ликвидации задолженности по заработной плате.

Эдуард Коридоров: А по организации забастовок?

Андрей Ветлужских: По организации забастовок пропагандистская работа ведется. Люди редко пока еще готовы к этому. Но готовность к организации забастовок, когда нарушаются права человека, готовность людей к этому растет. Я думаю, что через какое-то время такая форма защиты будет в России в целом использоваться чаще. В большинстве организаций, где есть профсоюзные организации, удалось проблему по заработной плате решить.

Если говорить о последних голодовках, то недавно я был на том же Ивгельском гидролизном заводе, там проявилось то, о чем сказал прокурор. Действительно, районный прокурор знал, что спирт ночами вывозится, деньги за него не поступают, с рабочими не рассчитываются. Практически эта круговая порука, все знали, что воруется, но мер особо никто не применял.

Эдуард Коридоров: То есть вы согласны с тем, что справедливо уволен был городской прокурор?

Андрей Ветлужских: Я считаю, что совершенно правильно была такая применена мера ответственности к нему. Более того, я думаю, что у него есть помощники, которые не принимали мер. И это совершенно правильно.

Но у нас есть и вторая причина, при которой практически сложно справиться такими мерами, это предприятия оборонного комплекса, которые не получают средства. Там нормально работают руководители, но не получают средств от российского бюджета. И предприятия-банкроты, с которыми легко арбитражные управляющие решают свои проблемы, потому что закон о банкротстве недостаточно качественно сделан.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем звонок.

Слушатель: Доброе утро. Петр Алексеевич из Екатеринбурга. Работники, налогоплательщики вложили в фирму труд и не могут получить консервы труда, так называемые деньги. Надо сделать по аналогии страхования вкладов в банках. Государство, как гарант законности, выплачивает им, а затем предъявляет иск к этой фирме. Государство ведь сильнее, чем ребята, голодающие. Спасибо.

Владимир Шаклеин: Да, необходимы все законные меры, которые могут способствовать. Но мне хотелось бы отметить следующее. Мы, правозащитники, можем оказывать только конкретную консультационную помощь, в очень редких случаях судебную помощь.

Эдуард Коридоров: Помощь по сопровождению исков.

Владимир Шаклеин: Да. И здесь мы сталкиваемся с системой именно отказа властных органов, в первую очередь федеральных структур - Госдума, правительство России, правоохранительные органы - всерьез заняться системой невыплаты зарплаты. Более того, здесь уже формируется система преступного отношения к людям, которые, находясь фактически в рабских условиях, не получают зарплату за прошлые годы даже на государственных предприятиях. Я могу перечислить буквально десятки предприятий на территории Свердловской области, Урала, где действует преступная система, когда люди за свою работу не получают зарплату. Самое грустное, что когда мы непосредственно отправляем документы по этим вопросам во властные структуры, в том числе и полномочному представителю президента Латышеву, мы получаем только очень благожелательные отписки, что наша информация получена, по выявленным случаям будут приниматься соответствующие поручения. К сожалению, за три года мы ни одного положительного ответа, в том числе полномочного представителя, по предприятиям, по задержкам зарплаты не получили.

Эдуард Коридоров: Андрей Леонидович, а вас власть слышит?

Андрей Ветлужских: Если говорить о системных мерах, то понятно, взаимодействие с властью - одна из важнейших системных мер, она нами используется, начиная с взаимодействия российской трехсторонней комиссии и опускаясь до взаимодействия отдельно взятой профсоюзной организации предприятия. В системных мерах я поддерживаю страхование вкладов на предприятиях-банкротах, мы такое предложение в закон дали. Второе - это системные меры информации. Такой проект, как "Пейджер", мы запустили, 001, абонент "Профсоюзный контроль". Мы получаем информацию и тут же ее даем, минуя органы статистики, в прокуратуру, госинспекцию труда и так далее.

Эдуард Коридоров: Мы остановились на совершенно типичной фразе Владимира Андреевича о том, что власть нас не слышит. А власть вас слышит, Андрей Леонидович?

Андрей Ветлужских: Вообще, если говорить о системных мерах, то понятно, взаимодействие с властью одна из важнейших системных мер, она нами используется, начиная с московского взаимодействия на уровне российской трехсторонней комиссии и опускаясь до взаимодействия отдельно взятой профсоюзной организации предприятия. Еще раз повторяю, в системных мерах я поддерживаю страхование вкладов на предприятиях-банкротах, мы такое предложение в закон дали, это первое.

Второе - это системные меры информации. Третье - это судебные типовые иски. Люди сами тут должны быть готовыми себя защищать. И последнее, я бы сказал, что не надо так остро, на мой взгляд, опасаться акций протеста. Мы не должны допускать голодовок, это не форма выбивания денег. Потому что люди должны в первую очередь плохо делать бизнесу и работодателю, который до этого допустил, а не себе.

Эдуард Коридоров: Андрей Леонидович, при всем том, что существуют цивилизованные формы деловых взаимоотношений, коллективные договоры, трехсторонние соглашения между властью, работодателями и трудящимися, при всем том, что у нас чрезвычайное обилие силовых, контролирующих структур, властных структур, есть довольно активные общественные организации, почему же все-таки не удается предотвратить пожар? Почему разгорается пламя на предприятиях? Почему мы с вами начинаем принимать участие в судьбе трудовых коллективов, когда уже доходит дело до пятой голодовки или забастовки.

Андрей Ветлужских: Болезнь запущена. Лечение идет в последнее время достаточно эффективно.

Эдуард Коридоров: Можно ответить на извечный русский вопрос, кто виноват, как бы коротко.

Андрей Ветлужских: Где-то виноват бизнес, который ворует, где-то виновато государство, которое не платит оборонным заводам, где-то виноваты люди, которые вовремя себя не защищают.

Эдуард Коридоров: Вот есть узел, его можно либо распутать, либо разрубить. Если мы будем все-таки распутывать, наверное, мы не сторонники каких-то революционных решений, где конец ниточки, за которую надо потянуть?

Владимир Шаклеин: Мое мнение, у нас полностью не работает именно правовая система защищенности человека, то, что записано в Конституции. В том, что она не работает, виновны все структуры власти, в том числе и бизнеса. У нас в подавляющем большинстве случаев не заключаются договора с работниками, они отсутствуют.

Эдуард Коридоров: Мы уже знаем, что права человека нарушаются, мы это постановили, нарушаются конституционные права человека. Кто несет за это ответственность?

Владимир Шаклеин: Несет непосредственно власть, она обязана по своей структуре, по своим полномочиям соблюдать, чтобы закон работал. Закон не работает сейчас на всех уровнях.

Эдуард Коридоров: Я бы хотел услышать нечто конструктивное. Мы сейчас давайте забудем наши с вами настроения, давайте ближе к конструктиву. Что нужно сделать для того, чтобы появился свет в окошке?

Владимир Шаклеин: Для того, чтобы появился свет, необходимо, чтобы законы соблюдались, начиная от власти. Чтобы любой человек, когда он приходит на работу, получал четкий договор, какие у него условия работы, полностью, в соответствии с действующим законодательством.

Эдуард Коридоров: Андрей Леонидович, вы с этим согласны?

Андрей Ветлужских: Понятно, что трудовой договор или его отсутствие в малом бизнесе одно из основных условий. Человека невозможно защитить. Он нам жалуется, мы тоже пытаемся защитить, а у него даже договора нет. Это в малом бизнесе.

Эдуард Коридоров: Это не только в малом. Допустим, градообразующее предприятие, город целиком на него завязан.

Андрей Ветлужских: Там как раз договора есть. Сегодня долги в основном остались на предприятиях-банкротах. Вот здесь закон о банкротстве не очень работает, страхования вкладов еще нет. Здесь надо, действительно, и прокуратура этим в последний год нормально занимается, не останавливаться и продолжать. А там, где ответственность государства, это оборонные заводы, надо начать выплачивать. У нас 50 процентов долгов на предприятиях муниципальной ЖКХ или государственных оборонных в собственности. Я поддерживаю, что государству надо показать пример бизнесу по своей ответственности.

Есть еще один момент. Трудовой кодекс предусматривает компенсацию за задержку заработной платы. Людям надо сказать сейчас, хорошо, нет возможности за две недели реализовать имущество, расплатиться, будем рассчитываться долями. Людям надо заплатить.

Эдуард Коридоров: Спасибо. Я хотел бы акцентировать внимание на том, что обострение ситуации с задержками заработной платы накладывается на общий рост социальной напряженности во многих регионах России. Спасибо сегодняшним гостям.

XS
SM
MD
LG