Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первый месяц замены льгот денежными компенсациями


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Валерий Бойко, заместитель свердловского областного министра социальной защиты, и Ирина Прозорова, первый заместитель министра труда и социального развития Омской области.

Евгения Назарец: Прошел ровно месяц, как в России началась реализация закона номер 122, который предусматривает замену льгот денежными компенсациями. Жители Омска настаивают на увеличении денежных выплат в замену льгот. Екатеринбургские депутаты решили добровольно отказаться от льготного проезда на общественном транспорте. Власти Свердловской области не приняли всерьез организаторов единственной акции протеста против монетизации.

Власти в регионах подводят первые итоги. Жертвы монетизации обобщили полученные впечатления. Власти Свердловской области считают, что процесс монетизации в регионе идет успешно. Действительно, с начала года ни в одном из городов не было широкомасштабных выступлений протеста. Сейчас власти озабочены поиском дополнительных средств, чтобы финансово обеспечить все сохраненные в натуральном виде льготы.

Рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.

Светлана Толмачева: В Свердловской области до конца года для региональных льготников сохранены натуральные льготы. 360 тысяч свердловчан, которые попали в федеральный реестр, в январе получили положенные им пособия. Областной министр социальной защиты Владимир Туринский хотя и признает, что закон недоработан, но провальным его не считает.

Владимир Туринский: Чего ж провального-то?! Все и все получают. Получили 230 миллионов рублей ежемесячно денежной выплаты. 2200 путевок получили, и выехали на лечение, лекарства на 50 миллионов завезены. У каждого конкретного человека, да, возникают проблемы, и это действительно так.

Светлана Толмачева: Под конкретными проблемами следует понимать ситуацию, в которой оказались, например, федеральные льготники, живущие в Екатеринбурге. Областное правительство пообещало сохранить им бесплатный проезд в муниципальном транспорте вплоть до введения единого проездного. Но в администрации города утверждают, что не получили никаких средств из областного бюджета, чтобы компенсировать транспортникам их расходы. А потому кондукторы продолжают брать плату с федеральных льготников. Посчитав, что выгоднее перейти в региональный список, люди стали создавать очереди в отделениях социальной защиты. Тем временем в Екатеринбурге до 6 рублей увеличилась стоимость проезда в общественном транспорте.

Открыто протестовать против монетизации в Екатеринбурге решили только около сотни пенсионеров, которых вывели неделю назад к зданию областного правительства коммунисты и еще несколько оппозиционных партий. Владимир Туринский всерьез это выступление не воспринял.

Владимир Туринский: Их было очень мало. Ну, лозунги были такие: «Мы призываем вас всех на борьбу», «Мы еще повоюем!». С кем они бороться собрались? Основная масса людей в Свердловской области, они уже давно поняли идею этой монетизации. Они еще в прошлом году все посчитали.

Светлана Толмачева: Сейчас в бюджете Свердловской области изыскиваются средства, чтобы обеспечить все сохраненные льготы. Власти обещают усилить контроль над сбором налогов и надеются, что из федерального бюджета вовремя поступят средства на покрытие бесплатных перевозок по единому социальному проездному, который в Свердловской области начнет действовать с 1 апреля.

Евгения Назарец: В Екатеринбургской студии Радио Свобода сегодня Валерий Юрьевич Бойко, заместитель министра социальной защиты Свердловской области.

Валерий Юрьевич, скажите, пожалуйста, какие, на ваш взгляд, сейчас, спустя месяц, обозначились основные проблемы, основные острые места в работе над реализацией закона номер 122?

Валерий Бойко: Я хотел бы сказать, что закон работает, закон хороший, и сегодня это надо правильно понимать. В любом случае, он затронул интересы большого количества наших граждан. И, естественно, идет переработка его.

Какие проблемы? Проблем особых нет. Есть проблема в одном – в том, чтобы каждый человек прочувствовал на себе конкретные действия этого закона, понял все его преимущества. Для этого требуется абсолютно небольшое время. Это чувство появится тогда, когда он будет обеспечен лекарствами в соответствии с законом, бесплатным санаторно-курортным лечением, проездом к месту лечения и, соответственно, получит те компенсации, которые ему полагаются. Это все касается прежде всего федеральных льготников. Почему я касаюсь именно вот этой категории наших граждан? По одной простой причине. Потому что, как вы уже только что слышали, для областных льготников – ветеранов труда, тружеников тыла, реабилитированных – Свердловская область оставила те натуральные льготы, которые существовали до 1 января 2005 года. Причем позиция и правительства, и губернатора, и она согласована с общественностью, была однозначной: сохранить в том числе и те дополнительные льготы, которые сохранялись для этих людей, начиная с 1995 года.

Евгения Назарец: Валерий Юрьевич, прошел месяц реализации закона, и вы, как представитель власти, говорите, что особых проблем с его реализацией нет. Сколько должно пройти времени, чтобы вашу точку зрения стали разделять и люди, которые, можно сказать, стали «жертвами» монетизации?

Валерий Бойко: Я бы не сказал, что это жертвы монетизации. Мы знаем настроения людей. И я считаю, что сегодня очень много именно людей, попавших под действие федерального закона 122-го, которые, получив деньги на руки, очень довольны этим. У них впервые появилась возможность распоряжаться самим этими средствами.

Особую напряженность снимет везде то действие властей, которое связано с бесплатным проездом. Потому что сейчас все замыкается на бесплатный проезд.

Евгения Назарец: Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: какую основную ошибку, на ваш взгляд, делают власти в ходе монетизации льгот?

В Омске, как и во многих городах России, прошла акция протеста льготников. Не довольны новыми сложностями в работе также и омские медики. С подробностями об омском варианте монетизации - журналист местной телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслав Суриков.

Вячеслав Суриков: Омские власти до конца следующего года сохранили наиболее существенные льготы для всех категорий населения, в том числе бесплатный проезд на общественном транспорте. При этом льготники, как и прежде, будут получать все предусмотренные законом денежные компенсации для того, чтобы платить за пользование телефоном, телевизионной антенной и радиоточкой. В целом частичное сохранение льгот в регионе потребует дополнительно более 0,5 миллиарда рублей. Ради этого пришлось внести изменения в региональный бюджет. До того он был утвержден с профицитом, теперь бюджет стал дефицитным. Омский губернатор заявил, что это не мораторий на федеральный закон. Региональному правительству требуется время, чтобы выяснить размер той суммы, которая могла бы полноценно компенсировать льготы.

Тем не менее, акция протеста в Омске по поводу монетизации льгот состоялась. Она проходила в 20-градусный мороз в течение часа. По словам ее участников, они вышли на площадь возле Законодательного собрания, в том числе, из солидарности с жителями других городов.

Пенсионер, инвалид второй группы Валерий Трещеткин вышел на площадь, чтобы потребовать увеличить сумму денежной компенсации.

Валерий Трещеткин: Пусть я вместо 1800 буду получать 4 тысячи – и я согласен оплачивать и проезд, я согласен коммунальщикам платить, если они еще чего-то придумают. Вот подняли цены на тепло, отопление на горячую воду – тоже я согласен. Но надо сначала сделать человеку так, чтобы у него что-то оставалось, чтобы я не считал копейки.

Вячеслав Суриков: На переднем крае реформы оказались омские медики. По словам заместителя начальника городского Управления здравоохранения по лечебным вопросам Людмилы Поповой, реформа коснулась в первую очередь основных пациентов городских больниц.

Людмила Попова: Для медиков сложность – это новая форма рецептурного бланка, его заполнение, отчетность, связанная с медикаментозным обеспечением, отсутствие на сегодняшний день должной техники, компьютеров, которые нужны для того, чтобы эта программа нормально работала. И для больных это неудобство. И в рамках реализации этого закона неудобства по ассортименту, перечню медикаментов. Хотя перечень этот расширен – там более 1800 наименований медикаментов, но упущены те медикаменты, которые являются для некоторых отдельных пациентов жизненно важными.

Вячеслав Суриков: Замена льгот денежными компенсациями совпала по времени со значительным повышением тарифов на коммунальные услуги. Сейчас в Омске активно обсуждается их правомерность. Специально назначенная комиссия обнаружила завышение тарифов на вывоз мусора и теплоснабжение, и признала необоснованным включение в единую квитанцию оплаты коллективной антенны, услуг по содержанию и ремонту жилья, а также лифтов для жильцов первых-вторых этажей.

Евгения Назарец: Сейчас я хочу представить омского собеседника. В студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Ирина Анатольевна Прозорова, первый заместитель министра труда и социального развития Омской области.

Ирина Анатольевна, скажите, пожалуйста, вы разделяете точку зрения вашего свердловского коллеги о том, что больших проблем с реализацией закона номер 122 уже нет?

Ирина Прозорова: В настоящее время действительно нет. Притом, что региональные власти предприняли, я считаю, исчерпывающие меры для того, чтобы предотвратить какие-либо выступления серьезные наших льготников, конечно, уже таких больших проблем нет.

Но нужно сказать, что в том виде закон 122-ой, в котором он был принят и существует на сегодняшний день, без усилий региональных властей такой закон вызвал бы, я считаю, очень большое негодование людей. Поскольку я уверена в том, что он абсолютно не адаптирован к нашей жизни на сегодняшний день. Многие теряют, и значительно теряют. И если бы не то, что сделало региональное правительство... и прежде всего это сохранение проезда бесплатного, причем без разделения на федеральных и региональных льготников, на территории всей Омской области, включая городские маршруты, внутрирайонные маршруты, междугородние маршруты на территории Омской области, я повторяю, для федеральных, для региональных льготников. Причем дополнительно мы взяли такие категории, как ветераны военной службы – совершенно забытые на сегодняшний день федеральным правительством, такие категории, как многодетные семьи, беременные женщины, студенты, школьники, пенсионеры. Область находит возможность дотировать этот льготный проезд для всех этих категорий. Вот без этих усилий региональных властей, конечно, были бы очень большие проблемы, и люди бы очень серьезно потеряли. Поскольку те рекомендуемые суммы выплат в размере от 200 до 300, а на территории Омской области они составляют для ветеранов труда 220 рублей, для тружеников тыла – 250 рублей, реабилитированных – 300 рублей, - вот эти суммы, конечно, не покрывают все те затраты, которые необходимы льготникам для возмещения натуральных льгот. И поэтому такой вариант, который приняло на сегодняшний день омское правительство, я думаю, что это наиболее правильный и единственно, наверное, верный вариант. Мы избежали не только недовольства людей, но мы дали возможность людям действительно оценить, что им выгодно. И в том варианте, в котором существует на сегодняшний день закон 122-ой на территории Омской области, каждый льготник реально оценит, что он получил благодаря принятию на федеральном уровне 122-го закона и принятию региональных, местных постановлений правительства.

Евгения Назарец: Ирина Анатольевна, спасибо.

И у нас есть звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Валерий Анисимович, Свердловск. Правительство сделало очень много ошибок, к одной их нельзя свести. Первое - правительство должно было начать с себя. Второе – нельзя возлагать всю работу на регионы, ведь они дают 50 рублей федеральным льготникам, а остальное все должно решить областное правительство. Изнасилован будет местный бюджет, как городской, так и областной. Одна справка. Вот нас лишают льгот, а себе оставляют такие привилегии, что просто страшно подумать. Готовится закон для размера пенсии президенту, а сейчас для Ельцина, экс-президента, 600 тысяч в месяц, 7 миллионов 200 тысяч в год.

Евгения Назарец: Валерий Юрьевич, вот о том, что касается льгот для платежеспособных категорий населения, об этом мы поговорим чуть позже. А пока мнение о том, что слишком много ответственности федеральная власть возложила на региональные власти. Вы разделяете это мнение радиослушателя?

Валерий Бойко: Я считаю, что закон изначально предполагал участие в разрешении всех вопросов не только федеральной власти, но и власти региона – это все единая государственная власть. И она заканчивается на уровне регионов, которые не могут стоять в стороне от решения всех проблем, которые касаются их граждан. Поэтому я считаю вполне закономерным участие и субъектов в решении той задачи, которую поставил изначально 122-ой закон.

Но я опять-таки хочу вернуться к его преамбуле. В преамбуле 122-го закона четко написано, что все то, что он содержит, не должно ухудшить материальное положение людей. И вот из этого надо исходить. Безусловно, что, коснувшись такого огромного количества наших граждан, непосредственно их интересов, вот такой острый закон, конечно, может найти и своих противников. Но я еще раз подчеркиваю, что это общая задача, и решать мы ее должны сообща. Вот сейчас вышел на первое место самый проблемный вопрос – это проезд федеральных льготников. Потому что для областных льготников мы его сохранили, и правительство Свердловской области пошло тоже по своему пути, то есть мы предоставим этот бесплатный проезд, и конкретного гражданина не должно касаться, сколько средств перечислил федеральный бюджет, сколько это стоило бюджету области. Я еще раз говорю, мы единое государство, и делить здесь абсолютно нечего. Люди должны чувствовать заботу государства.

Евгения Назарец: Ирина Анатольевна, скажите, пожалуйста, с какими категориями льготников сейчас возникает больше всего проблем в Омской области?

Ирина Прозорова: Я думаю, это инвалиды. Поскольку для инвалидов несколько, так скажем, усложнена система получения протезно-ортопедических изделий. Но вот к этой системе инвалиды должны просто адаптироваться. Если раньше не было необходимости оформлять документы – индивидуальную карту реабилитации для инвалидов, то сейчас для того, чтобы получить такое изделие, необходимо обязательно оформить эту карту. Для этого необходимо обратиться именно в Бюро медико-социальной экспертизы. К этому пока не привыкли наши инвалиды.

Инвалиды не привыкли и к тому, что так легко можно реализовать свое право на оздоровление – получение путевки на санаторно-курортное лечение. И здесь тоже не объективная, здесь просто субъективная причина. Человек, инвалид, привык долгие годы путевку не получать, и не очень заботится, кстати, о своем здоровье. И когда сейчас мы убеждаем человека обратиться в лечебное учреждение, получить необходимый документ и в Фонде социального страхования без очереди, безболезненно, без проблем получить путевку на оздоровление, почему-то возникают чисто субъективные причины: «не хочу, я подумаю, я отложу эту проблему на более долгий срок». И начинают инвалиды жаловаться, что они не могут в полной мере реализовать свои права и льготы.

Евгения Назарец: Валерий Юрьевич, скажите, пожалуйста, вот закон сам по себе все-таки не догма, наверное, он может быть скорректирован, исходя из практики работы по его исполнению. В каких местах, если так можно выразиться, этот закон требует корректировки в ближайшее время, на ваш взгляд?

Валерий Бойко: Действительно, закон не догма, тем более такой мощный закон, как закон номер 122. И жизнь показывает, что в части бесплатного проезда, особенно федеральных льготников, надо вносить какие-то изменения. Это первое. Второе. Наверное, слишком мала компенсация для инвалидов третьей группы общего заболевания, для вдов погибших, умерших инвалидов войны и участников Великой Отечественной войны. 150 рублей, конечно, не решают всех проблем. Вот в этой части – в части повышения вот этих компенсаций, в части сглаживания обстановки по обеспечению проезда – надо решать.

Евгения Назарец: И у нас звонок радиослушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Я из Санкт-Петербурга, Алексей. Я считаю, что закон полезный. Однако ошибка основная была сделала властями в том, что его ввели с 1 января. Необходимо было, по крайней мере, или с 15 февраля, или с 1 марта, чтобы дать время разъяснить, объяснить все властям. Вот тогда бы не было такого взрыва недовольства, который мы имеем сегодня.

Евгения Назарец: Ирина Анатольевна, в каких местах закон нуждается в усовершенствовании?

Ирина Прозорова: Прежде всего я согласна с мнением своего коллеги Валерия Бойко по тем местам узким, так скажем, о которых он сказал. Но главная проблема, я считаю, что человека лишили права выбора, что оставить: либо натуральные льготы, либо полную компенсацию в объеме, действительно соответствующем реальной стоимости льгот. И вот эта позиция была первоначально заложена в закон. Но, к сожалению, при лишении этого права сам закон получил несколько, так скажем, оттенок несправедливости для человека. Это же очень индивидуально. Вы слышали мнения. Кому-то по 50 тысяч, кому-то 1 тысяча, кому-то, может быть, хватит и 500 рублей. То есть каждый должен оценить, что ему нужно по своим правам, и определиться: либо он берет в реальном денежном выражении, либо он оставляет для себя натуральные льготы.

Вот для того, чтобы не было проблем в Омской области, мы пошли по такому варианту, когда у нас сейчас действуют параллельно для региональных льготников и денежные выплаты (мы их оставили), и все натуральные льготы практически, кроме оплаты за услуги связи – телефон, антенна, радио. А для федеральных льготников мы также сохранили проезд.

Евгения Назарец: Существует региональный подход к решению проблем льготников. Какие-то льготы на региональном уровне остаются, ну, возьмем тот же бесплатный проезд. В другом регионе, например, свердловчанин, приехав в Омскую область, уже бесплатно проехать в общественном транспорте не сможет. Возможно ли региональное согласование вот этой льготной политики по смягчению этого режима? Валерий Юрьевич, как вы считаете?

Валерий Бойко: Я считаю, что вот эта проблема, она существовала и раньше. Ведь вспомните, что стоило инвалиду из другого субъекта Федерации, приехав, например, в Свердловскую область, наверное, и в Омскую, купить бесплатно билет. Здесь начинались мытарства, потому что те же авиакомпании предлагали компенсировать выпадающие доходы соответствующим ведомствам на местах, иногда бойкотировалась продажа билетов. Здесь выход один единственный – человек должен получить деньги и свободно ими распоряжаться. Это мое мнение.

Евгения Назарец: Ирина Анатольевна, как вы считаете, возможно ли согласование региональной политики по льготам?

Ирина Прозорова: В настоящий момент мы уже начали такую работу, в частности, с Новосибирской областью. У нас существует проблема, когда на железнодорожном транспорте... как наш льготник может проехать в Новосибирск и обратно в Омск. Здесь, я думаю, мы находим реальное соглашение с новосибирскими властями, и наши льготники не почувствуют никаких проблем для себя. И думаю, что вот это основная, кстати, проблема закона. И на сегодняшний день губернатор может что сделать? Только дать возможность реализовать свои права на территории того региона, где проживает льготник. Но властям нужно думать о том, как сделать для человека удобным прежде всего проезд.

Евгения Назарец: И у нас есть звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Галина. Я пенсионерка. Я хочу сказать, что наша власть делает большую ошибку в том, что когда повышают пенсионерам хоть немножко пенсию или хотя бы льготы заменили монетизацией, то они не смотрят, как ведут себя те товаропроизводители, которые обеспечивают эту льготу. А ведь они сразу увеличивают в несколько раз цену товара. Это перекупщики в основном, или те, которые используют тот же городской транспорт. Они увеличивают цену. И вот соотношение увеличения цены... Я понимаю тех же транспортников, которым на амортизацию тоже ничего не дается, тем более, если это государственное предприятие. И вот эта разница... Вот цену на мясо вздули. Еще о монетизации знали только высшие сферы, пенсионеры об этом не знали, но торговцы, они оповещены уже, и они заранее повысили все цены. А повысили на сколько? Если мы посмотрим на тех, кто производит это мясо, что, они повысили цену для перекупщиков? Нет, не повысили. Я вот покупаю «Вискас», 11 рублей стоил для котенка пакетик, сейчас он сразу 13 рублей стоит. Я спрашиваю: «А почему?». «А вам же прибавили». Я говорю: «Простите, пожалуйста, что мне, котенку прибавили?! Цену на мясо для котенка вы даже увеличиваете».

Евгения Назарец: Спасибо.

Государственная Дума России накануне вновь рассматривала проблемы реализации 122-го закона, но фактически отменив льготы для многих граждан, федеральные парламентарии одобрили предоставление льгот себе. Однако их коллеги на местном уровне готовы отказаться от некоторых льгот. Пример из Екатеринбурга у местного корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.

Ирина Мурашова: Полномочия нынешнего созыва Екатеринбургской городской Думы заканчиваются 20 февраля. Напоследок депутаты решили сделать широкий жест, который, к тому же, через полтора месяца может стать козырем в борьбе за голоса избирателей. Думцы и их помощники хотят отказаться от права на бесплатный проезд в городском общественном транспорте. Кто был автором предложения, никто уже не помнит. В момент первого обсуждения не хватило кворума, но депутат Виктор Елохин уверен в исходе следующего голосования.

Виктор Елохин: Подержали все 100 процентов депутатов. Поэтому я думаю, что на следующем заседании Думы вопрос будет единогласно принят. На самом деле, сегодня, когда страна ведет реформу с проездными билетами и с заменой денег на то, на се, наверное, это будет правильно.

Ирина Мурашова: Депутаты Свердловской области сейчас разрабатывают поправки в закон о своем статусе, и тоже хотят лишиться права на льготный проезд в общественном транспорте. Екатеринбургские парламентарии собираются предложить перенять свой опыт и депутатам Государственной Думы. А пока городской депутат Валерий Антониади занимается арифметикой: сколько же денег они сэкономят для бюджета Екатеринбурга своей инициативой.

Валерий Антониади: Бюджет, так сказать, пополнится от отказа этих денежных средств, которые направлялись на бесплатные проезды. Сколько нас, депутатов? 27... И сколько еще помощников, сложно сказать. Я не могу сейчас точно сказать, но, по крайней мере, за миллионы. Ну, где-нибудь в пределах, может быть, 80-ти, если я не ошибаюсь, экономия будет.

Ирина Мурашова: Сейчас официальная зарплата депутата Екатеринбурга составляет 20 минимальных размеров оплаты труда – около 15 тысяч рублей. Похвастаться таким доходом может не каждый житель Екатеринбурга. Поэтому, забирая льготы у себя, думцы решили сохранить и льготы по оплате проезда в общественном транспорте пенсионерам по старости, не попадающим под действие федеральных и областных законов, и детям, получающим пенсию по потере кормильца.

Валерий Антониади: Я думаю, депутаты в состоянии купить проездные, если это необходимо. И давно этот вопрос надо было решить. Ну зачем эта льгота, для чего?! Для того, что вот ты депутат, и тебе какая-то привилегия, или ты лучше всех что ли?! Не надо. Народ, который тебя избирал, почему-то он платит, покупает проездные, лишился льгот сейчас. А почему депутат должен этим пользоваться? Нет, не должно быть этого. Я считаю, что это правильное решение.

Ирина Мурашова: Депутаты каждой городской Думы сами назначают себе льготы, которыми могут пользоваться. Если екатеринбургские народные избранники лишатся права на бесплатный проезд в городском общественном транспорте, у них останется еще много приятных мелочей, таких, как возможность бесплатно выучиться в вузе, съездить за границу для обмена опытом с коллегами или воспользоваться дополнительным 12-дневным отпуском.

Евгения Назарец: В качестве последнего вопроса к нашим экспертам я хочу задать вот такой вопрос. Как вы считаете, не логично ли было бы платежеспособным категориям граждан, таким как судьи, милиционеры, депутаты, отказаться вообще от своих льгот? Наверное, это было бы морально.

Валерий Бойко: Я бы милиционеров не относил к этой категории. Эти люди сутками находятся на работе, в том числе при исполнении обязанностей. А вот все остальные категории властных структур - да, надо быть ближе к народу.

Ирина Прозорова: Я считаю, что это дело чести и совести депутатов всех уровней. Если они этого не сделают, то, конечно, доверия народа не будет к ним прежде всего. А что касается остальных государственных служащих, здесь, конечно, нужно внимательно посмотреть. И согласна я также со своим коллегой в том, что ни в коем случае нельзя лишать льгот по проезду оперативных работников, милиционеров, и есть еще ряд категорий, которые просто нуждаются для исполнения своих обязанностей в бесплатном проезде. Если говорить о социальных работниках, вот здесь обязательное сохранение льготы для них. Кстати, в Омске это сделано. Ну а о депутатах я уже сказала. Здесь в первую очередь необходимо подумать о том, чтобы им отказаться от льгот.

Евгения Назарец: Что ж, мне осталось только поблагодарить наших собеседников.

XS
SM
MD
LG