Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема питьевой воды


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Александр Яшин, координатор Уральского регионального Центра Института устойчивых сообществ, кандидат экономических наук.

Олег Вахрушев: В Екатеринбурге в очередной раз произошло чрезвычайное происшествие. Причиной заражения острой кишечной инфекцией почти 50-ти человек стала питьевая вода – вода из колодца. Несмотря на то, что власти всех уровней ежегодно рапортуют о том, что качество воды неизменно повышается, обустраивается все больше природных источников, тем не менее, каждый год питьевая вода становится причиной различных заболеваний.

Решение проблем питьевой воды – одна из сторон деятельности Свердловского областного Центра экологического обучения и информации. И сегодня рядом со мной в Екатеринбургской студии Радио Свобода – координатор проектов этого центра, координатор Уральского регионального Центра Института устойчивых сообществ Александр Яшин.

Александр, скажите, пожалуйста, поскольку вы координатор проектов Центра экологического образования и информации, по вашей информации, насколько актуальна сейчас проблема питьевой воды, вообще и в принципе, в Свердловской области?

Александр Яшин: Эта проблема актуальная, она и остается актуальной, видимо, еще и будет оставаться актуальной.

Олег Вахрушев: Как долго?

Александр Яшин: Я не берусь строить прогнозы, но довольно долго, мне кажется. Потому что Свердловская область – это вододефицитный регион, прежде всего. То есть потребление воды превышает ее как бы естественное поступление. Тем более что Свердловская область – это старопромышленный регион. И проблемы загрязнения, например, воды, почвы, воздуха, они копились столетиями, не десятилетиями, а даже столетиями. И их тоже нужно решать, поскольку все взаимосвязано. То есть эта проблема будет еще долго актуальной.

Олег Вахрушев: Тогда, может быть, вообще запретить пользоваться водой из недр на той самой территории, на которой находится Свердловская область?

Александр Яшин: Мне кажется, это невозможно попросту. Потому что, во-первых, любые запретительные меры должны сопровождаться контрольными мерами, то есть нужно контролировать этот запрет, и я, честно говоря, не представляю себе, как можно проконтролировать. Если родник находится где-нибудь в лесу, то как можно проконтролировать, чтобы люди из него не брали воду? И во-вторых, все-таки сельская местность и сельские жители, они в основном из таких источников, что называется, нецентрализованного водоснабжения и получают воду для своих нужд. Скорее всего, это невозможно попросту.

Олег Вахрушев: Давайте вспомним последний случай. Начну я издалека. Екатеринбург сейчас живет в соответствии со стратегическим планом развития, в том числе до 2015 года. Находящиеся в составе города отдаленные поселки должны стать частью Екатеринбурга, в том числе и по степени развития коммунальной сферы. Это, естественно, будущее. А пока тысячи екатеринбуржцев живут без централизованного водоснабжения. В январе это стало причиной вспышки кишечной инфекции. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: Вспышку локализовали быстро силами врачей, участковых, работников районной администрации, Комитета благоустройства и других специалистов. Но около 40 екатеринбуржцев успели заразиться острой кишечной инфекцией, семерых отправили в больницу с диагнозом «дизентерия Флекснера». Все они пили не кипяченую воду из скважины, санкцию на бурение которой никто не давал. Рядом с уже закрытым сейчас колодцем находился обычный для частного дома уличный туалет. Врачи считают, что возбудитель болезни попал в воду как раз оттуда.

К счастью, в последнее время такие случаи редкость. Заведующий отделом инфекционных заболеваний Центра Санэпиднадзора Свердловской области Андрей Юровских с трудом вспомнил, что подобное ЧП, только связанное с родником и гепатитом А, произошло в Нижней Туре семь лет назад.

Андрей Юровских: Бытует такое заблуждение, что если вода, скажем, прозрачная и холодная, вне зависимости от того, откуда она взята, она безопасна. Это не так. И вот как раз та программа «Родники», которая реализуется в Свердловской области, направлена на то, чтобы упорядочить водопользование из нецентрализованных источников водоснабжения без вреда человеку. Эти источники водоснабжения должны быть облагорожены. И риск заражения инфекционными болезнями или риск попадания с этой водой каких-то других загрязнителей должен быть минимизирован. Должен быть хозяин у этого источника и, естественно, должен быть контроль над ним, в том числе и лабораторный контроль.

Ирина Мурашова: Санитарные врачи считают, что уральцы с каждым годом относятся к своему здоровью все ответственнее. Обычным делом, даже у тех, кто живет в квартирах, стало, например, использование бутилированной питьевой воды. Этот оптимизм разделяет и заместитель главы Верх-Исетского района Екатеринбурга Александр Бреденко.

Александр Бреденко: Я думаю, что жители сами были напуганы в связи с этой вспышкой и таким количеством заболевших. Естественно, они приняли к сведению информацию ТСН и информацию от администрации Верх-Исетского района. И я думаю, что впредь они будут более осторожно подходить к таким вопросам. Ну, это элементарные правила гигиены, которые должен знать даже ребенок.

Ирина Мурашова: Но власти Екатеринбурга не полагаются только на ответственность жителей, поэтому они хотят выявить все несанкционированные источники и скважины. Если пробы воды из них будут неудовлетворительными, их уничтожат. Кроме того, предприятия Горводоканала попросили рассмотреть возможность развития централизованного водоснабжения во всех районах Екатеринбурга. Пригородные сады тоже считаются зоной риска. Поэтому с владельцами участков проведут профилактические беседы. До опасного по кишечным инфекциям лета эту работу планируют закончить.

Олег Вахрушев: Александр, по-моему, лейтмотивом всего материала Ирины Мурашовой прозвучало то, что людям элементарно не хватает некоего экологического воспитания что ли, если это можно так назвать. Не знаю, нельзя строить рядом с колодцами какие-то отхожие места, нельзя делать помойные ямы и прочее, прочее. На ваш взгляд, действительно существует такая проблема? Люди еще не знают, как правильно пользоваться открытыми источниками воды?

Александр Яшин: Конечно, такая проблема существует. Причем это проблема, которая лежит в основе всего, на самом деле. Без экологического мировоззрения, которое формируется через экологическое воспитание, невозможно просто прийти к некому экологически сообразному образу жизни, поведению и так далее. Потому что, на самом деле, пример вопиющий: строить отхожее место рядом со скважиной, из которой ты же пьешь, - ну, по-моему, это совершенно недопустимо, и, может быть, недостаток знаний. Поскольку вот эти все продукты жизнедеятельности, они же просачиваются, попадают в водоносный горизонт, потом в скважину и так далее. Поэтому, может быть, недостаток знаний. На самом деле, эта проблема, которая лежит в основе вот этой всей экологической пирамиды, если можно так сказать. Актуальнейшая проблема.

Олег Вахрушев: Но ведь воду из колодцев, из родников и других источников пьет практически каждый четвертый житель Свердловской области. Как донести до этих миллионов с небольшим людей вот эту информацию, которая необходима для того, чтобы им жить здоровыми-то, в конце концов?

Александр Яшин: Вот тут и проблема основная. Потому что эффективность экологического воспитания и какой-то пропаганды, можно и так назвать, она, по моему мнению, очень низка, когда дело касается взрослых людей. Потому что сформировавшийся человек, который уже вырос, у которого уже система ценностей определенная сформировалась, ну, здесь воздействие экологической пропаганды, назовем ее так, оно не очень эффективно. Раз ты привык с детства... вот ты живешь, как ты живешь. Ну, прочитал экологическую газету, послушал передачу... Не знаю, честно говоря, эффективность низка.

Поэтому, несомненно, что воспитание экологическое должно начинаться чем раньше, тем лучше, с самого раннего возраста, как только это возможно. И нужно начинать с самого раннего возраста, и тогда, пожалуй, эффективность будет выше. То есть мы сейчас, я считаю, находимся на неком переходном периоде, когда формируется система экологического обучения, образования, пропаганды, и когда это начинается уже с маленьких людей совсем... ну, этот период, наверное, займет несколько поколений, мне кажется. И, конечно, система экологического воспитания должна все-таки сопровождаться некими административными мерами, чем жестче, я считаю, тем лучше.

Олег Вахрушев: Насколько жесткими вы хотите видеть эти правила?

Александр Яшин: Сложно говорить. Еще, по-моему, Карамзин, если я не ошибаюсь, сказал, что «строгость законов российских искупается едино необязательностью их исполнения». Но вот пример некоторых европейских стран, например, Великобритании, Германии, показывает, что административные меры, порой жестко карательные, все-таки имеют некоторый эффект – и на улицах становится чище, например, и вода становится чище, в том числе. Хотя и у них масса экологических проблем, особенно в крупных городах. То есть здесь, конечно, нужен присущий каждой стране некий оптимальный уровень сочетания экологической пропаганды, экологического воспитания и административных мер со стороны государства, прежде всего.

Олег Вахрушев: Насколько я понимаю, вы как раз в вашем Центре экологического обучения и информации и занимаетесь тем, что воспитываете в экологической целесообразности что ли жизнь детей, начиная с раннего детства, не знаю, насколько раннего, но с детей.

Александр Яшин: Пытаемся, по крайней мере. Мы в основном работаем со студентами, но по некоторым проектам... вы упомянули «Родники» - вот эту областную программу, которую ведет Министерство природных ресурсов Свердловской области, мы там часть какую-то делаем работ для этой программы. И вот в этой программе мы работаем со школьниками. И еще один проект тоже по поручению Министерства природных ресурсов Свердловской области – это «Марш парков», то есть акции, направленные в защиту особо охраняемых природных территорий, здесь мы тоже со школьниками работаем.

Олег Вахрушев: Александр, Центр экологического обучения и информации, кого вы обучаете, кого вы информируете, какой информацией и чему обучаете?

Александр Яшин: Центр экологического обучения и информации – это наше название со времени нашего основания, а мы были организованы в 1995 году, то есть уже нам 10 лет. Мы будет в конце февраля отмечать торжественно свое 10-летие. Для некоммерческой организации, для общественной организации в России это, на самом деле, срок – 10 лет, и довольно значительный. И изначально мы были образовательной компонентой большого природоохранного проекта, он назывался «Нижнетагильский проект» или «Контроль над состоянием окружающей среды в промышленности». Это был проект в рамках программы «Гор – Черномырдин» Агентства по международному развитию США, Госкомэкологии Свердловской области, правительства. И вот мы были образованы в рамках этого проекта. И традиционно изначально мы занимались обучением экологическим, распространением информации. И в последние годы от чисто «зеленой» деятельности, то есть от чисто экологической мы переходим к вопросам более широким, к вопросам устойчивого развития, и к вопросам устойчивого развития особенно местных сообществ, то есть городов, например. Но обучение мы не бросаем. Мы постоянно разрабатываем новые обучающие курсы, проводим тренинги. В основном это среди специалистов-экологов и студенческой аудитории. Планируем и со школьниками тоже работать.

Олег Вахрушев: А вот студентам и старшеклассникам в экологической деятельности, в экологической проблематике интересно что? Они же не могут что-то взять и сделать своими руками – и от этого экология, общее аморфное состояние Свердловской области станет лучше. Нет же вот этого видимого. Что интересно им?

Александр Яшин: Поэтому мы от чисто экологических вещей переходим к вопросам... в общем-то, занимаемся уже несколько лет вопросами устойчивого развития. Потому что девиз устойчивого развития – это «Думай глобально, а действуй локально!».

Олег Вахрушев: Давайте вот здесь поподробнее.

Александр Яшин: А что интересно студентам, например. На самом деле им очень интересны практические природоохранные акции. То есть вот мы проводим, например, ежегодно российский студенческий экологический семинар на озере Песчаном, и неотъемлемой частью этого семинара уже тоже в течение 10 лет являются практические природоохранные акции, которые направлены на сохранение этого уникального, вообще говоря, памятника природы – озера Песчаное. То есть мы силами 120 человек, или 150 человек, очищаем прибрежную полосу и берег вот этого озера от топляков, от бытового мусора, потому что это популярное туристическое место. Но вы бы видели, что там туристы делают, что они оставляют после себя! Это абсолютно как бы, мягко сказать, нецивилизованный туризм, ненормальный туризм. То есть за один только день мы три-четыре самосвала бытового мусора оттуда вывозим. И, как оказалось, студентам это очень интересно. Они охотно принимают участие в этих мероприятиях.

Олег Вахрушев: И у нас телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Это Виктор, город Омск. Все проблемы эти, в общем-то, решаются легко и просто. Ничего не нужно придумывать нового. Одним емким словом – это социализм.

Олег Вахрушев: Вот так!

Александр Яшин: Социализм?

Олег Вахрушев: Как вам такое мнение?

Александр Яшин: Честно говоря, не знаю. А что понимать под словом социализм? Социализм в его классическом понимании, либо социализм то, что было, например, у нас? Но это уже был не социализм, мне кажется.

Олег Вахрушев: Тогда, видимо, классический вариант.

Александр Яшин: Гармоничное развитие общества. Устойчивое развитие, устойчивое сообщество. Сочетание инициатив снизу и государства, государственное партнерство, когда государство понимает, что оно должно вести диалог с общественностью, прислушаться к ее мнению, и, в конце концов, государственный аппарат – это наши с вами наемные работники.

Олег Вахрушев: Но об этом мало кто догадывается. И они сами тоже, у меня такое ощущение, мало знают об этом.

Вернемся к практическим делам ваших студентов. Доставляет радость убирать мусор за теми, кто был здесь до тебя.

Александр Яшин: Может быть, не радость, а некое удовлетворение и чувство собственной значимости, потому что видел результат. С одной стороны, красивейшее место природное, действительно памятник природы, один из двухсот в области, с другой стороны, видно, что человек... Это очень показательно, это некая модель, когда видно, что человек делает с собственной природой. На самом деле, нужно ведь сохранять не природу, а нужно человека сохранять, потому что человек делает все, чтобы своими руками вырыть себе могилу, в нее лечь, а потом себя закопать. Потому что ведь глобальный экологический кризис, он уже у дверей буквально.

Олег Вахрушев: Вам не кажется, что именно вот в таких случаях, о котором вы рассказываете - об озере Песчаном, как раз и нужно вводить жесточайшую административную ответственность?

Александр Яшин: Тут я согласен полностью.

Олег Вахрушев: Может быть, тогда пора настала идти во власть и говорить об этом уже откровенно и серьезно?

Александр Яшин: Ну, наверное, да.

Олег Вахрушев: Почему не идете?

Александр Яшин: Мы исходим из того, прежде всего, что любые конфликты, они непродуктивны. И поэтому мы работаем, сотрудничаем, например, с администрацией города и с правительством области, но в рамках абсолютно конструктивного диалога...

Олег Вахрушев: Я не говорю о какой-то конфронтации, упаси бог. Я говорю о том, чтобы сказать: «Господа чиновники, вы посмотрите, что творится - гибнет. Может быть, начнем хотя бы вот с этого локального места, здесь сделаем вот такие штрафные санкции. Может быть, вдруг поможет».

Александр Яшин: Мы пытаемся, на самом деле, уже начинать этот процесс. Например, мы очень активно участвовали и участвуем в создании выполнения плана стратегического развития Екатеринбурга. В частности, мы в рамках одного из наших проектов проводили общественную оценку этого плана. То есть люди города Екатеринбурга, общественность оценивала этот план и формулировала некие проблемы и, может быть, даже пути их решения, и, как оказалось, некоторые желания горожан, ими можно было дополнить этот план. И вот вся эта информация, все эти результаты исследований были переданы в администрацию и там учтены.

Олег Вахрушев: Дело-то в том, почему я так активно к этому всему призываю, мне кажется, что не хватит вас. Любителей и желающих активно поучаствовать, сделать какое-то реальное дело на почве того, чтобы сделать эту землю еще лучше и прекраснее, гораздо меньше, нежели тех, которым на это просто-таки наплевать. Они приедут и опять оставят здесь пару-тройку мешков мусора.

Александр Яшин: Ну, наверное, вы больше правы, чем не правы. Но хотелось бы верить, что все-таки людей неравнодушных будет больше с каждым годом. Потому что здесь же еще наложились наши страшные кризисные времена в России, когда, в общем-то, о какой экологии можно было думать или размышлять человеку, когда ему элементарно нужно было заработать где-то денег, чтобы как-то выжить в это время. И, конечно, вопросы сохранения родной природы, экологии или устойчивого развития отошли если не на второй, то даже на десятый план. Но сейчас, как мне кажется, все это потихоньку возвращается, тем активнее мы должны работать, на самом деле, чтобы это все скорее вернулось.

Олег Вахрушев: Александр, давайте поговорим о других проектах вашего Центра. Вы уже упомянули «Марш парков». Поподробнее, пожалуйста.

Александр Яшин: «Марш парков», вообще говоря, это общественное движение, направленное на помощь и поддержку особо охраняемых природных территорий.

Олег Вахрушев: Это тоже практическое дело?

Александр Яшин: Да, в том числе. Этому движению уже несколько десятков лет, оно началось в США. На самом деле, мне кажется, что этот русский перевод «Марш парков», он... потому что в оригинале это «March for parks», то есть «для парков». И у нас очень активно эта акция проходит вот уже... в 1999 году началась активная деятельность. Это Министерство природных ресурсов Свердловской области. И вот в рамках государственных программ по природосбережению и природоохране мы проводим по поручению министерства и, конечно, в сотрудничестве с министерством вот эту акцию каждый год. То есть она длится непрерывно. Только 22 апреля каждого года проходит фестиваль экологический, потому что это День Земли...

Олег Вахрушев: Помимо всего прочего.

Александр Яшин: Да. И там подводятся итоги того, что сделано за год. Потому что это и практическая работа школьников, студентов помощи особо охраняемым природным территориям, это и конкурсы, посвященные экологическим проблемам, конкурсы рисунков, экологические сказки, стихи, рисунки. Вот первый раз мы объявляем в этом году конкурс фотографии экологической. И я вам могу сказать, что каждый год, так или иначе, в этом «Марше парков» участвует порядка 100 тысяч человек в области.

Олег Вахрушев: В области?

Александр Яшин: В области, да.

Олег Вахрушев: Внушительная цифра.

Александр Яшин: Мы оцениваем это как 80-100 тысяч человек в год. Цифра внушительная.

Олег Вахрушев: Что делают в рамках этого «Марша парков»? Что, они ходят по лесным насаждениям, что-то тоже собирают, что-то чистят, либо что?

Александр Яшин: Помимо всяких конкурсов экологических, природная помощь практическая особо охраняемым территориям заключается именно, да, в проведении каких-то... посадка деревьев, обустройство экологических троп для туристов, чтобы туристы не загрязняли наши парки природные, заповедники, ну и любая другая помощь, в общем, которая определяется теми нуждами особо охраняемой территории буквально на местах. И в основном участвуют школьники, и они помогают таким образом. И через вот эту практическую работу, соприкасаясь с природой, они, в общем-то, как мне кажется, начинают все-таки понимать ценность ее прежде всего для себя.

Олег Вахрушев: И у нас телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Татьяна Степановна. Вы знаете, я хочу задать вопрос человеку, который у вас в студии. На «Уралмаше» есть летний сад. Сейчас его афганцы якобы выкупили и организуют там автостоянку. Сначала был деревянный забор, сейчас уже металлический забор. Вы понимаете, единственное место для отдыха на «Уралмаше» - это летний сад. Потому что ходить в большие парки опасно из-за клещевого энцефалита, а здесь все-таки и близко, и детям вообще некуда выйти. И никого этот вопрос не интересует – ни главу администрации, ни главу города. Я позвонила Евгению Вадимовичу, попросила у него помощи. «Вот соберите подписи». Вы же прекрасно понимаете, как с нашим народом разговаривать и собирать эти подписи. Вы говорите о больших числах людей, привлекаемых к охране природы на Урале, но почему этот маленький клочок земли отдали афганцам, которые извлекают сиюминутную выгоду? Вместо того чтобы вложить деньги на какие-то аттракционы...

Олег Вахрушев: Татьяна Степановна, мы вас поняли. Я только объясню, что «Уралмаш» - это один из крупнейших микрорайонов Екатеринбурга.

Александр, что вы можете сказать по этому поводу?

Александр Яшин: Я могу, пожалуй, только одно сказать, что любые, как выразилась слушательница, клочки и не клочки, а любые зеленые территории на границах города, они имеют особенную ценность. Потому что они несут очень большую защитную функцию прежде всего для здоровья горожан. И мне кажется, что нужно не уничтожать эти места, а наоборот, их увеличивать. И можно же сделать так, чтобы их просто больше становилось, а вовсе не...

Олег Вахрушев: А вот в данном случае может ли чем-то общественная организация (давайте с этого ракурса посмотрим) экологическая как-то защитить этот кусочек зеленый?

Александр Яшин: Ну, здесь прежде всего, мне кажется, жители сами могут что-то сделать. Потому что общественные инициативы, они здесь важны, и, в общем-то, порой или даже зачастую очень эффективны бывают. Например, есть такой инструмент, как Общественная экологическая экспертиза, которая признается законом. Либо какие-то другие методы. Но мне кажется, что здесь прежде всего местное сообщество должно работать и решать эту проблему.

Олег Вахрушев: Понятно.

В ваших проектах, в ваших акциях участвуют школьники, студенты, те, кто только что вышли со студенческой скамьи (я уже просто подвожу итог некий нашей с вами беседы). Но наступает определенный момент в жизни человека, когда он скажет себе, проснувшись утром: «Да, наверное, вот то, что было еще вчера, я это делал в молодости, это мне было интересно, я действительно чувствовал от этого пользу, но сейчас я уже стал солидным человеком, наверное, где-то больше устаю, нежели раньше, у меня дети». Связь времен и поколений не прерывается?

Александр Яшин: Я думаю, нет. Потому что, хорошо, даже если этот человек так себе скажет, то по крайней мере своих детей он будет воспитывать уже немножко по-другому, хотя бы чуть-чуть по-другому, вдобавок к тому, что сам, по крайней мере, этот человек, как мне кажется, пройдя через эти экологические вещи, хотя бы не будет сорить на улице – это уже достижение, это уже этап. И все это будет копиться, мне кажется, с годами и приведет к некому результату очень хорошему. Хочется верить.

Олег Вахрушев: Спасибо. Я желаю вам успеха на вашем поприще.

XS
SM
MD
LG