Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая венерическая болезнь угрожает Европе


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская и гость - директор Санкт-Петербургского Центра простатологии Игорь Князькин.

Ольга Писпанен: Новая венерическая болезнь, раньше известная лишь в развивающихся странах, захватывает Европу. Что такое венерическая лимфогранулема? Готовы ли городские врачи к профилактике и лечению? Об этом мы поговорим сегодня с директором Санкт-Петербургского Центра Простатологии Игорем Князькиным.

Венерическая лимфогранулема или четвертая венерическая болезнь распространяется в Западной Европе. Ранее это заболевание встречалось только в развивающихся странах. Так как болезнь для западных врачей новая, ее часто путают с другими. Готовы ли петербургские венерологи к новой болезни, попыталась выяснить корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Венерические болезни во всем мире относятся к наиболее распространенным инфекциям. Традиционные группы риска - это проститутки и молодые люди, ведущие беспорядочную половую жизнь, при этом не желая или не имея возможности обследоваться и лечиться. Волна инфекций, передающихся половым путем, захлестнула Петербург вместе с перестройкой. Одна из причин - отмена статьи 15-й Уголовного кодекса РСФСР о принудительном обследовании и лечении граждан. Ее отменили, чтобы соблюсти права человека, но больных сразу же стало больше. Правда, в последние 5 лет количество венерических заболеваний среди горожан снижается на 13-14 процентов ежегодно. Но все равно число, например, запущенных больных сифилисом в Петербурге доходит до 111 человек на 100 тысяч населения, в советское время их было 1-2 на 100 тысяч. Говорит заведующий кожно-венерологическим диспансером номер 11 Дмитрий Барухович.

Дмитрий Барухович: Сейчас на первое место выходят инфекции, передающиеся половым путем, не венерические заболевания, а открытые. Количество сифилиса уменьшается, хотя уровень заболеваемости остается очень высокий. Ежедневно мы регистрируем новые случаи. Если раньше в доперестроечный период количество сифилиса было единицы, то сейчас это сотни. На первое место выходят поздние формы - нейро-сифилис, который тяжелее лечится, более тяжелые последствия имеет.

Татьяна Вольтская: В то время как известные болезни становятся все более скрытыми и опасными, появляются и новые инфекции. В Западной Европе все чаще регистрируется болезнь, передающаяся половым путем, раньше известная лишь в развивающихся странах - это венерическая лимфогранулема. Часто ее путают с раздражением кишечника, потому что это новое явление для западных врачей. Российские врачи тоже о ней почти не слышали.

Дмитрий Барухович: Последний год не слышал, не выявлялась.

Татьяна Вольтская: В Англии из 19 случаев лимфагранулемы 17 сопровождались диагнозом СПИДа. В последние месяцы случаи заболевания появились в Нидерландах, Бельгии, Франции, Швеции, Германии и США. Это хломидийная инфекция, которая передается при незащищенных половых контактах, главным образом, между мужчинами-гомосексуалистами, но и гетеросексуалы от заражения не гарантированы.

Ольга Паспанен: Игорь, вы знаете что-то об этой болезни?

Игорь Князькин: Конечно. Я хочу поправить ваших коллег в том, что это болезнь не развивающихся стран. Дело в том, что если бы развитые страны располагались в Юго-Восточной Азии, или в Африке, или в Латинской Америке, или, кстати, в Австралии, совсем уж не относится к развивающимся странам...

Ольга Паспанен: Это информационное сообщение.

Игорь Князькин: Дело не в развивающихся странах, а в странах с теплым климатом эта инфекция была распространена. Кстати, для наших слушателей, чтобы было понятно, первая венерическая болезнь - сифилис, вторая - гонорея, третья - мягкий шанкр и четвертая венерическая болезнь, которая была открыта в 50-е-70-е годы, вызывает это заболевание хламидия трахоматис, то есть хламидийная инфекция вызывает это заболевание. В России, в бывшем Советском Союзе, действительно, "четвертая венерическая болезнь" встречалась очень редко. Зачастую за счет привнесения. Но в связи с тем, что наши туристы выезжают очень часто за рубеж и в последнее время в теплые страны, в страны Юго-Восточной Азии... Я помню один случай, когда мой пациент, привез подобную инфекции. В 2001 году это был единственный случай в Петербурге. Выглядит очень серьезно, несколькими стадиями проходит это заболевание. Кстати, россияне сталкиваются с друзьями этой инфекции - с такими же хламидиями, только в других вариантах, которые вызывают хламидийные поражения.

Ольга Паспанен: Насколько она опасна? Дело в запущенности или незапущенности?

Игорь Князькин: Хочу сразу сказать, что это заболевание лечится. Лечится хорошо, прекрасно, прогноз благоприятный, особенно если на первой стадии сразу обращается пациент. Другой вопрос, что...

Ольга Паспанен: Главное, наверное, чтобы диагноз правильно поставили?

Игорь Князькин: Другой вопрос, что выглядит это заболевание. Первая стадия знаете как проявляется? Как грипп. Пациент ничего не чувствует. Потом появляются на половых органах мужчины или женщины такие небольшие образования, уплотнения. Иногда на них тоже не обращают внимания. Потом уже на второй стадии через месяц-полтора, через четыре месяца может появиться такое увеличение лимфатических узлов в паху вплоть до их гнойного расплавления и так далее. Но лечится замечательно антибиотиками тетрациклинового ряда, тем же эритромицином. Главное, чтобы вовремя был поставлен диагноз.

Ольга Паспанен: Главное, чтобы был поставлен правильный диагноз, потому что информагентства отмечают, что просто западные врачи, так как не сталкивались с такой болезнью, не могут поставить правильный диагноз.

Игорь Князькин: Это первое. А второе, знаете в чем проблема?

Ольга Паспанен: А здесь в КВД даже и не знают о том, что есть такая болезнь.

Игорь Князькин: Да, и диагностика не поставлена на должный уровень. А вот еще проблема в чем. Как вы думаете, почему именно в западных странах это происходит? Разрушение института семьи к этому приводит. Дело в том, что все врачи, кто занимается лечением, диагностикой подобных заболеваний, прекрасно знают, что нужно работать в очаге эпидемическом. Очаг - это те партнеры половые, с которыми контактирует больной. Врач обязан работать не только с этим пациентом, а выявлять активно всех заболевших, тех, кого он мог заразить, или тех, кто заразили его.

Ольга Паспанен: В советское время это было в обязательном порядке. А сейчас-то нет.

Игорь Князькин: Существовал институт семьи. Когда институт брака и семьи распадается, совершенно нормальным явлением является ведение такой жизни - сошлись, разошлись, пожили, разбежались. Я очень часто на своих приемах сталкиваюсь с ситуацией. Заразила женщина мужчину. Надо бы, конечно, ее привести, говорю пациенту. Да ладно, я с ней пожил полгода, все, не хочу видеться с ней. И он не приведет ее, не сообщит ее адрес, телефон. Даже если сейчас будет введено что-то там в виде обязательного, принудительного лечения, во-первых, это невозможно в условиях правового государства, а во-вторых, невозможно даже врачу выявить. Он не знает, где она живет, они поссорились, разбежались. У него уже другая женщина.

Ольга Паспанен: У нас есть звонки. Давайте послушаем. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Насколько я понимаю, презерватив в этом деле не последнюю роль играет. Скажите, какими вы презервативами пользуетесь?

Игорь Князькин: Рекламу давать мы не будем в эфире этим фирмам. Хочу сказать, что самые лучшие презервативы - это латексные презервативы, которые производятся там же в Юго-Восточной Азии, откуда эта инфекция к нам поступает, заскакивает порой. Надо использовать хорошие фирмы, дорогие презервативы.

Ольга Паспанен: Насколько сегодня хороша ситуация с обменом информации среди венерологов КВД Петербурга?

Игорь Князькин: Хочу сказать, что у нас в России, в отличие от европейских стран, существует законодательство, обязывающее всех врачей - урологов, венерологов, гинекологов, инфекционистов - всех, кто связан каким-то образом с диагностикой и лечением подобных заболеваний, при выявлении случаев заболеваний, передаваемых половым путем, составлять список, разрешается анонимно, под другой фамилией. Статистика ведется в России. Это позволяет как-то учитывать.

Вот в отношении сифилиса. Говорилось, что якобы высокий уровень. Самый высокий уровень сифилиса в России выявлен был в 1995 году. Тогда составлял он 264 выявленных случая на 100 тысяч населения. К примеру в 1990 году это было 14 человек на 100 тысяч, а в 1995 - 264.

Ольга Паспанен: Почему такая вспышка? Потому что все стало дозволено, все захотелось попробовать?

Игорь Князькин: Вы же помните начало 90-х. Сейчас, казалось бы, все должно быть хорошо, время проходит. Тем не менее, все-таки в последние годы опять наблюдается определенная вспышка. Бояться этого не нужно. Наука эпидемиология, наука о распространении, течении заболевания в популяции человеческой, говорит о том, что многие заболевания, инфекции имеют некую такую хронологическую последовательность. Определенные периоды вспышки бывают через 5, через 10 лет. Так что, в 1995 году была вспышка, примерно сифилис имеет вспышки в Советском Союзе, в частности, некие такие раз в 10 лет, раз в 15 лет. Это все ожидаемо.

Ольга Паспанен: То есть ожидаемо сейчас?

Игорь Князькин: Да, ожидаемо.

Ольга Паспанен: Насколько часто петербургские врачи - венерологи, урологи - проходят некую переаттестацию, как бы повышение квалификации?

Игорь Князькин: Раз в 5 лет каждый врач обязан проходить сертификационный цикл.

Ольга Паспанен: Почему так редко?

Игорь Князькин: Как же редко?

Ольга Паспанен: Все-таки достаточно быстро, наверное, развиваются какие-то болезни?

Игорь Князькин: Сложно сказать. В Медицинской академии после дипломного образования, нашему городу повезло, у нас существует уже больше 100 лет академия повышения квалификации врачей, многие врачи считают, что слишком часто раз в 5 лет. Кстати, повышение квалификации для врача, скажем, гинеколога, уролога, венеролога, стоит от 12 до 15 тысяч рублей. Для врача КВД это большая сумма, для врача поликлиник тоже. Раз в 5 лет достаточно для того, чтобы ознакомиться со всеми новинками. Более того, многие представители фармацевтических фирм постоянно посещают врачей, специально приходят, просвещают, рассказывают о новых лекарственных препаратах.

Ольга Паспанен: Здесь двоякая ситуация. Представители фармацевтических фирм понятно, что они преследуют свои интересы.

Игорь Князькин: Естественно. Но с другой стороны, должен вам доложить, что если говорить о лечении инфекций, передающихся половым путем, то не такой уж и великий выбор этих средств. Биологическими добавками не лечится, нужны очень серьезные химиотерапевтические антибактериальные средства. Конечно, появление новинки на нашем рынке - это всегда хорошо. Знаете, почему? Потому что инфекции привыкают к антибиотикам. Мы столкнулись с проблемой, когда трудно лечить хламидиоз генитальный, потому что обычный тетрациклин перестал действовать на некоторые виды хламидий у некоторых пациентов. например, трихопол тоже не действует при трихомонозе. В 60-е - 70-е годы он действовал, сейчас не действует, появляются новые препараты. Их не так уж и много. Поэтому любая новинка, зарегистрированная на отечественном фармацевтическом рынке, всегда воспринимается с восторгом, потому что инфекция не знает этого еще. Она не ведает, значит, ее можно уничтожить этим препаратом.

Ольга Паспанен: Игорь, по словам западных врачей, в группу риска в этом заболевании составляют в основном все-таки наркоманы и гомосексуалисты. Я понимаю, что в Петербурге еще практически не было этого...

Игорь Князькин: Если говорить о венерической лимфогранулеме, о которой мы начали говорить, то наркоманы как таковые и не являются группой риска. Они передают СПИД чаще всего через зараженный шприц. А эта инфекция передается половым путем. Вот гомосексуалисты - да. Но должен сказать, что даже не они являются основными источниками, а беспорядочные половые связи. По данным российских специалистов, чаще всего это мужчины, ведущие беспорядочную половую жизнь, которая бывает в разных странах. По данным западных специалистов, тоже.

Помнится, я побывал когда-то в Таиланде и видел, как немецкие господа, немецкие мужчины в большом количестве, окруженные тайками, куда-то там отправлялись регулярно вечером.

Ольга Паспанен: Думаю, что это не только немецкие господа, любой национальности.

Игорь Князькин: Российские меньше. По статистике, конечно, больше из Европы. Они и привозят чаще всего эти инфекции, в том числе и лимфогранулему венерическую. На первом месте все-таки среди источников распространения это проститутки. Раздаются голоса в нашем обществе все чаще и чаще о том, что необходимо легализовать проституцию и так далее, таким образом бороться с венерическими заболеваниями.

Ольга Паспанен: Тогда была бы возможность хотя бы контролировать их здоровье.

Игорь Князькин: Знаете, как это старо. Когда-то в 19-м веке наш выдающийся сифилидолог, краса и гордость отечественной и мировой сифилидологии Вениамин Михайлович Тарновский, профессор медико-хирургической императорской академии, был таким сторонником регламентации. Все прекрасно понимали, что она была тогда легализована, а регламентировать, то есть в определенные рамки засадить проституток, обследоваться. Действительно, это было выполнено. Во врачебно-полицейских комитетах, которые существовали в пяти городах российских, в Москве, в Петербурге, в Нижнем Новгороде, а также в Риге и Вильнюсе существовали такие комитеты, где проституткам надлежало два раза в неделю обязательно обследоваться. Тогда не было никаких методов диагностики, тем не менее, специалисты того времени понимали, что необходимо регулярно их обследовать. Существует инкубационный период этих заболеваний. В основном, из-за сифилиса была регламентирована проституция. Кстати, они не добились успеха.

Я написал книгу по истории петербургской проституции, я об этом пишу в этой книге, рассказываю о том, что не удалось достичь успеха ожидаемого. Да, сосчитать проституток удалось, это, конечно, тоже хорошо, хотя бы знать сколько их. В Петербурге на начало 20-го века на 1903 год приходилось 150 тысяч проституток, причем, и приезжающих и уезжающих.

Ольга Паспанен: Игорь, вот уже несколько видела сообщений и предупреждений венерологов разных о том, что (возвращаясь все-таки к сифилису) о том, что в Петербурге не самая лучшая ситуация с сифилисом. Как в "смутные времена", говорят некоторые врачи. Вы уже объяснили, что это нормальный ход истории, нормальная волнообразная эпидемия. Но, тем не менее, все-таки почему такая опасная ситуация?

Игорь Князькин: Не только законное повышение периодическое уровня заболевания, нет. Естественно, имеет значение много факторов. Посмотрите, около метро продается сколько газет и журналов с рекламой секс-услуг, причем не просто массажных салонов, а напрямую секс-услуг. Мой опыт общения с проститутками говорит о том, что многие клиенты почему-то даже очень интеллигентные мужчины не хотят использовать презерватив. Поразительное дело. На первом месте, наверное, выступает среди причин невежество.

Ольга Паспанен: Это серость такая?

Игорь Князькин: Да.

Ольга Паспанен: Или русский пофигизм, русский авось?

Игорь Князькин: Интеллигентные, с деньгами, казалось бы, образованные, которые прекрасно знают, что такое презерватив и для чего его нужно использовать, но он его не использует. Проститутки с проспекта ведь сплошь больны СПИДом, алкоголички и наркоманки, говорят о том, что мы достаем презерватив из сумочки, пожалуйста, а они отказываются. Странное отношение. Я думал, что это такая русская натура, некое стремление такое к самоуничтожению. Что-то в этом есть, наверное, от Достоевского.

Ольга Паспанен: Может быть, просто серость, действительно? Ведь никогда не объясняли, как нужно себя вести.

Игорь Князькин: А знаете в чем причина? Дело в том, что в деле распространения венерических заболеваний, в проблеме проституции, в проблеме измены, если хотите, супружеской (много аспектов у этого дела) как нигде ни в каком другом социальном явлении сходятся в одно место, в один эпицентр все человеческие пороки - алчность, жадность, похоть и невежество. Удивительно. Бороться-то нужно соответствующими путями. У нас ведь в стране до сих пор не существует принятой в школах программы сексуального воспитания. Об этом много говорят давно.

Ольга Паспанен: Как-то мне рассказывали, что на один год ввели предмет личной гигиены, где даже разделяли мальчиков и девочек по разным классам, но быстренько это дело прикрыли.

Игорь Князькин: Хотя бы что-то. Сейчас многие родители скажут: "Как так, зачем детям говорить?" Да, нужно говорить. По данным нашего центра "Ювента", который занимается девочками-подростками, мальчиками, выявлением и лечением заболеваний, передаваемых половым путем в том числе, и абортами. Так, по их данным, увеличивается количество среди дошкольников. По данным учителей, если поговорить с ними, во многих школах очень рано вступают в половую связь, раньше этого не было. При этом дети не знают основ, они невежественны, никто с ними не занимается. Вот вам и еще одна причина.

Вторая причина, с которой вряд ли нам удастся побороться, это похоть человеческая. Это уже биологическая причина. Вот почему трудно побороть венерические болезни. Биологическая причина очень серьезная.

Ольга Паспанен: Можно же просто провести профилактику среди похотливых.

Игорь Князькин: Кстати, в отношении профилактики. Скажем, порвался презерватив, то врачи рекомендуют такие средства, как мероместин, хлоргекседин, обработка. Обычное мочеиспускание после полового акта и омывание половых органов снаружи теплым мыльным раствором без презерватива для мужчины является неплохим средством профилактики, которое с давних пор использовалось при профилактике многих венерических заболеваний, просто об этом нужно помнить.

Ольга Паспанен: К вам обращаются уже когда приспичило? Понятно, что там уже болезнь на стадии начальной. Или люди чаще приходят именно обследоваться?

Игорь Князькин: В последние годы, все-таки благодаря средствам массовой информации и благодаря вам в том числе (на Первом канале телевидения об этом не говорят, там мы слышим только хорошие новости) люди начинают задумываться. Зачастую реже стали появляться в процентном отношении пациенты с имеющейся патологией, явно выраженной болезнью, передаваемой половым путем, а стали появляться мужчины, женщины и даже молодежь, которые хотят просто обследоваться. "У меня была связь". "Есть жалобы?" "Нет, но я как-то побаиваюсь, мало ли что". Это хорошо, когда население об этом думает. Люди стали выделять средства для этого. И не такие уж это большие средства. У нас в центре исследование на хламидии стоит 300 рублей, высококачественное, серьезное, самое современное, которое позволит сделать вывод.

Ольга Паспанен: Еще существует такое мнение, что потенциальные пациенты просто боятся даже идти в КДВ, потому что считают, что их там заразят.

Игорь Князькин: Не совсем. Еще одна есть причина распространения инфекции - исчезло бесплатное лечение венерических заболеваний. Даже регламентированное бесплатное обследование в КВД, оно регламентировано только на бумаге. К сожалению, на сегодняшний день это большое упущение. Можно, конечно, платно лечить, оперировать аппендицит и так далее, что часто встречается в наших государственных больницах, но вензаболевания нужно было оставить, заставить лечить в КВД.

Ольга Паспанен: Как раз самые социально незащищенные слои населения уже не могут.

Игорь Князькин: Они не могут лечить платно эти заболевания.

Ольга Паспанен: Игорь, мы заговорили о социально незащищенных слоях населения, у которых, скорее всего, самый большой процент заболеваемости такими венерическими заболеваниями?

Игорь Князькин: Конечно. Как-то раз мне удалось побывать в такой квартире коммунальной. Живет семья в двух комнатах. Женщина 40 с лишним лет за свою жизнь 15 детей родила, пятерых у нее отобрали, лишили материнства, десять осталось, двое из них 4-5-летних ни разу не выходили на улицу, а 10-15-летние девочки занимаются проституцией прямо тут же в этих же комнатах. Они на первом этаже живут. Ночью к ним лезут прямо в окна солдаты из близлежащей части. В центре города расположена эта квартира. Безобразие. Никто там не использует никакие презервативы, они болеют разными заболеваниями. Это семья, с которой нужно работать. Это очаг. С ними никто не работает. Местный КВД ими не интересуется.

Ольга Паспанен: Понятно, что раньше могли в принудительном порядке отправить лечиться. Сейчас они имеют право на это?

Игорь Князькин: Даже если они обратятся в КВД, еще раз говорю, регламентировано в городских КВД лечение бесплатное сифилиса. Но этого нет на деле. Я не видел ни одного пациента в последнее время, которого бы направлял КВД к нам, которого бы лечили от какой-либо инфекции, передаваемой половым путем, бесплатно. Нет этого. Это пустые разговоры.

Более того, коммунисты на заре советской власти, когда создавали государство свое, боясь, видимо, сифилиса (известно, что многие из них страдали сифилисом, в том числе и Ульянов-Ленин спинной сухоткой, это последняя стадия сифилиса), они первым делом ввели лечение. На улице Восстания больница КВД находится во дворце. Это же нужно было так бояться венерических болезней, что первым делом начать бороться с этим вензаболеванием, и бесплатно диагностировать, обследовать, лечить этих пациентов. Нынешние власти, видимо, не боятся венерических заболеваний. Они железные. Если бы боялись власти чего-то, в том числе и вензаболеваний, может быть, боролись бы с ними.

Ольга Паспанен: В России было создано первое общество венерологов в Петербурге.

Игорь Князькин: Да, Вениамином Тарновским, которого мы сегодня с вами вспоминали.

Ольга Паспанен: Потому что была такая неблагоприятная ситуация в Петербурге, или такие продвинутые врачи?

Игорь Князькин: Ситуация была неблагоприятная в России. Она и в Европе была очень серьезная и с сифилисом, и с гонореей. Но гонорея - давний российский друг. Сифилис существует несколько сотен лет. В конце 19-го века в Петербурге достиг своего апогея. Больных было очень много. Причем рождалось большое количество детей с врожденным сифилисом. Поэтому это не могло не волновать выдающихся специалистов в этой отрасли.

Ольга Паспанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Владимир из Москвы. Прошла Великая Отечественная война, наши войска прошли большую территорию. Там, конечно, было очень много случаев контактов. Но уже в 50-х годах это уже было редкость. Надо вернуться к старому. Сделать закрытые больницы, в которых люди, которые не хотят лечиться, их туда надо помещать. Второе. Надо восстановить профилактические пункты. Ведь не только венерические заболевания, но и гепатит передается половым путем.

Игорь Князькин: Гепатит В и С, правильно.

Слушатель: А что делается у нас в Москве. Туалеты закрыли, сделали бутики. Женщина заходит в туалет пластмассовый, где все обосрано, она вытирает себя бумажкой и берется за ручку. Мужчина берется за член и опять за эту ручку.

Игорь Князькин: Понятно, но это не главный путь передачи. Контактный путь передачи за ручку и за член не является главным путем передачи этих заболеваний. В отношении туалетов. Да хоть бы их все позакрывали. Знаете, почему? Скажем, петербургские общественные туалеты - это по существу свидание гомосексуалистов, где без презервативов контактируют друг с другом. Скажем, законодательно закрепить наличие туалетов во всех магазинах - хорошо, почему бы нет.

Ольга Паспанен: Кстати, новое сообщение в газете о том, что обяжут все заведения общественного питания пускать желающих в свои туалеты.

Игорь Князькин: Так и должно быть, конечно.

Ольга Паспанен: Большое спасибо.

XS
SM
MD
LG